ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Достав портативную рацию «уоки-токи», Веб подозвал Романо. Полли появился через минуту и распластался на земле рядом с ним. Посмотрев на происходящее, Романо прошептал:

— Ну и что они, по-твоему, разгружают?

— Все, что угодно. От наркотиков до кухонных комбайнов.

Дверь пакгауза распахнулась, и из нее выехал автопогрузчик. В ту же минуту они услышали женский крик. Он становился все выше, все пронзительнее. Веб и Романо обменялись взглядами.

— А может, и кандалы для рабов, — прошипел Романо.

Они перевели свои МП-5 на режим автоматического огня и выскользнули из-за деревьев. Каждый прижимал автомат к правому боку, поддерживая ствол большим и указательным пальцами.

Двигаясь перебежками, они добежали до стены пакгауза. Заметив в стене дверь, Веб указал на нее Романо. Потом, перейдя на принятый у штурмовиков язык жестов, Веб сообщил итальянцу о своих намерениях.

Подергав за ручку и, к большому своему удивлению, обнаружив, что дверь не заперта, Веб приоткрыл ее на дюйм или два. И тогда они с Романо снова услышали женские крики, но на этот раз не пронзительные, а скорее сдавленные. Казалось, женщине что-то засовывали в горло.

Потом они ворвались в помещение, за долю секунды осмотрев каждый его угол. Краем глаза Веб увидел сидевшего на стуле Жиля Рэнсома.

— Это ФБР. Всем лечь на пол. Руки на затылок. Исполнять немедленно, иначе вы трупы! — взревел Веб и подумал, что это у него получилось ничуть не хуже, чем у Романо.

Люди стали падать на землю. Со всех сторон послышались крики. Веб заметил, как кто-то метнулся влево от него, и направил ствол автомата в левый угол. Романо бросился вперед, страхуя его спереди, но неожиданно для Веба замер на месте.

Посреди помещения, которое на первый взгляд напоминало спальню, стоял Харви Рэнсом с пачкой бумаги в руке. На большой постели лежали три красивые обнаженные девушки и молодой человек с эрегированным членом.

— Что, черт возьми, здесь происходит? — вскричал Харви, потом увидел Веба и побледнел.

Теперь Веб и Романо получили возможность осмотреться. Они увидели кинокамеры, софиты, генераторы и прочее необходимое для съемок оборудование. Кругом вповалку лежали киношники. То, что Веб поначалу принял за спальню, оказалось частью огромной декорации, разделенной на четыре сегмента. В следующем за спальней отсеке стояла офисная мебель, потом шли декорации, изображающие церковный алтарь, а в последнем сегменте помещался открытый автомобиль. Что же это, черт возьми? Неужели на ферме Саутерн-Белли размещалась порностудия? А крики, которые они с Романо слышали, — не что иное, как вопли хорошо разыгранного экстаза?

Когда к нему подошел Харви со сценарием в руке, Веб опустил автомат.

— Что здесь происходит, Веб?

Веб покачал головой и мрачно посмотрел на Харви.

— Это вы мне скажите.

— У нас совершенно законный бизнес. Есть все необходимые бумаги и разрешение от властей штата. — Ткнув пальцем в голых мужчин и женщин, Харви добавил: — Это профессиональные актеры. Совершеннолетние. Можете проверить.

Романо направился к постели. Веб к нему присоединился. Лежавшие на кровати девушки посматривали на штурмовиков с откровенным вызовом, парень же сделал попытку прикрыться простыней. Его орудие труда увяло и походило на прибитый ветром к земле стебелек.

— Вы находитесь здесь по собственному желанию? — осведомился Романо.

— Да, детка, — сказала девушка с таким огромным бюстом, что из-под него не было видно живота. — Может, ты тоже хочешь сняться в этой картине? Тогда бы я показала тебе, с каким желанием я здесь работаю. — При этих словах Романо покраснел, а барышни захохотали.

— А у тебя в штанах такая же большая пушка, как та, что у тебя в кобуре? — спросила другая.

— Что будем делать, Веб? — смущенно спросил Романо.

Жиль поднялся со стула и присоединился к брату.

— Это частное владение, Веб. В соответствии с первой поправкой мы можем привлечь вас и ваше Бюро к суду за вторжение и выиграем дело.

— Если бизнес у вас легальный, тогда какого черта вы используете ферму как прикрытие?

