ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Им придется начать взрослеть. — Пиблс посмотрел на Мейси. — Должен тебе заметить, что, когда я вытащил пистолет, мной овладело весьма странное чувство.

— Странное? Тебе что — захотелось ее пристрелить?

— Ты с ума сошел. Я всего лишь ее пугал.

— Помни, когда вытаскиваешь пистолет, то делаешь первый шаг к тому, чтобы пустить его в ход, — сказал Мейси.

— Это твои заботы, Мейси. Ты же глава службы безопасности. Моя, так сказать, правая рука. Ты показал, чего стоишь, когда разработал план похищения Кевина. Кроме того, ты отлично поработал, сколачивая объединенную команду из осколков старых банд. Зато теперь мы в большой силе. Куда до нас Фрэнсису. Мы пойдем дальше его, быстрее и возьмем намного больше. Он — представитель старой школы, своего рода динозавр. А динозавры, как известно, вымерли.

Они свернули в аллею, и Пиблс посмотрел на часы.

— Ну как, к встрече все готово?

— Все уже там. Ты ведь этого хотел?

— Как общий настрой?

— Деловой, хотя кое-кто держится настороже. Ты таки заставил их поволноваться, но они определенно в тебе заинтересованы.

— Это все, что мне требовалось узнать. Отсюда мы начнем столбить свою территорию, а заодно дадим людям понять, что Фрэнсис больше ничего собой не представляет. Настало наше время. Так не будем же его терять. — Тут Пиблс замолчал, поскольку его неожиданно поразила одна мысль. — Слушай, а что эта дама наплела насчет того, что Кевина якобы подменили в аллее на другого ребенка?

Мейси пожал плечами:

— Представления не имею.

— Но ты ведь забрал парня?

— Забрал. И пока он в полной безопасности. Может, хочешь его проведать?

— Нет, я и близко не хочу к нему подходить. Дело в том, что он меня знает. Если что-нибудь пойдет не так и ему удастся встретиться с Фрэнсисом... — Пиблс не закончил фразу, и его черты исказились от страха.

Машина остановилась у дома, где должна была происходить встреча. Мейси вылез из салона, внимательно посмотрел в оба конца аллеи, потом окинул взглядом крыши близлежащих домов. Наконец он знаком показал своему новому боссу, что все чисто, и Пиблс, выбравшись из машины, поправил галстук и застегнул на все пуговицы свой двубортный костюм. Мейси открыл для него дверь, и Антуан Пиблс быстрым шагом занятого человека вошел в здание. Потом они стали подниматься по лестнице; с каждым пролетом Пиблс, казалось, все больше проникался значимостью собственной персоны и надувался от важности. Это был день его триумфа, которого он ждал несколько лет. Он покончил со всем старым и отжившим и, по собственному мнению, стал настоящим двигателем прогресса.

Поднявшись на верхний этаж, он остановился и стал ждать, когда Мейси распахнет перед ним дверь. На этой конспиративной квартире их должны были ждать семь представителей семи преступных группировок, занимавшихся распространением наркотиков в округе Колумбия. Они никогда не работали вместе, удовлетворяясь той долей прибыли, которая поступала к ним от контролируемых ими участков. Соответственно, каждая группировка имела свои собственные источники информации и ресурсы, которыми ни с кем не делилась. Все разногласия между ними разрешались в ходе ожесточенных стычек, когда гремели выстрелы и лилась кровь. Лидеры группировок даже не гнушались прибегать к услугам полиции, если это им было выгодно, и стучали на своих конкурентов. Фрэнсис поступал так же, как все, но Пиблс знал, что такой способ ведения дел не имеет будущего и с точки зрения долговременной перспективы представляет прямую угрозу для бизнеса. И тогда Пиблс решил, что настало его время выйти на авансцену и взять бразды правления в свои руки.

Дверь распахнулась, и Пиблс переступил порог квартиры — места, откуда должно было начаться восхождение его звезды.

Он прошел в комнату для переговоров, огляделся и... никого не увидел. Комната была пуста.

Пиблс даже не успел повернуться и спросить у своего телохранителя, в чем дело, поскольку в следующую секунду к его голове был приставлен пистолет, после чего прогремел выстрел, продырявивший ему череп. Пиблс рухнул на пол, орошая кровью свой шелковый галстук и элегантный костюм бизнесмена новой формации.

