ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Инстаграм: хочу likes и followers
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Дневник книготорговца
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
Крушение пирса (сборник)
После тебя
Royals
Мама для наследника
A
A

Мужчины, разговаривая, присели на перевернутые мусорные баки. Бейтс вынул из кармана жвачку, с отвращением на нее посмотрел, швырнул ее в мусорный бак, а вместо нее вытащил пачку сигарет и предложил Вебу закурить. Тот отказался.

— Местная полиция знала об объекте, который вы намеревались атаковать? — спросил Бейтс.

Веб кивнул.

— Они знали, где приблизительно находится объект. Да и как могло быть иначе? Ведь они должны были оцепить прилегающую территорию, чтобы под пули не попали случайные люди.

— В том случае, если утечка произошла из местного участка, когда, по-твоему, информация об атаке могла попасть на объект?

— Максимум за час до начала дела.

— Ну, за час такую сложную в техническом отношении ловушку не подготовишь.

— Кто из агентов разрабатывал эту операцию?

— Надеюсь, ты понимаешь, что это имя тебе придется унести с собой в могилу? — осведомился Бейтс, выдержал для выразительности паузу и произнес: — Его зовут Ренделл Коув. Он, можно сказать, наш ветеран. Разрабатывал этот объект изнутри. Здоровенный такой афроамериканец. На улице лучше его никого нет. За то время, что у нас служит, провел, наверное, миллион таких акций.

— Ну и что он об этом говорит?

— Я его не спрашивал.

— Это почему же?

— Никак не могу его найти, — сказал Бейтс, немного помолчал, а потом спросил: — Как ты думаешь, Коув мог знать, когда именно будет нанесен удар по объекту?

Признаться, Веба этот вопрос удивил.

— Ты начальник — и тебе лучше известны такие вещи. Я, со своей стороны, могу лишь сказать, что нас не поставили в известность, что в момент штурма на объекте может находиться наш агент, работающий под прикрытием. Если бы кто-нибудь из таких парней там был, на инструктаже нам бы об этом наверняка сообщили. Во-первых, чтобы мы не укокошили их ненароком, а во-вторых, чтобы не забыли отволочь в кутузку вместе с другими задержанными. Сам понимаешь, обращаться с ними надо как с преступниками, иначе наркобароны заподозрят неладное и сразу же их ликвидируют.

— А ты сам знаешь что-нибудь об объекте?

— Ну, кое-что. Знаю, например, что это хорошо охраняемый оперативный центр наркоторговцев, где с необходимой финансовой документацией должны были находиться теневые бухгалтеры, с которыми нам предстояло обойтись как с заложниками. Мы должны были вывести их из здания, а охрану, если бы она начала стрелять, уничтожить. Наш план был разработан до мелочей, изданы соответствующие приказы. В Куантико даже построили копию объекта, где мы тренировались, чтобы все прошло гладко. Перед отъездом был проведен стандартный инструктаж. После чего мы вышли из здания и расселись по «субурбанам». Все, доклад окончен.

— Надеюсь, вы осуществляли предварительное наблюдение за объектом, посылали на крышу парней со стеклами? — Бейтс имел в виду снайперов, снабженных биноклями с сильным увеличением.

— Никакого наблюдения сверх положенного не велось, — сказал Веб. — Если бы такая необходимость возникла, нам бы сказали. Как я уже говорил, это была стандартная операция — за исключением того, что нам предстояло захватить теневых бухгалтеров. Если честно, все это представлялось мне обыкновенным рейдом на наркопритон, а на таких рейдах мы уж руку-то набили.

— Если бы это был обыкновенный наркопритон, Веб, — наставительно сказал Бейтс, — ВРО послал бы вместо вас группу СВАТ.

— Правильно, определенные сложности имелись. Как я уже говорил, подходы к объекту были завалены всякой дрянью. Кроме того, предполагалось наличие сильной охраны, возможно с тяжелым вооружением. Группа СВАТ могла бы и не справиться. Не забывай и о возможных свидетелях, которых требовалось доставить в тюрьму в целости и сохранности. Уже одного этого было достаточно, чтобы послать на объект нашу группу. Другое дело, что никто не ожидал засады из восьми дистанционно управляемых пулеметов.

— Очевидно, что это с самого начала была подстава. В доме только эти пулеметы и обнаружили. Ни тебе бухгалтеров, ни документации — никого и ничего.

Веб провел рукой по выщербленной выстрелами кирпичной облицовке стены. Некоторые пули пробили слой кирпича и искрошили находившиеся под ним бетонные конструкции. Бронебойные — тут сомнений быть не могло. По крайней мере ребята не мучились, умерли сразу.

