ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стрейт всегда был добр к Мейси и, когда он находился в подростковом исправительном центре, взял его под свою защиту. Потом, когда Мейси вышел на свободу и вступил в «Свободное общество», Стрейт разыскал его и открыл ему глаза на то, что члены «СО» — всего лишь кучка жалких дилетантов. И события в Ричмонде это подтвердили. Кроме того, Стрейт не раз напоминал Мейси о том, что «общество» не платило своим членам ни цента, но между тем требовало служить верой и правдой. «Но кому?» — вопрошал Стрейт. Приходилось признать, что он — увы! — служил презренным глупцам и недотепам.

Мейси внял увещеваниям Стрейта и с тех пор работал только на него. И эта работа его вполне устраивала. Стрейт сколотил состояние на транспортировке и продаже наркотиков, но и Мейси не оставался внакладе. Это не говоря уже о том, что ему удалось подставить «СО» и пристрелить Твана. Уже одно это обеспечивало Мейси высокую самооценку. Теперь, когда Стрейт свернул дела, у Мейси оставалась одна пламенная мечта — убить Веба Лондона. Чтобы доказать свое безусловное превосходство над этим человеком и организацией, которую он представлял. В определенном смысле Клайд Мейси готовил себя к осуществлению этой миссии всю свою сознательную жизнь.

Надев очки ночного видения, Мейси стал исследовать взглядом то место, где он в последний раз видел Веба Лондона. Этот парень, двигаясь в полный рост и пренебрегая мерами безопасности, вел себя попросту глупо. А все из-за излишней самоуверенности, подумал Мейси. Лондон, должно быть, и представить себе не мог, что на этот раз ему попался противник умнее и ловчее его. Пора с ним кончать, решил Мейси, и вдруг увидел странный зеленоватый луч, двигавшийся в его сторону. На секунду Мейси опешил, так как ничего подобного прежде не видел. Потом, однако, он догадался, что это излучение, исходившее от ночной оптики Лондона. Он прицелился, выдохнул, замер, положив указательный палец на спусковой крючок, и наконец выстрелил. Поскольку зеленый луч погас, Мейси понял, что его пуля попала точно в центр прибора ночного видения. Лишь после этого Мейси подумал, что его собственные очки испускают такое же зеленоватое свечение. Но заметить его можно только с помощью таких же очков, но смотреть в которые теперь было некому, так как Веба Лондона на свете больше не существовало. Он, Мейси, оказался проворнее, потому и остался жив, а Лондон отправился к праотцам. В конце концов один стрелок всегда на долю секунды опережает другого.

Прежде чем Мейси успел сделать вдох, прилетевшая из темноты пуля пробила ему лоб. Какую-то миллионную долю секунды его сознание отказывалось признать, что все кончено. Но потом пальцы у Мейси разжались, выронив винтовку, он уткнулся лицом в землю.

Веб выбрался из-за ствола поваленного дерева. На пеньке в одном шаге от него лежал его прибор ночного видения. Веб не полагался на зеленоватое свечение, исходившее от очков Мейси, чтобы произвести выстрел. Когда Мейси выстрелил, думая, что целит ему в голову, и разбил его очки, Веб по вспышке от выстрела определил его местонахождение и нажал на спуск. Пуля снесла Мейси полчерепа. Как это обычно бывает, крепкий профессионал побил любителя-самоучку.

Вебу, однако, не пришлось долго раздумывать о причинах своей победы, поскольку в следующую минуту он услышал, как кто-то пробирается по подлеску, круша заросли на своем пути. Он снова бросился на землю и припал к прицелу своей снайперской винтовки. Когда мужчина и мальчик выбрались из зарослей и оказались совсем недалеко от него, Веб, поколебавшись, поднялся на ноги и, направив винтовку в грудь чернокожего гиганта, крикнул:

— Положи пистолет на землю, Фрэнсис!

Вестбрук вздрогнул и стал вглядываться в темноту. Сквозь прицел своей винтовки Веб хорошо видел, как гигант спрятал Кевина у себя за спиной, прикрыв его своим могучим телом.

— Это Веб Лондон, Фрэнсис. Положи на землю оружие. Немедленно!

— Оставайся у меня за спиной, Кев, — сказал Вестбрук сыну, начиная пятиться в противоположную от Веба сторону.

— В последний раз говорю тебе, Фрэнсис — брось пушку. Или отбросишь концы.

