ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
Воображаемые девушки
Таинственная история Билли Миллигана
Сквозь аметистовые очки
Призраки Сумеречного базара. Книга первая
Безумству храбрых
Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда
Стокер и Холмс. Механический скарабей
Призрак Канта
A
A

— И винить их за это не приходится, — сказала Гвен, подходя к мужчинам.

— Совершенно верно, мадам, — сказал Стрейт, прикладывая два пальца к полям своей ковбойской шляпы.

Забравшись в кабину одного из трейлеров, Стрейт подал знак к отправлению. Веб и Кэнфилды в полном молчании наблюдали за тем, как караван, тронувшись с места, проехал по главной дороге и выехал за пределы Ист-Уиндз. Взглянув на Гвен, Веб увидел печаль в ее глазах.

— Вы в порядке? — спросил Веб.

— Я всегда в порядке, да и впредь не собираюсь сдаваться, Веб. — Она скрестила руки на груди и пошла в противоположную от большого дома сторону, в то время как ее муж, напротив, зашагал к дому.

Веб стоял и наблюдал за тем, как муж и жена удалялись друг от друга, следуя каждый своей дорогой.

38

Романо подобрал Клер в назначенном месте и повез ее в Ист-Уиндз, время от времени поглядывая в зеркало заднего вида, чтобы выяснить, нет ли за ними слежки.

Клер бросила взгляд на руку Романо и спросила:

— И когда же вы окончили колледж при Колумбийском университете?

Романо удивленно поднял брови, проследил за ее взглядом и увидел, что она смотрит на кольцо у него на пальце.

— В наблюдательности вам не откажешь. Я действительно окончил колледж при Колумбийском университете. Но это было так давно, что я уже начинаю в этом сомневаться.

— Я тоже там училась. Хорошо все-таки быть студентом и учиться в Нью-Йорке, верно?

— Уж чего лучше, — согласился Романо.

— Какая у вас была специальность?

— Какая разница? Я с трудом поступил в колледж, с трудом его окончил и все уже забыл.

— На самом деле вы, Пол Амадео Романо, поступили в колледж в возрасте восемнадцати лет и окончили его через три года в числе лучших учеников по специальности «политология». Ваша дипломная работа называлась «Основы политической философии в работах Платона, Гоббса, Джона Стюарта Миллза и Фрэнсиса Бэкона». После этого вы были приняты в Академию политологии им. Кеннеди при Гарварде, но занятия не посещали.

Романо окинул ее ледяным взглядом.

— Терпеть не могу, когда обо мне наводят справки.

— Врач должен знать не только своего пациента, но и людей, которые составляют его ближайшее окружение. Если уж Веб послал за мной вас, то вы, должно быть, пользуетесь у него безусловным доверием. По этой причине я села за компьютер и, несколько раз щелкнув мышкой, кое-что о вас узнала. Но не беспокойтесь — допуска к секретной информации у меня нет.

Романо продолжал посматривать на нее с подозрением.

— На свете найдется не так много людей, которые отказались бы продолжить образование в Гарварде.

— А меня никогда к большинству и не причисляли.

— Так почему же вы отказались от Гарварда? Насколько я знаю, вам была назначена стипендия, значит, деньги тут ни при чем.

— Я не пошел в Гарвард, потому что мне надоело учиться.

— И решили посвятить себя военному делу?

— Ну и что? Разве я такой один?

— На военную службу поступают люди, которые не имеют возможности получить высшее образование. Но те, кто с отличием окончил колледж и получил государственную стипендию в Гарварде, этого обычно не делают.

— Я родом из большой итальянской семьи, и у нас свои приоритеты. Традиции, если хотите, — негромко сказал он. — Жаль только, что некоторые люди слишком поздно о них вспоминают.

— Значит, вы старший сын в семье?

Романо снова одарил ее не слишком любезным взглядом.

— Опять мышкой щелкнули? Знали бы вы, как я ненавижу все эти компьютеры!

— Компьютер здесь ни при чем, мистер Романо. Обыкновенная дедукция. Вы вот упомянули о большой итальянской семье со своими приоритетами и традициями. Но забыли добавить, что в таких семьях на старшего сына возлагаются определенные надежды, которые он должен оправдать. Поскольку вы сказали, что некоторые люди слишком поздно вспоминают о традициях, я сделала вывод, что вы учились в колледже против воли отца, но, когда он умер, вас стала мучить совесть, и вы ушли из академии, чтобы заняться тем, к чему готовили вас родители. Кольцо с гербом колледжа у вас на пальце, возможно, свидетельствует о том, что вы не до конца склонились перед отцовской волей и до сих пор не оставили мечты о какой-то другой, лучшей жизни.