— Все-таки снайперы должны были что-нибудь увидеть. — Веб надеялся, что они заметили нечто такое, что лишило его возможности двигаться. С другой стороны, он не имел ни малейшего представления, что это могло быть.

— Я продолжаю с ними беседовать. — Это было все, что сказал об этом Бейтс, и Веб снова предпочел не развивать тему.

— А где тот паренек? — Веб какое-то время молчал, пытаясь вспомнить имя мальчика. — Кевин, кажется?

Прежде чем ответить, Бейтс тоже немного помолчал.

— Исчез. Как говорят, пропал с концами.

Веб напрягся.

— Как же так? Он ведь совсем еще ребенок.

— А я и не говорю, что он сам от нас ушел.

— У тебя есть о нем хоть какие-нибудь сведения?

— Его полное имя Кевин Вестбрук. Возраст — десять лет. Здесь обитают кое-какие его родственники, но они не из нашего штата. У него также есть старший брат. Уличная кличка Большой Тэ. «Тэ» — это как раз то, о чем ты подумал, — то есть он здесь всех трахает. Главарь уличной банды, здоровенный, как дуб, и умный, как выпускник Гарвардского университета. Торгует наркотиками, но нам пока не удалось накопать достаточно улик, чтобы упрятать его за решетку. Этот квартал, что называется, его земля.

Веб осторожно согнул и разогнул пальцы на раненой руке. Пластырь не отклеился и плотно прилегал к ране. Вебу стало стыдно, что он вспомнил о такой ничтожной царапине.

— Не странно ли, что Кевин, брат главаря здешних бандитов, оказался так близко от объекта, когда мы готовились его атаковать? — Как только Веб заговорил о мальчике, его состояние резко ухудшилось, душа словно переместилась куда-то в горло, как бы желая покинуть его тело, у него даже появилось ощущение, что он сию минуту грохнется в обморок. Веб подумал, что ему срочно следует обратиться к врачу — или, возможно, экзорцисту.

— Мы установили, — продолжал Бейтс, — что он живет неподалеку от этого места. Нам удалось выяснить, что жить с родственниками ему не особенно нравится. Возможно, именно по этой причине он и шляется по улицам.

— А этот его здоровяк братец тоже исчез? — спросил Веб, после того как овладевшее им полуобморочное состояние прошло.

— Нельзя сказать, чтобы он постоянно проживал по одному и тому же адресу. Когда человек занимается наркобизнесом, ему часто приходится менять лежки. Как я тебе говорил, у нас нет свидетельств, которые позволили бы нам отдать его под суд, но мы его уже ищем. — Бейтс посмотрел на Веба и сказал: — Что-то ты неважно выглядишь. Может, закончим на этом?

Веб помахал в воздухе рукой, отметая это предложение.

— Как случилось, что наши люди потеряли парня?

— Пока неясно. — Бейтс переключился на другую тему. — Возможно, мы получим дополнительные сведения по делу, когда обойдем все соседние дома. Должен же был кто-то из местных видеть, как завозилось оружие и как оборудовались пулеметные гнезда. Даже для этого квартала такого рода приготовления — нечто из ряда вон выходящее.

— Ты и вправду думаешь, что кто-то из здешних жителей будет с тобой разговаривать?

— Но попытаться-то не мешает, верно? К тому же нам нужен всего один разговорчивый свидетель и пара наблюдательных глаз.

Мужчины снова замолчали. Наконец Бейтс поднял на Веба глаза. Выражение лица у него при этом было непроницаемое.

— Скажи, Веб, что в действительности здесь произошло?

— Уточни, что ты имеешь в виду. Тебя интересует, почему не удалась идеальная операция, имеющая кодовое обозначение «семь к семи»?

— Именно это я и хочу выяснить.

Веб посмотрел на то место во дворе, где он рухнул на асфальт.

— Я вышел из аллеи позже всех. Каждое движение давалось мне с огромным трудом. Я даже подумал, что у меня случился инсульт. Ну так вот — как только я вошел во двор, так сразу же и грохнулся. Это было до того, как началась стрельба. Не знаю, почему все так произошло. — Сказав это, Веб на мгновение отключился — как телевизор, у которого вдруг забарахлило питание, — но сразу же пришел в себя. — Все это продолжалось секунду, не более. За какую-то секунду все было кончено. Но это была худшая секунда в моей жизни.

12
{"b":"2484","o":1}