ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Насколько я знаю, его командир Джек Причард.

— В таком случае выгнать придется его.

Бейтс вскочил с места.

— Ты не можешь выгнать Причарда, Бак! Он проработал на Бюро двадцать три года и считается одним из лучших командиров, какие у нас когда-либо были.

— Больше не считается. С моей точки зрения, теперь он один из худших. И это будет отражено в официальном рапорте. Я буду также настаивать на том, чтобы его лишили всех званий и пенсии — за неподчинение решениям вышестоящих органов, подрыв авторитета Бюро и тому подобное. Поверь мне, когда все недавние скандалы, связанные с Бюро, выплывут наружу, наше высшее руководство сразу же под этим подпишется, поскольку ему понадобятся козлы отпущения.

— Не делай этого, Бак, прошу тебя. Возможно, Причард и переступил кое-какие границы, но у него список поощрений и наград с меня длиной, а уж жизнью он рисковал столько раз, что и не сосчитать. Кроме того, у него жена и пятеро детей, двое из которых учатся в колледже. Увольнение разрушит всю его жизнь.

Уинтерс положил папку на стол.

— Вот что, Пирс. Я готов заключить с тобой сделку, поскольку ты мне симпатичен и я тебя уважаю.

Бейтс опустился на стул. Сейчас Уинтерс напоминал ему готовящуюся нанести смертельный удар кобру.

— Сделку? Какую?

— Если Причард останется, то уйдет Лондон. Только не надо никаких вопросов. Просто Лондон уходит — и все. Ну, что ты на это скажешь?

Бак Уинтерс, внимательно глядя на Бейтса, ждал его ответа.

По ночам Клер скрипела зубами. Да так сильно, что ее дантист порекомендовал ей вставлять в рот перед сном специальную пластину. В противном случае, сказал он, она рискует сточить зубы чуть ли не до самых десен. Клер часто думала, откуда на нее свалилась такая напасть, и пришла к выводу, что это своего рода невроз, который, возможно, был связан с тем, что она слишком близко к сердцу принимала проблемы своих пациентов.

Но в данном случае она была благодарна этому неврозу, поскольку сама не заметила, как перепилила кляп зубами, после чего ей осталось только выплюнуть его куски изо рта. Однако отделаться от повязки на глазах она не смогла, так как ее руки были прикованы наручниками к какому-то предмету у нее над головой.

— Не беспокойтесь, леди, — сказал Кевин. — Я буду вашими глазами. Меня тоже приковали, но я сейчас пытаюсь решить эту проблему.

Поскольку Клер удалось избавиться от кляпа, она смогла поддержать с мальчиком беседу и скоро выяснила, кто он такой.

— Веб Лондон рассказывал мне о тебе, — сказала Клер. — И я была у тебя дома и разговаривала с Джеромом.

Кевин заволновался:

— Они, наверное, с ума сходят от беспокойства. Особенно бабушка.

— Они в порядке, Кевин. Но ты прав: они о тебе беспокоятся. Между прочим, Джером очень тебя любит.

— Он всегда был добр ко мне. Он — и бабушка.

— Ты знаешь, где мы находимся?

— Нет.

Клер втянула в себя воздух.

— Тут пахнет химикатами. Такое ощущение, что неподалеку от нас находится химчистка или какая-нибудь перерабатывающая фабрика. — Сказав это, она вспомнила, по какой неровной, извилистой дороге ее сюда везли, и пришла к выводу, что они с Кевином скорее всего находятся не в городе, а в сельской местности.

— Сколько времени ты уже здесь находишься?

— Не знаю точно. Дни здесь невозможно отделить друг от друга.

— Тебя здесь кто-нибудь навещает?

— Только один человек. Я не знаю, кто он такой. Пока что он обращается со мной хорошо, но, похоже, собирается меня убить. Я заметил это по его глазам. На первый взгляд он тихий, но именно от таких людей можно ждать чего угодно. Крикливых и шумных я не боюсь.

Если бы Клер не была столь озабочена своим положением, она бы обязательно улыбнулась: суждения мальчика о человеческой натуре были слишком глубоки для его более чем юного возраста.

— Как ты вляпался во всю эту мерзость?

— Из-за денег, — просто сказал Кевин.

— Мы с Вебом видели твой рисунок. Тот, где ты держишь в руке пульт дистанционного управления.

— Я не знал, что должно было случиться. Мне никто об этом не сказал. Мне просто дали пульт, а потом научили, что говорить.