Мейси сунул пистолет за пояс и склонился над мертвым телом.

— Я читал Макиавелли, Тван, — произнес он без тени тщеславия, потом выключил свет, вышел из квартиры и сбежал вниз по лестнице. Ему следовало поторапливаться, чтобы успеть на самолет, так как предприятие вступало в свою решающую фазу.

* * *

Веб, сидя верхом на Бу, въехал на вершину небольшого холма и, натянув поводья, остановился рядом с Гвен, которая, как обычно, взяла для прогулки Барона.

Романо остался хозяином дома в «конном центре», где они любовались «корветом», который Романо перегнал на ферму. С тех пор как большинство людей Билли отправились с караваном в Кентукки, ферма обезлюдела, поэтому Веб, заручившись согласием Билли, попросил прислать на ферму несколько агентов Бюро, которые должны были патрулировать ее территорию до возвращения хозяйских работников.

— В это время года здесь особенно красиво, — сказала Гвен, посмотрев на Веба. — Вы, должно быть, думаете, что нам здесь легко живется? Большой дом, прекрасные места, много машин, работников... Казалось бы, катайся верхом да любуйся видами, верно?

Хотя Гвен улыбалась, Веб почувствовал, что она говорит серьезно, и задался вопросом, почему такая самостоятельная и сильная женщина, как Гвен Кэнфилд, нуждается в одобрении человека, которого почти не знает. Вслух он, однако, сказал другое.

— Вы с мужем прошли через тяжкое испытание, потом много работали и теперь наслаждаетесь плодами своего труда. Не в этом ли смысл Великой американской мечты?

— Наверное, в этом, — сказала Гвен, впрочем, без особой уверенности в голосе. Потом она подняла глаза на золотой солнечный диск у них над головой. — А сегодня жарко. — Веб подумал, что эта женщина хочет что-то ему сказать, но не решается.

— Я служу в ФБР, Гвен. Там мало говорят, все больше слушают. Так что слушатель из меня просто образцовый.

Она быстро на него взглянула и сказала:

— Я давно уже ни с кем не откровенничаю. Даже с людьми, которых хорошо знаю.

— Я вас об этом и не прошу, но если вам хочется поговорить, то я к вашим услугам.

Они некоторое время ехали молча, потом Гвен снова придержала лошадь.

— Я все время думаю о судебном процессе в Ричмонде. Если мне не изменяет память, эти ужасные люди из «Свободного общества» пытались вчинить иск даже ФБР?

— Верно, пытались. Их адвокат Скотт Винго, который недавно был убит, хотел превратить уголовный процесс в политическое шоу, но судья сразу это почувствовал и положил этому конец. Однако вмешательство адвоката вызвало у присяжных кое-какие сомнения, прокурор струсил и согласился на сделку. — Веб с минуту помолчал, а потом добавил: — Теперь, впрочем, это уже не имеет никакого значения, поскольку прокурора и судью тоже убили.

Гвен бросила на Веба печальный взгляд.

— А Эрнст Фри, который наделал столько зла, жив и находится на свободе.

— Иногда жизнь кажется довольно бессмысленной штукой, Гвен.

— Мы с Билли прекрасно жили до того, как произошла трагедия с нашим сыном. Но после того, как Дэвида не стало, все переменилось. Иногда я чувствую, что виновата в этом даже больше, чем Билли. Это была моя идея поместить Дэвида в продвинутую школу, где учились представители разных рас и национальностей. Билли-то родился в Ричмонде, в квартале, где жили только белые. Но не поймите меня превратно, — торопливо добавила она. — Он не расист какой-нибудь. Половина водителей и грузчиков, работавших в его компании, были чернокожими, но он относился ко всем своим служащим одинаково. У него был принцип: кто хорошо работает, соответственно и зарабатывает — вне зависимости от цвета кожи. Я вместе с ним навещала семьи цветных, которые получали травмы при аварии или заболевали. Он давал им деньги на лечение и регулярно справлялся об их здоровье. А если его служащие совершали какие-нибудь проступки, он почти никогда их не увольнял, даже если и имел на это право. Он всегда давал провинившимся возможность реабилитироваться, и по этой причине называл себя Королем второго шанса. И, что самое главное, он всегда был рядом со мной — и в хорошие, и в плохие времена.

110
{"b":"2484","o":1}