ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это психиатр Эд О'Бэннон. Он лечил Стрейта после того, как тот сбежал от вьетконговцев.

— Боже милосердный!

— А это значит, что Клер, возможно, находится у них в руках и они прячут ее где-нибудь поблизости. Быть может, Кевин Вестбрук тоже на ферме. Спрятать двух человек на территории Ист-Уиндз не составит никакого труда.

— Но я никак не пойму, зачем Стрейту, О'Бэннону и Мейси понадобилось устраивать засаду на группу «Чарли»? Что-то я не вижу в этом особого смысла.

Веб обдумал этот вопрос, но поначалу ему ничего не приходило в голову. Пока его взгляд не упал на некий предмет, лежавший рядом с постелью. Подняв вещицу с пола, он осветил ее фонариком. Это был женский ножной браслет, и Веб, даже не прочитав выгравированной на нем надписи, понял, кому он принадлежит.

Откинув покрывало в изголовье постели, Веб при свете фонаря тщательно осмотрел подушки и обнаружил на одной из них несколько длинных светлых волос.

Посмотрев на Романо, он, все еще не веря своему открытию, с изумлением в голосе произнес:

— Здесь была Гвен.

* * *

Подогнав трейлер ко входу в подвал с оборудованием для бассейна, люди Стрейта сняли с нижней части кузова длинную металлическую полосу, открывавшую доступ к пространству между дном трейлера и дополнительно настеленным полом. Это пространство было достаточно велико, чтобы там поместились упаковки с оксиконтином или... тела женщины и маленького мальчика.

Стрейт наблюдал за погрузкой в поддон замотанных в одеяла и перевязанных веревками Клер и Кевина. Они брыкались и извивались, другими словами, оказывали его людям сопротивление, производя при этом достаточно много шума. По мнению Стрейта, даже слишком много.

— Откройте бассейн, — приказал он. — Будет куда легче втиснуть их в тайник, предварительно утопив. К тому же так будет и тише, и чище. Стрельба, кровь — кому это надо?

Кто-то из людей Стрейта нажал кнопку на пульте, и закрывавшая бассейн на ночь плоская крышка втянулась в щель в стене. Кевина и Клер, с которых уже частично сняли одеяла и веревки, потащили к воде.

Неожиданно тишину ночи нарушил громкий голос:

— Какого черта вы здесь делаете, хотела бы я знать?

Стрейт и его люди мгновенно повернулись на голос и увидели Гвен, которая держала в руке пистолет.

— А ты что здесь делаешь, Гвен? — с самым невинным видом осведомился Стрейт.

Гвен посмотрела на Клер и Кевина.

— Кто это, Немо?

— Это источники нежелательной информации, расправившись с которыми, мы все сможем уехать и начать новую жизнь.

— Значит, ты собираешься их убить?

— Нет, — хохотнул Немо. — Я позволю им дать показания, которые приведут меня на электрический стул.

Несколько человек из свиты Немо засмеялись вместе с ним. Стрейт, не спуская глаз с Гвен, сделал несколько шагов в ее сторону.

— Позволь мне задать тебе вопрос, Гвен. Ты сказала, что лично займешься Вебом Лондоном. Однако я видел, как он уезжал сегодня с фермы. При этом, как мне показалось, он отлично себя чувствовал. Так что же случилось?

— Я изменила свое первоначальное намерение.

— Изменила, вот как? Скажи лучше, у тебя кишка тонка. Одно дело говорить об этом, и совсем другое — грохнуть человека собственными руками. Вот потому-то тебе и нужны такие, как я, парни, которые готовы исполнить эту работу за тебя.

— Я хочу, чтобы ты уехал. Ты — и все твои люди.

— Что ж, я именно это и собирался сделать.

— Но эти «источники информации», как ты их называешь, тебе придется оставить здесь.

Стрейт ухмыльнулся и подошел к женщине еще ближе.

— Но ты же понимаешь, детка, что я не могу этого сделать.

— Обещаю, что освобожу их не раньше, чем через двенадцать часов после вашего отъезда.

— И что потом? Ты представляешь, на какие вопросы тебе придется после этого отвечать? Ты к этому готова?

— Я не позволю тебе их убить, Немо. И без того убито слишком много людей. Ты был прав — мне давно было пора забыть о ненависти. Но когда я пыталась это сделать, у меня перед глазами всякий раз вставало лицо моего мертвого сына, и я продолжала мстить.