— Ох, не нравятся мне ваши хитрые подходцы, док...

Клер некоторое время молча его рассматривала.

— А вы не замечаете, что временами разговариваете как совершенно необразованный человек?

— И опять вы не на те кнопки давите.

— Извините, если что не так сказала, но вы ужасно меня заинтересовали. Веб тоже человек очень интересный и необычный. Полагаю, это напрямую связано с вашей профессией. То, чем вы зарабатываете себе на жизнь, требует неординарного характера.

— Вы тоже необычная, док. Так и норовите в душу залезть. Но я не ваш пациент. Тогда какого черта вы так стараетесь?

— Из любопытства. Да будет вам известно, что любопытство к внутреннему миру людей, которые меня окружают, является неотъемлемой частью моей профессии. Я это к тому, что обидеть вас ни в коем случае не хотела.

Некоторое время они ехали молча.

— Мой старик, — сказал Романо, — больше всего на свете хотел стать копом.

— Он служил в полиции Нью-Йорка?

Романо покачал головой.

— В том-то и дело, что не служил. Он ведь всего девять классов окончил, да и сердце у него было неважное. Поэтому он всю жизнь вкалывал в доках, выгружая с траулеров контейнеры с мороженой рыбой, но работу свою ненавидел. Полицейская форма его буквально завораживала, и он ни о чем другом думать не желал.

— И по той причине, что он не мог носить ее сам, он хотел, чтобы вместо него в нее облачились вы?

Романо мельком взглянул на Клер и кивнул.

— Но мать имела на меня другие виды. Она не хотела, чтобы я работал в доках, но точно так же не хотела, чтобы я стал полицейским. К тому же и необходимости такой не было. Я хорошо учился в школе, потом поступил в колледж и начал даже подумывать о том, чтобы со временем заняться преподавательской деятельностью.

— А потом ваш отец умер, верно?

— Да, его мотор окончательно сдал. Я навестил его в госпитале перед смертью. — Романо сделал паузу и взглянул в зеркало заднего вида. — Отец посмотрел на меня и сказал, что я его опозорил. Так прямо и сказал, а потом отвернулся к стене и умер.

— И с его смертью умерла ваша мечта стать преподавателем?

Романо кивнул.

— Но я не смог заставить себя поступить на службу в полицию Нью-Йорка и завербовался в армию. Потом меня перевели в элитную группу «Дельта», а уже оттуда я попал в ФБР и, несколько позже, в ПОЗ. Никакие трудности не могли меня остановить. Чем больше меня старались прижать к ногтю, тем больше я петушился.

— Но вы все-таки стали полицейским — правда, своего рода.

Он внимательно на нее посмотрел.

— Положим, стал. Но я пришел к этому сам и своим путем. — Он немного помолчал. — Не поймите меня неправильно, я любил своего старика. И я не опозорил его памяти. Но я каждый день думал о том, что он сказал мне перед смертью. И от этого мной овладевала такая безысходность, что мне оставалось только кричать — или пойти и кого-нибудь убить.

— Я в состоянии это понять.

— Неужели? Этого вам не понять никогда.

— Вы, конечно, не мой пациент. Тем не менее примите от меня дружеский совет: уходите со службы и живите так, как вам хочется. В противном случае подспудная обида на отца, которая постоянно вас гложет, и другие негативные факторы могут отрицательно сказаться на вашей психике. И тогда в один прекрасный день вы поймете, что причиняете боль не только себе, но и тем, кто вас любит.

Он посмотрел на нее с такой печалью, что это не могло ее не тронуть.

— Боюсь, ваш совет, док, маленько запоздал, — сказал он. — Но насчет кольца вы верно заметили.

* * *

Романо высадил Клер у гаража, а сам отправился в большой дом, чтобы узнать, как обстоят дела у Кэнфилдов. Теперь Клер и Веб сидели в маленькой гостиной на втором этаже и испытующе смотрели друг на друга.

100
{"b":"2484","o":1}