ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Веб расположился на дистанции в сто ярдов от мишеней и лег на землю, подсунув под ложе винтовки небольшой мешочек, чтобы стабилизировать положение оружия во время стрельбы. Приклад он прижал к плечу, чтобы уменьшить отдачу и движение мушки вверх, которые сопутствовали каждому выстрелу. Он развел колени на ширину плеч, плотно вдавив в дерн бедра и лодыжки в соответствии с извечной привычкой снайпера вжиматься в землю, чтобы не подставляться врагу, поскольку в таком положении его труднее всего поразить. Потом Веб отрегулировал прицел, приняв во внимание поднявшийся ветер и даже высокую влажность воздуха. Как профессионал Веб считал, что обязан анализировать результаты каждого своего выстрела, и давно уже заметил, насколько ощутимо влияют на меткость стрельбы климат и прочие природные факторы. По этой причине он всегда мог объяснить, почему даже отличный снайпер в определенной ситуации дал промах, хотя многие его коллеги в таких случаях просто махали рукой. Подумаешь, промахнулся. В конце концов они просто выполняют свою работу, а всякие тонкости — не их ума дело. Между тем при стрельбе на предельной дистанции имели значение даже несущественные на первый взгляд вещи. Так, легчайшая тень над линзой оптического прицела могла повлиять на точность выстрела, в результате чего ранение получал не террорист, а заложник, которого он держал перед собой в качестве щита.

Прижавшись щекой к прикладу, Веб легонько сжал в руке рукоять своей винтовки, после чего левой рукой установил в нужное положение поддерживавшие ствол сошки. Потом он медленно вобрал в себя воздух и так же медленно его выпустил. При стрельбе главную роль играли абсолютное спокойствие и расслабленность. Напрягаться было нельзя ни в коем случае. Обычно в своем снайперском деле Веб придерживался засадной тактики — то есть ждал, когда противник появится в зоне действия его оружия. После этого он ловил его силуэт в перекрестье волосков прицела и с помощью специальной градуировки рассчитывал расстояние до цели, скорость, с которой она передвигалась, и необходимый угол наклона. Кроме того, он всегда принимал во внимание собственное положение в пространстве, а также силу ветра и влажность. После этого он был готов нанести смертельный удар — подобно затаившемуся в своей паутине и собравшемуся перед броском пауку. Стрелял Веб обычно в голову — по той простой причине, что враг с пробитым черепом не в состоянии сделать ответный выстрел.

Итак, ни малейшего напряжения в мышцах, работают только пальцы, пульс — 64 удара в минуту. Веб еще раз вздохнул, медленно выпустил из легких воздух, после чего надавил на спуск, сделав пять выстрелов подряд с уверенностью человека, который проделывал подобную процедуру не менее пятидесяти тысяч раз. Потом он сделал еще четыре серии из пяти выстрелов: три раза с расстояния в сто ярдов и один — в двести, что считалось предельной дистанцией для «снайперского покера».

Отстрелявшись, он проверил мишени и удовлетворенно улыбнулся. С расстояния в сто ярдов он на двух колодах выбил комбинации «флеш-рояль», на двух других — тузов с королями, а на предельной дистанции двести ярдов, которая редко использовалась в «снайперском покере», — комбинацию «фул-хаус». При этом он ни разу не задел одной пулей двух карт сразу, а также не допустил ни одного промаха. Все это вместе взятое вернуло ему ощущение покоя и уверенности в себе. Правда, это состояние длилось недолго — каких-нибудь десять секунд, после чего им вновь завладела депрессия.

