ЛитМир - Электронная Библиотека

Фрэнк уставился на человека, медленно поднимающегося на ноги. Это был не Джек. Человек был в форме, в одной руке он держал пистолет, в другой – коробку. Пальцы Фрэнка напряженно сжимали собственное оружие; он не отводил глаз от пистолета незнакомца. Фрэнк, стараясь не шуметь, двинулся вперед. Он не делал этого уже довольно давно. В сознании мелькнули образы жены и трех дочерей, но он отогнал их прочь. Ему необходимо было сосредоточиться.

Наконец, он достаточно близко подошел к незнакомцу. Он молил Бога, чтобы его участившееся дыхание не подвело его. И направил пистолет на широкую спину.

– Не двигаться! Я из полиции!

Повинуясь, человек застыл на месте.

– Положи пистолет на пол, рукояткой вперед! Если увижу твой палец у спускового крючка, продырявлю тебе голову! Выполняй. Быстро!

Пистолет медленно опустился на пол. Фрэнк наблюдал за его перемещением, дюйм за дюймом. Затем в глазах у него потемнело. Его голова дернулась, он пошатнулся и рухнул на пол.

Услышав звук, Коллин медленно обернулся и увидел Билла Бертона, державшего пистолет за ствол. Он взглянул на Фрэнка.

– Пойдем, Тим.

Коллин неуверенно поднялся на ноги, посмотрел на лежащего полицейского и направил свой пистолет на голову Фрэнка. Его остановила тяжелая рука Бертона.

– Он полицейский. Мы не убиваем полицейских. Мы вообще больше никого не убиваем.

Бертон сверху вниз посмотрел на своего коллегу. Неприятные мысли пронеслись в голове у Бертона при виде того, как охотно и легко его молодой напарник свыкся с ролью хладнокровного убийцы.

Коллин медленно пожал плечами и засунул пистолет в кобуру.

Бертон взял коробку, посмотрел на следователя, а потом на скорчившегося на полу бездомного. Он презрительно покачал головой и укоризненно взглянул на своего напарника.

Через несколько минут они ушли. Сет Фрэнк громко застонал, попытался подняться и вновь потерял сознание.

Глава 28

Кейт лежала в постели. Сон не шел. На потолке спальни стремительно проносились видения, одно ужаснее другого. Она взглянула на маленькие часы, стоящие на тумбочке. Три часа ночи. Не полностью задернутая оконная штора приоткрывала угольную черноту ночи. Она слышала, как по оконному стеклу стучат капли дождя. Звуки, обычно уютные и успокаивающие, теперь лишь дополняли беспрерывное постукивание в ее голове.

Когда зазвонил телефон, она пошевелилась не сразу. Казалось, ее тело слишком отяжелело, чтобы сдвинуться с места, будто кровь перестала течь по сосудам. На мгновение ей с ужасом почудилось, что ее разбил паралич. Наконец, после пятого звонка она заставила себя поднять трубку.

– Алло. – Голос у Кейт дрожал, готовый в любой момент оборваться; ее нервы полностью сдали.

– Кейт, помоги мне.

* * *

Четыре часа спустя они сидели в маленьком кафе около Фаундерз-парка, на месте их первого свидания после долгой разлуки. Погода ухудшилась: пошел тяжелый, густой снег, который сделал езду на автомобиле крайне опасной, а перемещаться пешком отваживался лишь тот, кто был поставлен в безвыходное положение.

Джек смотрел на нее. Капюшон пальто был опущен, но лыжная шапочка, длинная щетина и очки с толстыми стеклами настолько скрывали черты лица Джека, что Кейт не сразу узнала его.

– Ты уверена, что за тобой не следили?

Он встревоженно посмотрел на нее. Клубящийся над чашками кофе пар мешал ей видеть его, но она не могла не заметить, как напряжено его лицо. Было ясно, что нервы его натянуты до предела.

– Я сделала все как ты сказал. Подземка, два такси и автобус. Если кто-то следил за мной при такой погоде, он – сверхчеловек.

Джек поставил свою чашку на стол.

– Судя по тому, что я видел, такое вполне возможно. Разговаривая по телефону, он не стал называть место их встречи. Теперь он понял, что они прослушивают всех, связанных с ним. Он лишь упомянул об “обычном” месте, надеясь, что Кейт поймет его, и она действительно поняла. Джек посмотрел в окно. Каждый прохожий, казалось, таил в себе угрозу. Он подвинул к ней свежий номер “Пост”. На первой странице была сенсационная статья. Когда Джек впервые ее прочитал, он затрясся от гнева.