— Я пытаюсь вывести отсюда Кевина, парень. Я не хочу никому причинять зла. Просто выведу отсюда Кевина — и все.

Веб прицелился и выстрелил в ветку, находившуюся в десяти футах над головой Вестбрука. Ветка переломилась надвое и упала на землю у него за спиной. Это был первый предупредительный выстрел, который Веб сделал в своей жизни. И он сразу же спросил себя, какого черта это ему понадобилось. Кевин вскрикнул, но Вестбрук молча продолжал пятиться в темноту. Потом он сделал нечто такое, что удивило даже Веба. Бросив пистолет, он наклонился и посадил себе на плечи Кевина. Поначалу Веб думал, что он хочет прикрыться телом мальчика, но Вестбрук, выпрямившись, продолжил отступление в прежней манере — лицом к Вебу.

— Не волнуйся, приятель. Мне просто нужно отсюда выйти. Дела, знаешь ли.

Веб выпустил еще одну пулю, которая зарылась в грязь прямо у ног Вестбрука. Это был второй предупредительный выстрел. Веб сам не знал, почему он это делает. Ведь перед ним был преступник, убийца.

— Не волнуйся, — повторил Вестбрук. — Мы уже уходим. Я — и парнишка.

Веб хотел выстрелить Вестбруку в голову, но потом подумал, что мощный патрон его винтовки продырявит не только череп Вестбрука, но и сидевшего у него за плечами Кевина. Впрочем, он мог выстрелить Вестбруку в ногу, чтобы не позволить тому скрыться. Пока он над этим размышлял, послышался голос Кевина:

— Прошу тебя, Веб, не стреляй в моего брата. Он просто хочет мне помочь.

Сквозь оптику прицела Веб видел лицо Кевина, который обеими руками обнимал своего отца за шею. По щекам мальчика текли слезы, а в его больших глазах читался страх. Лицо Вестбрука, напротив, выражало глубочайшее спокойствие, как если бы он уже смирился со смертью. Веб вспомнил о шрамах на груди Фрэнсиса. Ему и вправду было не впервой смотреть в глаза смерти. Как это он говорил? «Мне уже сто двадцать лет в пересчете на возраст белого человека» — так, кажется? Палец Веба замер на курке. Если он прострелит Вестбруку ногу, то Кевин по крайней мере сможет навещать своего папашу в тюремной больнице. Так что он вполне мог нажать на спуск, не беря на душу греха. Да и как иначе? Ведь он — коп, а Вестбрук — преступник. Таков порядок вещей, и исключения здесь не допускаются. К чему тут раздумывать? Стрелять — и точка.

И все-таки Веб позволил отцу с сыном на плечах отступить в чашу и скрыться. Опустив ствол винтовки, он набрал в грудь воздуха и крикнул:

— Отведи его домой, Фрэнсис. А потом сматывайся из города. Потому что я все равно тебя достану, сукин ты сын!

55

Стрейт тоже услышал вой сирен. Как, однако, быстро все покатилось под горку, подумал он. Видно, такая уж у него судьба.

Приставив пистолет к затылку Клер, он вынул у нее изо рта кляп. Веревки он давно уже с нее снял — чтобы не тащить ее на себе.

— Мне нужно отсюда выбраться, и вам, леди, придется послужить моим пропуском. Быть может, вой сирен внушил вам некоторые надежды? Напрасно. Поскольку, как только я почувствую, что мне угрожает опасность, я вас пристрелю.

— Но почему? — прошептала Клер.

— Потому, что меня крупно поимели. Вот почему. Потому что я работал как вол — и, видно, все зря. Ну, а теперь двигайтесь, леди, — и побыстрее. — Он ткнул ее стволом пистолета и повел к «конному центру». У конюшен стояли грузовики и пикапы, одним из которых он надеялся воспользоваться. Стрейт и Клер подходили к «конному центру» с востока. Увидев высокую крышу большого амбара, Стрейт усмехнулся. Хорошо все-таки, подумал он, что ферма такая огромная и что здесь много разных построек. Полицейские, естественно, нагрянут с главного входа, и, пока они разберутся, что к чему, он успеет выехать за пределы фермы и отправится в свое убежище, которое приготовил специально для такого случая. Потом, переждав грозу, он исчезнет из этих мест — да и из страны тоже, прихватив с собой если не все деньги, то хотя бы их часть.

148
{"b":"2484","o":1}