— Не хотим волновать соседей. Если они узнают, какое кино мы тут снимаем, то могут поднять на ноги общественность и устроить скандал, а скандалы нам ни к чему, — сказал Жиль.

— Мы хотим одного, — сказал Харви. — Чтобы нас оставили в покое и не мешали нам заниматься искусством.

— Искусством? — спросил Веб, махнув рукой в сторону бутафорской спальни. — Вы называете искусством траханье на двуспальной постели с этими похожими на Барби куклами?

Одна из девушек, на вид лет двадцати, поднялась с постели во всем блеске своей наготы и осведомилась:

— Вы что вообще о себе воображаете, а?

— Я не хотел оскорбить вас, леди. Просто высказал свое мнение.

— Вы не понимаете, что говорите.

— Точно, не понимаю. Надеюсь, ваша мамочка гордится вами? — сказал Веб.

Харви положил руку на плечо Веба.

— Повторяю, Веб, мы занимаемся этим на абсолютно законных основаниях. Платим налоги и соблюдаем все установленные правила. Можете проверить нас по вашим компьютерам. Мы с братом в этом бизнесе вот уже тридцать лет.

— Зачем в таком случае вы перебрались сюда?

— Устали от шумного Лос-Анджелеса, — вступил в разговор Жиль. — А здесь такая красивая природа...

Романо посмотрел на обнаженных актеров.

— Сомневаюсь, что у них был шанс в этом убедиться.

— Нам не нужны неприятности, Веб, — сказал Харви. — Как я уже сказал, в суде мы прижмем вас к ногтю. Но дело в том, что нам неохота связываться с судами. В конце концов мы ведем себя тихо и никого не трогаем. Что же касается нашей продукции, то ею пользуются многие люди, хотя некоторые из них и не всегда готовы в этом признаться. Как говорится, секс — отрада души.

Наблюдать же за тем, как сексом занимаются профессионалы, приятно вдвойне.

— Мы создаем и продаем иллюзии, мистер. Или, если угодно, суррогат мечты, — добавил Жиль. — Пытаемся дать людям то, чего им не хватает в жизни.

— Ладно, я вас понял, — сказал Веб и подумал, что эти парни не зря увивались вокруг Гвен. Вполне возможно, они подумывали о том, чтобы предложить ей роль в своем следующем фильме.

— Мы можем что-нибудь для вас сделать? Надеемся, вы не станете предавать это дело огласке и мы сможем хоть как-то вас за это отблагодарить? — озабоченно спросил Харви.

— Чтобы между нами не было недопонимания, Харви, скажу сразу: мы обязательно проверим вас по нашим каналам. И ваших актеров тоже.

— Что ж, с вашей стороны это разумное и справедливое решение.

— И еще. Вы можете кое-что для меня сделать.

— Только скажите, что именно.

— Запретите полеты ваших самолетов и вертолетов над Ист-Уиндз. Это раздражает некоторых моих друзей.

Харви протянул ему руку.

— Даю вам слово, что полетов больше не будет.

Веб сделал вид, что не заметил протянутой ему руки, и посмотрел на девушек.

— Желаю вам, леди, всяческих успехов на ниве искусства. Отступление Веба с Романо из пакгауза сопровождалось взрывами хохота.

— Bay! — воскликнул Романо. — Я бы сказал, наша операция имела просто грандиозный успех.

— Заткнись, Полли.

Когда они шли к лесу, Вебу на глаза снова попался стоявший неподалеку от пакгауза трейлер для перевозки лошадей.

Рядом с ним переминался с ноги на ногу какой-то человек, похожий на фермера. Они подошли к нему, и Романо показал ему свой жетон.

— Послушайте, мне не нужны неприятности, — сказал мужчина, которому на вид было лет пятьдесят. — Хотя, конечно, я должен был об этом подумать, когда нанимался сюда на работу.

— Как я понимаю, вы один из тех, кто обеспечивает здесь прикрытие?

Мужчина тоскливо посмотрел в сторону пакгауза, или, как уже было известно Вебу, подпольной киностудии.

— Да уж, здесь есть что прикрывать. Если бы моя бедная жена была сейчас с нами и узнала, на кого я работаю, она бы с меня шкуру содрала. Но ведь жить как-то надо, а они платят вдвое больше обычной зарплаты сельскохозяйственного рабочего.

143
{"b":"2484","o":1}