— Пропадите вы все пропадом?

— Ага. Потом я должен был за ними проследить, убедиться, что они вошли во двор, и нажать на кнопку. Я видел, как человек, которого вы называете Вебом, замер, словно пораженный громом. Но потом он вроде бы очухался и побрел за своими приятелями, хоть и раскачивался при этом как пьяный. Вот тогда-то я и воспользовался пультом, а потом решил подойти поближе.

— Захотел посмотреть, что происходит?

— Ясное дело. Ведь поднялся такой грохот. Но про пулеметы мне никто ничего не говорил. Клянусь могилой моей мамы!

— Я верю тебе, Кевин.

— Я должен был вернуться назад в аллею, но, увидев трупы, так испугался, что не знал, что и делать. А потом Веб на меня наорал и тем самым меня спас. Потому что, если бы не он, я бы обязательно вошел во двор и тоже получил бы пулю.

— Веб говорил, что вместо тебя в аллею послали другого мальчика.

— Это правда. Только я не знаю зачем.

Клер с силой втянула в себя воздух, и в нос ей снова ударил запах химикатов. Наконец она сообразила, что пахнет хлорином, но понять, где находился источник запаха, так и не смогла. И вновь ощутила свою полную беспомощность перед обстоятельствами.

49

Веб и Романо встретили Немо Стрейта, когда шли к большому дому.

— Что это с вами случилось? — спросил Романо. Рука у Стрейта была перевязана.

— Лошадь лягнула. Ощущение было такое, будто ключица застряла в горле.

— Что-нибудь сломали? — спросил Веб.

— Мне сделали рентген в больнице в Кентукки, но ничего не обнаружили. На всякий случай велели носить повязку. Теперь я управляющий только с одной здоровой рукой, и Билли, боюсь, это не понравится.

У дома их встретил Билл. Веба удивил его парадный вид. На Билли были тщательно отутюженные брюки и синий блейзер. Кроме того, он тщательно побрился и причесался. При этом от него исходил сильный запах алкоголя, и Веб понял, что Билли начал отмечать праздник, не дожидаясь их.

Билли повел их в полуподвальное помещение, где находился бар. У стойки стояли двое незнакомых Вебу мужчин. На них были костюмы от Армани, обувь фирмы «Бруно Магли» и швейцарские часы «Таг Хаугер». Рубашки у них были расстегнуты на две пуговицы ниже, чем это допускалось правилами хорошего тона, а на загорелых шеях болтались золотые цепи. Волосы у них были причесаны волосок к волоску, а ухоженные ногти покрыты лаком. Веб пришел к выводу, что перед ним, возможно, геи.

Билли подвел Веба и Романо к своим гостям.

— Позвольте представить вам моих новых друзей Жиля и Харви Рэнсомов. Они родные братья, а вовсе не семейная пара. — Сказав это, Билли засмеялся, но братья Рэнсом и не подумали его поддержать. — Они мои ближайшие соседи. Как видите, мне наконец удалось затащить их к себе.

Веб и Романо обменялись быстрыми взглядами.

— А это Веб Лондон и Пол — вернее, Полли, — Романо, — сказал Билли, подмигнув итальянцу. — Они из Федерального бюро расследований.

При этих словах братья Рэнсом чуть было не кинулись бежать. Вебу показалось, что Харви Рэнсом был близок к обмороку. Он протянул им руку.

— Мы сегодня не при исполнении.

Братья осторожно, словно опасаясь, что он сейчас же наденет на них наручники, ее пожали.

— Билли не говорил нам, что у него на вечеринке будут люди из ФБР, — сказал Жиль, кинув на хозяина не слишком любезный взгляд.

— Обожаю сюрпризы, — сказал Билли. — С детства. — Посмотрев на Стрейта, он спросил: — Что с тобой, черт возьми, приключилось?

— Лошадь копытом стукнула.

— Это мой управляющий Немо Стрейт, — сказал Билли, поворачиваясь к братьям Рэнсом. — Он только что вернулся из Кентукки, где заработал для меня немного денег, продав несколько кляч сопливым пижонам.

— Мы и впрямь неплохо поработали, — невозмутимо сказал Стрейт.

132
{"b":"2484","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Крав-мага. Система израильского рукопашного боя
Гончие Лилит
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
Супербоссы. Как выдающиеся руководители ведут за собой и управляют талантами
Невеста снежного короля
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении