ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Черт, я совсем забыл о правилах хорошего тона, — произнес Билли. — Пора, парни, угостить вас выпивкой. — Билли указал на Веба и Романо. — Вы, я знаю, предпочитаете пиво. А ты, Немо, что будешь?

— Виски с содовой. Это лучшее болеутоляющее, какое я только знаю.

Билли отправился к стойке бара.

— Я тоже выпью виски. — Он поднял глаза и посмотрел на лестницу. — Чего вы там стоите? Давайте спускайтесь и выпейте что-нибудь.

Веб тоже посмотрел в сторону лестницы, ожидая увидеть Гвен с какими-нибудь новыми гостями, но вместо нее неожиданно обнаружил Перси Бейтса.

— Билли был настолько добр, что пригласил на вечеринку и меня, — сказал Бейтс, присоединяясь к мужчинам. Хотя он приветливо улыбнулся Вебу, что-то в его улыбке не особенно тому понравилось.

Взяв бутылки и стаканы, мужчины разбились на небольшие группки. Веб подошел к братьям Рэнсом и завел с ними разговор, осторожно пытаясь выведать, чем занимаются их люди на ферме Саутерн-Белли. Они, однако, держались очень настороженно, что еще больше усилило подозрения Веба. Немо и Романо подошли к оружейному шкафу и принялись рассматривать коллекцию ружей. Билли же остался в одиночестве и, потягивая виски, время от времени поглядывал на чучело медведя гризли.

Когда на лестнице показалась Гвен, мужчины один за другим повернули головы в ее сторону. Если Билли сегодня был одет просто хорошо, то его супруга нарядилась так, словно собиралась на премьеру в Голливуд. На ней было облегающее красное платье до щиколоток, с разрезом сбоку, достигавшим середины бедра. На ногах красовались босоножки на высоком каблуке, с узкими ремешками, туго обхватывающими щиколотки. Платье было без бретелек и оставляло открытыми ее загорелые, мускулистые и тем не менее очень женственные плечи. Равным образом оно открывало и грудь, причем до такой степени, что Гвен старалась не делать резких движений, чтобы не обнажиться больше, чем то позволяли приличия. Волосы она забрала наверх. Украшения Гвен отличались красотой и изысканностью, а на лице почти не было косметики.

Пока Гвен спускалась по лестнице, в комнате стояла полная тишина. Один только Романо прошептал по-итальянски: «Аморе», и запил это слово большим глотком пива.

— Вот теперь можно начинать веселиться по-настоящему, — произнес Билли и, обратившись к жене, спросил: — Что будешь пить?

— Имбирный эль.

Билли наполнил стакан и посмотрел на братьев Рэнсом.

— Она восхитительна, — сказал Харви.

— Богиня, — эхом отозвался Жиль.

— А кроме того, она моя жена. — Билли передал Гвен стакан с элем. — Между прочим, нашего Немо ударила копытом лошадь.

— Вижу, — сказала Гвен, почти не удостоив Немо внимания. Потом она повернулась к братьям Рэнсом. — Боюсь, прежде мы с вами не встречались.

Те подошли к ней, чтобы поздороваться, при этом каждый стремился пожать ей руку первым.

Веб смотрел на Гвен и тоже думал, что она восхитительна. Правда, сегодня, на его взгляд, она была слишком светской, холодной и отстраненной, ей не хватало той простоты и естественности, к которым он привык и которые придавали ей особую прелесть. Впрочем, он мог и ошибаться.

Он не заметил, что к нему подошел Бейтс, пока тот не заговорил:

— Прощальная вечеринка, насколько я понимаю?

— Да. Дело-то закрыто. Хорошие парни опять победили, — сухо сказал Веб. — Так что сейчас время выпивать, расслабляться и хлопать друг друга по плечу. Пока все это дерьмо снова не свалиться на голову. Но это будет завтра.

— Нам нужно поговорить. Это очень важно.

Веб посмотрел на Бейтса. Не знакомому с Перси человеку могло показаться, что этот цветущий мужчина ко всему относится легко и беспечно, не слишком обременяя себя проблемами. Но Веб, знавший Бейтса как никто, понимал, что тот вот-вот взорвется от того, что носит внутри.

— Только не вздумай мне сказать, что я выиграл в лотерею.

— Я знал, что ты порой именно так смотришь на жизнь. Что ж, ты сам решишь, выиграл ты или проиграл. Хочешь обсудить это прямо сейчас?

