ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец Веб, устав от этой бессмысленной мясорубки, чуть приподнял ствол своего автомата и стал бить длинными очередями, посылая пули над головами членов «СО». Свинец дырявил стены и мебель, отчего повсюду сыпалась штукатурка, вздымая фонтанчики пыли, и во все стороны летели каменные крошки и обломки дерева. Хотя в правилах ПОЗ ничего не говорилось о предупредительных выстрелах, там также не было сказано и о том, что неприятеля необходимо уничтожать до последнего человека. К тому же было очевидно, что члены «СО» деморализованы и не в состоянии оказать штурмовикам сколько-нибудь действенное сопротивление. Чтобы подтолкнуть их к сдаче, позовцам следовало не убивать их, а как следует напугать. По-видимому, эта мысль пришла в голову и Романо, поскольку он тоже перешел на стрельбу длинными очередями поверх голов, кроша в щепки мебель и дырявя стены. Имитация тотального разрушения оказала на членов «СО» более сильное воздействие, нежели гибель части их товарищей. Прошла секунда, другая, и они начали бросать оружие, поднимать вверх руки и ложиться на пол. Романо и Веб, почти синхронно вставив в автоматы новые магазины, дали для верности еще несколько длинных очередей, после чего оставшиеся в живых члены «СО» стали выползать из своих полуразрушенных укрытий. Двое из них рыдали от потрясения, а третий, получивший тяжелое ранение в бедро, остановившимися глазами смотрел на вытекавшую из раны алую пузырящуюся кровь. Один из оперативников, предварительно надев на него наручники, натянул хирургические перчатки и, достав из подсумка индивидуальный пакет, стал перевязывать ему рану. Совершенно неожиданно штурмовик превратился в спасителя своего врага. Позовцы по радио связались с базой и вызвали медиков, которые всегда сопровождали их при выполнении боевых заданий. Осмотрев рану члена «СО», Веб пришел к выводу, что этот парень скорее всего выживет, хоть ему и придется провести остаток жизни в тюрьме.

Пока Романо и еще один штурмовик надевали наручники на сдавшихся в плен людей из «СО», остальные оперативники бродили по залу, всматриваясь в лежавших на полу людей, чтобы убедиться в том, что они мертвы. Веб был уверен в их смерти, хотя и не слишком к ним присматривался. Вряд ли кто-то способен выжить, получив пулю в голову, а тем более полдюжины пуль. Опустив автомат, он окинул взглядом поле боя, после чего стал внимательно рассматривать тех, кто пережил это побоище. Некоторые из них были совсем юными — настолько, что еще не могли иметь водительских прав. Они были одеты в широкие потертые джинсы, футболки и грязные сапоги. У одного из них была реденькая, совсем еще юная бородка, а у другого лицо было покрыто подростковыми прыщами. Рядом на полу лежали два мертвых старика, годившихся этим парням в деды. Возможно, они и были их дедушками и привели своих внуков в «Свободное общество», не видя для них лучшей доли. Вряд ли этих людей можно было назвать достойными противниками. Они были просто-напросто кучкой глупцов со съехавшими набок мозгами, которые взялись с оружием в руках защищать неправое дело, не зная о том, что оно неправое, и погибли в неравном бою. Всего Веб насчитал восемь трупов. Вытекавшая из ран кровь быстро впитывалась в застилавшие пол дешевые ковры. Что бы члены «Свободного общества» ни думали о преимуществах белой расы, кровь, как неоднократно убеждался Веб, была красной у всех, а значит, хотя бы в этом отношении все люди равны.

Опершись о стену и вслушиваясь в отдаленное завывание сирен, он еще раз подумал, что это был неравный бой и что таких неравных сражений будет на свете еще великое множество.

Казалось бы, хотя часть его существа должна была испытывать удовлетворение от проделанной работы, но Веб ничего подобного не ощущал. Он чувствовал лишь мерзкую, подступавшую к горлу тошноту. Убийство никогда не было для него простым делом. Возможно, этим он и отличался от всех Эрнстов Фри на свете.

К Вебу подошел Романо.

— Никак не пойму, откуда прилетели эти пули.

Веб покачал головой: он тоже не имел об этом ни малейшего представления.

— Черт, — сказал Романо, — никогда не думал, что дело может так обернуться.