— Проблема заключается в том, что если я оставлю их здесь и они заговорят, копы никогда от меня не отстанут. Но если я их убью, то никто не будет висеть у меня на хвосте. Тогда я устроюсь в какой-нибудь стране и буду спокойно жить, а не бегать от ФБР до конца своих дней.

Немо посмотрел на одного из своих людей, который начал обходить Гвен сзади, намереваясь подобраться к ней с тыла.

Гвен схватила пистолет обеими руками и нацелила его в голову Немо.

— В последний раз говорю тебе — уезжай!

— А как же быть с твоей долей от продажи продукта?

— Мне не нужны эти деньги. И вообще — я готова ответить за все одна. Только уезжайте!

— Что это на тебя нашло, женщина? Может, ты узрела Бога или на тебя снизошла благодать?

— Проваливай с моей земли, Стрейт. Сейчас же!

— Берегитесь, Гвен! — заорал Веб.

Его крик вызвал панику среди людей Стрейта. Человек, который зашел Гвен за спину, все-таки успел выстрелить, но не попал, поскольку Гвен, услышав предупреждение Веба, бросилась на землю.

А потом настала очередь снайперской винтовки Веба, и человек, стоявший на краю бассейна, рухнул в него, окрасив зеленую хлорированную воду в красный цвет.

Тогда Немо и его люди укрылись за трейлером и открыли огонь. Гвен же удалось отбежать и спрятаться в кустах.

После того как Веб с Романо оставили дом Стрейта, они направились к конюшне, поскольку Вебу хотелось проверить одну свою теорию. Его теория оправдалась, так как он обнаружил на спине Кометы небольшую ранку. Не оставалось никаких сомнений в том, что Гвен планировала его убить, но потом отказалась от этого намерения. Но почему? Неужели из-за разговора, который состоялся у них на башне? Если так, ему следовало поговорить с ней намного раньше — сразу же после гибели ее сына. Хотя у него не было доказательств, он уже не сомневался в том, что Гвен наняла Немо и его людей, чтобы с их помощью отомстить за смерть своего сына. Но что толкнуло ее в постель к Немо, он точно сказать не мог, хотя и полагал, что ее побудило к этому полнейшее равнодушие со стороны Билли.

Потом они пошли к большому дому, но, услышав подозрительный шум около бассейна, побежали туда и успели как раз вовремя, чтобы услышать откровенный разговор между Гвен и Стрейтом, а также ее признание в том, что по ее вине погибло множество людей. После этого они вступили в перестрелку с превосходившим их численностью противником, не имея возможности вызвать подкрепление. Самое плохое заключалось в том, что Клер и Кевин оказались под перекрестным огнем.

Похоже, Стрейт понимал это ничуть не хуже Веба.

— Эй, Веб! — крикнул он. — Выходи из укрытия! Иначе я пристрелю и ребенка, и женщину.

Веб и Романо посмотрели друг на друга. Стрейт не знал, что Полли тоже находится на ферме. Потом Романо повернулся и двинулся налево, Веб же побежал направо, но вскоре остановился.

— Оставь угрозы, Немо. У тебя нет никаких шансов. К тому же кавалерия на подходе.

— Раз так, знай, что перед тобой отчаянный человек, которому нечего терять. — Стрейт прицелился и выстрелил. Пуля ударилась о землю рядом с головой Клер, которая вместе с Кевином лежала на краю бассейна.

— Послушай, Немо, — крикнул Веб. — Вряд ли два новых убийства улучшат твое положение.

Стрейт рассмеялся:

— Но и не ухудшат, потому что положение у меня хуже некуда.

— Слушай, Немо, помоги мне разрешить одну загадку, которая не дает мне покоя. Зачем ты послал в аллею другого мальчика?

— Ну ты даешь! Хочешь, чтобы я давал показания против себя самого? — крикнул Немо и захохотал.

— Да ты оглянись вокруг, Немо. Здесь столько улик, что хватит на десятерых.

— Значит, если я помогу тебе разрешить эту загадку, ты замолвишь за меня словечко перед судьей — так, что ли? — Стрейт снова засмеялся.

— Это тебе не помешает.

145
{"b":"2484","o":1}