ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Веб сбавил до семидесяти, а увидев придорожную забегаловку, и вовсе остановился. Они зашли внутрь и заказали кофе. Когда официантка отошла, Веб наклонился к Романо и сказал:

— Ты готов к разборкам по поводу сегодняшней ночи?

Романо неопределенно пожал плечами.

— Предупреждаю, нам их не избежать.

— Ну и пусть. Эти придурки сами напросились. Покрошили «Чарли».

— Ты и вправду в это веришь?

— Вряд ли руководство отправило бы нас туда без серьезных на то оснований, — сказал Романо, а потом добавил уже менее уверенным тоном: — По крайней мере я на это надеюсь.

Веб откинулся на спинку стула.

— А по-моему, нас изо всех сил старались убедить в том, что парни, которых мы перестреляли, имели достаточные возможности и опыт, чтобы организовать засаду с дистанционно управляемыми пулеметами, похищенными, кстати, с армейских складов. Кроме того, нам пытались внушить, что они убили судью, прокурора и адвоката, использовав новейшие взрывные технологии и яды. Но это еще не все. Кто-то хочет, чтобы мы поверили, будто это люди из «СО» подложили взрывное устройство в машину Билли Кэнфилда, а также занимались крупномасштабными поставками наркотиков в округ Колумбия. Что же касается теории мести за Ричмонд, то она ломаного гроша не стоит, поскольку младшие члены «СО» тогда ходили в шестой класс школы. Я не говорю уже о том, что их дерьмовый часовой играл в компьютерную игру, а у всей шайки был только один автомат на десять человек. Тебе не кажется, Полли, что все это как-то не вяжется с серьезностью перечисленных мною преступлений?

— Да, концы с концами здесь не сходятся, — согласился Романо. — Но у Бейтса есть прямые улики, которых вполне достаточно, чтобы передать дело в суд и выиграть процесс. Что же касается «Свободного общества» и его членов, то на них всем наплевать.

— Именно что наплевать. А потому из них получатся отличные козлы отпущения. К тому же никто почему-то не сомневается, что это они освободили Эрнста Фри из самой охраняемой тюрьмы США. Но я абсолютно уверен, что этим «придуркам», как ты их называешь, это было не по зубам. Да и самого Эрнста Фри с ними не было.

Романо пристально посмотрел на Веба.

— Хорошо, ты меня кое в чем убедил. Но сам-то ты что думаешь по этому поводу?

— Я все время спрашиваю себя, с какой стати Большой Тэ — этот крутой уличный наркодилер — рассказал мне о подземном тоннеле. А еще я думаю о том, почему арендованный на имя Сайлэса Б. Фри грузовик, который потом стал числиться в угоне, был записан на видеопленку камерой слежения в том самом месте, где находился вход в тоннель. Что, если Сайлэс Фри сказал правду и грузовик у него и в самом деле угнали? Но ты прав в том, что для суда улик у Бейтса достаточно. Особенно с точки зрения прокурора. Но я не думаю, что Сайлэс Фри настолько глуп, чтобы перед совершением преступления арендовать грузовик на свое имя. А кроме того, я не верю в добровольные признания Фрэнсиса Вестбрука. — Веб посмотрел в грязное окно забегаловки. Утренний туман на улице рассеялся, и на небе выглянуло солнце. «Хорошо бы, — подумал Веб, — чтобы так же вот рассеялся туман у меня в голове». Потом он посмотрел на Романо. — Скажи, Полли, ты не родился, часом, с серебряной ложкой во рту?

— А то! И у всех моих девяти братьев и сестер такие ложки были. У нас даже дворецкий имелся — разве без него обойдешься в бруклинском клоповнике?

— Все понятно. У меня тоже такой ложки отродясь не водилось. Но я нутром чую, что всех нас сегодня накормили с ложечки сладким сиропом лжи, а мы послушно слопали все до последней капли. Мне кажется, все дело в том, что неким силам нужно было ликвидировать «Свободное общество» и мы выполнили за них эту работу.

46

Когда они вернулись в Ист-Уиндз, Веб позвонил Клер на мобильный, но она не ответила. Тогда он позвонил ей на работу, и тоже безрезультатно. Потом он позвонил в гостиницу, но опять неудачно. Все это ему очень не понравилось, но он подумал, что она, возможно, принимает душ, и решил попытаться связаться с ней позже.