Веб пристально посмотрел на Бейтса и понял, что дело плохо.

— Только не сейчас, Пирс. Единственное, чего мне сейчас хочется, — это выпить и поболтать с красивой женщиной.

Он отошел от Бейтса и, уведя Гвен от братьев Рэнсом, усадил ее в кожаное кресло и сам сел рядом. Гвен пристроила свой стакан на колене и, посмотрев на мужа, сказала:

— Он отмечает свой маленький праздник вот уже шесть часов.

— Да уж вижу. — Веб посмотрел на нее краем глаза. Она не заметила его взгляд и подняла на него глаза.

— Непривычный наряд, правда? Особенно для вас, — сказала она и слегка покраснела при этих словах.

— Вот уж точно, что непривычный. Но очень вам идет. Я даже рад, что сегодня здесь нет других женщин. Они сразу бы поняли, что им с вами не сравниться.

Она дотронулась до его руки.

— Вы такой милый... Но если честно, я чувствую себя в этом платье не очень-то уверенно. Такое ощущение, что вот-вот из него выпаду. А еще у меня болят ноги от высоких каблуков. Итальянская обувь великолепно выглядит, но носить ее, особенно если у тебя размер больше четвертого, практически невозможно.

— Зачем в таком случае было напрягаться?

— Все это мне купил Билли. Нет, он не относится к тому типу мужчин, которые указывают своей жене, что ей носить, — торопливо добавила она. — Наоборот. Это я всегда покупаю ему одежду. Но он хотел, чтобы сегодня я выглядела «сногсшибательно». Так именно он и сказал.

Веб приподнял свой стакан.

— Без сомнения, желаемый эффект достигнут. Но зачем ему это?

— Я не знаю, Веб. Я вообще не имею представления, что сейчас у него в голове.

— Быть может, это как-то связано с той проклятой пленкой? В таком случае позвольте мне еще раз принести свои извинения.

Гвен покачала головой:

— Не думаю, что дело только в этом. В последние несколько месяцев с ним что-то происходит. Он сильно изменился, но я не знаю почему.

Веб подумал, что она кое-что знает, но пока не готова об этом говорить. Тем более с ним — человеком, не очень хорошо знакомым.

— Его поведение с каждым днем становится все более странным.

Он с интересом на нее посмотрел.

— В чем же это выражается?

— В том, например, что он слишком уж подолгу возится со своими чучелами. Пропадает в своей ужасной мастерской. Меня от всего этого просто воротит.

— Да, хобби у него не из приятных.

— А еще он стал много пить — даже по его меркам. — Она посмотрела на Веба и заговорила тихо, почти шепотом. — Знаете, что он мне сказал, когда мы одевались? — Она глотнула эля. — Что головы членов «СО» надо насадить на колья и выставить на всеобщее обозрение, как это делали сотни лет назад.

— Зачем? Для устрашения?

— Нет.

Они как по команде подняли головы и увидели стоявшего рядом Билли. Залпом допив виски, тот сказал:

— Такие вещи делаются для того, чтобы ты знал, кто твой враг, и мог при желании на него взглянуть.

— Это далеко не всегда легко сделать, — прокомментировал его слова Веб.

Билли посмотрел на него сквозь донышко своего стакана и улыбнулся:

— Верно. Потому-то враг и обрушивается на тебя в самый неподходящий момент. — При этом он быстро на кого-то взглянул.

Веб перехватил его взгляд и понял, что Билли посмотрел на Немо Стрейта. Затем Билли продемонстрировал свой опустевший стакан:

— Желаете еще выпить?

— Спасибо, я еще не допил пиво.

— Когда допьете, дайте мне знать. Ну, а ты, Гвен, — готова к дальнейшим возлияниям?

— Чтобы находиться в таком наряде в мужском обществе, женщине требуется сохранять трезвый взгляд на вещи, — смущенно улыбнувшись, сказала Гвен.

Веб отметил про себя, что муж на ее улыбку не ответил.

Когда все уже собрались идти обедать, Веб услышал вопль и посмотрел по сторонам, чтобы узнать, кто кричал. Оружейный шкаф был сдвинут в сторону, а стоявшие около него братья Рэнсом держались за сердце — так их напугал манекен раба, который Билли поместил в своем тайнике. Хозяин, довольный произведенным эффектом, хохотал так, что даже начал задыхаться. Веб, глядя на весь этот балаган, тоже не смог сдержать улыбки.

133
{"b":"2484","o":1}