Сет Фрэнк лежал в больнице университета Джорджа Вашингтона, его состояние не вызывало опасений. Он перенес сотрясение мозга. Бездомному мужчине, пока еще не опознанному, повезло гораздо меньше. А гвоздем материала был Джек Грэм, маньяк-убийца. Прочитав статью, Кейт подняла глаза на Джека.

– Нам нужно уходить отсюда. – Он посмотрел на нее, допил кофе и встал.

Они вышли из такси около мотеля Джека на окраине старой части Александрии. Беспрестанно оглядываясь по сторонам, они дошли до его комнаты. Закрыв дверь на ключ и задвижку, он снял шапочку и очки.

– Боже мой, Джек, как скверно, что тебя впутали в эту историю.

Она дрожала; даже на расстоянии он видел, как ее трясет. Не задумываясь, он обнял ее, и вскоре почувствовал, что она успокаивается и расслабляется. Он взглянул на нее.

– Я впутался в это сам. И теперь мне всего лишь необходимо выпутаться. – Он попытался улыбнуться, но не смог рассеять ее страх за него; не смог избавить от жуткой мысли, что он вскоре может последовать за ее отцом.

– Я оставила тебе несколько сообщений на автоответчике.

– У меня и мысли не было их проверять. В течение следующего получаса он рассказывал ей о событиях последних дней. При упоминании о каждой новой опасности ее глаза все больше и больше наполнялись ужасом.

– Боже мой!

На мгновение они замолчали.

– Джек, как ты думаешь, кто за всем этим стоит?

Джек покачал головой.

– У меня в голове целая связка ниточек, но ни одна из них пока никуда не привела. Надеюсь, положение изменится. Скоро.

Обреченность, с которой он произнес последнее слово, подействовала на нее, как пощечина. Она увидела ее и в его глазах. Их выражение сказало ей, что, несмотря на маскировку, осмотрительность при передвижении, несмотря на всю его смекалку, они найдут его. Либо полицейские, либо те, кто хотел его убить. Это было лишь вопросом времени.

– Но, по крайней мере, если они получили то, что искали?.. – неуверенно произнесла она и посмотрела на него почти умоляюще.

Он вновь лег на кровать, вытянул гудящие от усталости руки и ноги, которые, казалось, больше ему не принадлежат.

– Я же не могу с уверенностью на это положиться, ведь так, Кейт?

Он сел на кровати и взглянул на противоположную стену, где висела дешевая картинка с изображением Иисуса. Как бы ему сейчас пригодилось вмешательство свыше... Всего лишь небольшое чудо...

– Но ты же никого не убивал, Джек. Ты говорил мне, что Фрэнк это уже установил. И полицейские округа Колумбия тоже установят.

– Так ли, Кейт? Фрэнк-то меня знает! Он меня знает, и даже в его голосе сначала звучало сомнение. Он подумал о стакане, но нет никаких свидетельств, что кто-то поработал с ним и с пистолетом. С другой стороны, существуют явные, практически неопровержимые доказательства, что я убил двоих человек. А с учетом прошлой ночи даже троих. Мой адвокат посоветует мне во всем сознаться и надеяться на срок от двадцати лет до пожизненного заключения с возможностью взятия на поруки. Я бы и сам это посоветовал. Если я пойду под суд, у меня не будет никаких шансов. Просто набор догадок в попытке соединить Лютера, Уолтера Салливана и все остальное в картину, согласись, чудовищного заговора. Судья поднимет меня на смех. Присяжные меня и слушать не будут. Тут действительно нечего слушать.

Он поднялся и прислонился к стене, засунув руки в карманы. Он не смотрел на нее. Над всеми его краткосрочными и долгосрочными планами висела тень Судного дня.

– Я умру в тюрьме стариком, Кейт. Конечно, если доживу до старости, в чем я сильно сомневаюсь.

Она села на кровать, положив руки себе на колени. Стон застрял у нее в горле: она осознала полную безнадежность положения. Они шли ко дну, словно камень, брошенный в темную, глубокую заводь.

99
{"b":"2483","o":1}