Веб заметил в маскхалате Романо на уровне живота здоровенную дырку, сквозь которую проглядывал кевлар бронежилета. Романо проследил за взглядом Веба, и небрежно махнул рукой, словно это был укус комара.

— Дюймом ниже, и Энджи пришлось бы колотить кого-нибудь другого, — сказал он.

Перебирая в мыслях события ночи, Веб попытался вспомнить, что он видел и слышал и когда именно. В одном он был уверен совершенно точно: у него — да и у всех позовцев — имелось немало вопросов, ответить на которые было не так-то просто. Потом он вспомнил о предупреждении Причарда и поежился от неприятного предчувствия. Позовцы только что покрошили уйму людей из «Свободного общества», то есть уничтожили группу боевиков, которые, как считалось, были ответственны за гибель группы «Чарли». Это с одной стороны. А с другой — они открыли огонь и уложили несколько юнцов и стариков из-за двух-трех выстрелов, прогремевших неизвестно откуда, и из-за того, что он увидел, как один из них направил автомат в его сторону. В принципе Веб сделал то, что должен был сделать, но чтобы извратить эту ситуацию, подав ее как дурно пахнущую историю, особого ума не требовалось. Между тем в округе Колумбия проживало больше хитроумных людей, чем где бы то ни было, и им ничего не стоило расписать самыми мрачными красками даже совершенно невинное происшествие.

Теперь люди ФБР могли появиться в любую минуту. Они придут и начнут задавать вопросы, чтобы выяснить, что в действительности здесь произошло на самом деле. Как говаривал иногда Романо, задача ПОЗ — умножать всех на ноль. Но на этот раз на ноль могли умножить самих позовцев. Когда в коридоре послышалась уверенная поступь официальных представителей Бюро, Веб испытал то, чего ни разу не испытывал, когда вокруг него свистели пули, — страх.

* * *

В густом лесу, за тысячу ярдов от штаб-квартиры «Свободного общества» и за пределами оцепления, неожиданно зашевелился и приподнялся кусок дерна, после чего из выкопанной в земле норы вылез стрелок со снайперской винтовкой в руке. Это была та самая винтовка, пуля из которой поразила Криса Миллера у дома Ренделла Коува во Фредериксберге. Если фэбээровцы думали, что эта пуля предназначалась Вебу Лондону, то они сильно ошибались. Стрелок метил именно в Криса Миллера, смерть которого должна была потрясти Веба и способствовать появлению у него комплекса вины. То, что сделал сейчас стрелок, спровоцировав сражение между беспомощными, в общем, членами «Свободного общества» и вооруженными до зубов позовцами, было направлено на достижение все той же цели — умножить беды Веба Лондона. Стрелок стащил с себя оклеенную пожухлыми листьями и зелеными ветками и измазанную грязью сетчатую накидку. Это одеяние позволяло ему сливаться с местностью и превращаться в невидимку. В сущности, это был маскхалат профессионального снайпера, именовавшийся «гилли», — точно такой же, каким когда-то пользовался Веб Лондон. Стрелок давно уже пришел к выводу, что пример следует брать только с самых лучших. Лучшими же бойцами в настоящее время считались позовцы, среди которых особенно выделялся Веб Лондон. Именно это и вызвало повышенное внимание стрелка к его особе. Впрочем, к этому примешивалось и личное — даже слишком много личного. Аккуратно сложив накидку и засунув ее в рюкзак, стрелок, которого звали Клайд Мейси, неслышным тренированным шагом направился в глубь леса. Несмотря на свойственную ему невозмутимость, Клайд улыбался. Да и было с чего: его миссия завершилась на редкость удачно.

44

Поскольку все его усилия выйти на группу дельцов, поставлявших в округ Колумбия окси и другие продававшиеся по рецептам наркотики, не увенчались успехом, Ренделл Коув решил взяться за дело с другого конца и как следует присмотреться к скупщикам. Воспользовавшись информацией, предоставленной ему Тэ, он сел на хвост одной банде, которая, по словам Тэ, занималась скупкой и распространением именно этих наркотических веществ. Как, оказывается, много полезных сведений можно вытрясти из человека, когда держишь его за ногу над пропастью глубиной в сто футов, думал Коув. А еще он думал о том, что наркоторговцам приходится время от времени пополнять запасы продукта.

121
{"b":"2484","o":1}