Потом они с Романо легли спать, поскольку не спали уже около суток, а проснувшись, отправились к большому дому, где сменили охранявших здание агентов. Гвен с бледным лицом встретила их у дверей.

— Мы смотрели новости, — сказала Гвен. Она впустила их в дом и провела в маленькую гостиную, находившуюся в стороне от главного холла.

— А где Билли? — спросил Веб.

— Наверху. Лежит в постели. Он не пересматривал эту запись уже очень давно. Я даже не знала, что эта чертова кассета стоит в библиотеке на полке.

— Это моя вина, Гвен. Мне не стоило просматривать эту кассету у вас дома.

— Не вините себя, Веб. Рано или поздно кто-нибудь обязательно взял бы это кассету.

— Скажите, Гвен, что мы можем для вас сделать?

— Вы, черт возьми, и так уже много сделали.

Все они как по команде повернули голову к двери и увидели Билли. Выглядел он ужасно: в старых джинсах и незаправленной рубашке, с торчащими во все стороны волосами. Закурив сигарету и стряхивая пепел в ладонь, он прошел в гостиную и уселся напротив Веба и Полли. От него пахло алкоголем. Гвен хотела было к нему подойти, но он жестом велел ей остаться на месте.

— Мы с женой смотрели телевизор, — сказал Билли.

— Гвен нам уже говорила, — сказал Веб.

Билли прищурился, словно вдруг стал плохо видеть.

— Вы их всех убили?

— Не всех, но большинство. — Веб посмотрел на Билли в упор. Он ожидал от него чего угодно. Он не удивился бы ни если бы тот произнес тост в их с Романо честь, ни если бы выставил их за дверь за то, что они не прикончили членов «СО» всех до единого.

— Ну и как вы себя при этом чувствовали?

— Билли! — воскликнула Гвен. — Ты не можешь спрашивать о таких вещах.

— Еще как могу, — сказал Билли и, улыбнувшись супруге какой-то неживой улыбкой, повернулся к Вебу, ожидая ответа на свой вопрос.

— Как последнее дерьмо. Большинство убитых были стариками или юнцами школьного возраста.

— Моему сыну было десять. — Билли произнес эти слова лишенным всяких эмоций голосом. Это была констатация факта, не более.

— Я знаю.

— Но я слышал, что вы сейчас сказали. Да, убить человека нелегко, и пойти на это можно только при крайних обстоятельствах. Особенно же это нелегко для хороших парней. — Билли ткнул пальцем в Веба и Романо. — Таких, как вы!

Гвен поднялась с места и, прежде чем Билли успел ее остановить, подошла к нему и положила руку ему на плечо.

— Позволь, я помогу тебе подняться в твою комнату.

Билли не обратил на нее никакого внимания.

— По ящику сказали, что старины Эрнста Б. Фри среди убитых не было. Это правда?

Веб кивнул. Билли усмехнулся.

— Удача продолжает сопутствовать этому сукину сыну, не так ли?

— Похоже на то. Но если он собирался затаиться в своей штаб-квартире, то теперь ему придется поискать себе другое убежище.

Билли с минуту обдумывал эти слова.

— Что ж, это уже кое-что. — Повернувшись к Гвен, он спросил: — А где Стрейт?

Гвен, казалось, обрадовало, что Билли сменил тему.

— Возвращается. Должен быть здесь сегодня вечером. Он звонил мне с дороги. Говорил, что торги прошли на редкость удачно. Он распродал всех лошадей и получил за каждую ту цену, которую мы хотели.

— Что ж, это дело надо отметить. — Билли посмотрел на Веба с Романо. — Хотите выпить? Давайте сделаем так: дождемся возвращения Немо, а потом устроим здесь вечеринку. Что вы на это скажете?

— Сомневаюсь, что они сейчас в настроении отмечать что бы то ни было, — сказала Гвен.

— А я вот в настроении. Мы распродали всех годовичков, а Веб с Полом перестреляли членов «СО». — Билли повернулся к позовцам. — Мы ведь больше не нуждаемся в охране, коль скоро вы разделались с этими ублюдками, верно? Ну а коли так, вы можете идти укладывать вещи, — сказал он громким голосом.

— Билли, прошу тебя, — сказала Гвен.

Веб хотел было сказать, что Бюро приказ об охране семейства Кэнфилдов пока не отменяло, но передумал и сказал другое:

126
{"b":"2484","o":1}