Веб отнес винтовку в оружейную комнату и отправился прогуляться по территории Куантико. Около здания, принадлежавшего Центру управления силами морской пехоты, находилась так называемая желтая дорога — полоса препятствий, протяженностью в семь с половиной миль. Чего там только не было — и подвешенные на высоте 15 футов веревочные петли и сети, и обнесенные колючей проволокой «медвежьи ямы», откуда нужно было уметь выбираться, и фрагменты горного ландшафта, где отрабатывалась техника подъема с использованием альпинистского снаряжения. Когда Веб проходил обучение на курсах усовершенствования, предусмотренных системой подготовки ПОЗ, он ее столько раз преодолевал, что запомнил, казалось, каждый ее дюйм. Но преодолением полосы препятствий тренировки не ограничивались. Каждый стажер должен был пробегать в общей сложности около пятнадцати миль в день с грузом пятьдесят фунтов. При этом в рюкзаки стажерам обычно совали самые обыкновенные кирпичи. Если члены команды не выполняли нормативов, их, не давая передохнуть ни минуты, гнали на второй круг. А еще им устраивали заплывы в грязной ледяной воде и заставляли лазать по лестницам высотой пятьдесят футов. Потом следовал бросок к «Отелю одиноких сердец» — бетонному блоку, имитировавшему четырехэтажное строение, через которое необходимо было перебраться на противоположную сторону без помощи лестниц или других подручных средств. После этого разгоряченным стажерам предлагалось освежиться, бросившись в полном снаряжении с планшира заржавевшего, давно уже списанного судна в воды Джеймс-ривер. Когда стажировка Веба подходила к концу, «Отель одиноких сердец» усовершенствовали: теперь его подпирали деревянные брусья, а со стен свисали веревки и веревочные сети. Это, вне всякого сомнения, облегчало преодоление препятствия и давало стажеру некоторое ощущение безопасности, но, как считал Веб, забава была уже не та.

В ходе подготовки каждый стажер должен был, кроме того, побывать в «печке» — то есть научиться ориентироваться в пылающем здании. Эта самая «печка» представляла собой трехэтажное бетонное строение с железными ставнями, внутренние помещения которого были расположены таким образом, что разведенный на первом этаже огонь мгновенно вызывал задымление всего здания. Находившийся на третьем этаже стажер должен был, используя свой природный инстинкт, хладнокровие и умение ориентироваться в пространстве, спуститься на первый этаж и найти выход из заполненного дымом помещения. Единственной наградой за это испытание было ведро холодной воды, которой обдавали каждого, кто выбирался из этого ада. Потом испытание повторялось, но на этот раз стажеру приходилось не только самому выбираться из «печки», но и выносить на плечах манекен весом сто пятьдесят фунтов.

Помимо вышеперечисленных тренировок стажерам приходилось часто ходить на стрельбище, а также посещать занятия в классе, где им предлагалось решать задачи, способные поставить в тупик самого Эйнштейна. Кроме того, они занимались в спортивном зале на различных спортивных снарядах, причем таких нагрузок не выдержал бы олимпийский чемпион, и разыгрывали всевозможные сценарии освобождения заложников, когда правильное решение предстояло найти в долю секунды. За тренировками стажеров постоянно наблюдали оперативники ПОЗ, но выяснить, есть ли у тебя шанс попасть в их подразделение, было невозможно, поскольку со стажерами они не разговаривали и никак их действия не комментировали. Для них стажер был всего лишь подмастерьем, который, хоть и напрягался изо всех сил, звания мастера все же не заслуживал. Стажер знал, что даже если он и будет принят в команду, то все равно останется для оперативников ПОЗ жалким стажером и никто из них не придет на его похороны, если вдруг его пристрелят в какой-нибудь заварушке.

Веб все это испытал на собственной шкуре и, закончив курсы усовершенствования, был аттестован как снайпер, после чего провел еще два месяца на курсах снайперов при учебном центре разведотряда морской пехоты. Там он учился искусству маскировки, работе на местности и умению вести наблюдение, ну и, само собой разумеется, стрельбе по различным мишеням из снайперской винтовки с оптическим прицелом, чем он занимался ежедневно по многу часов. После этого Веб семь лет служил снайпером, а потом был переведен в штурмовую группу, где, бывало, кис со скуки, часами дожидаясь зеленого света, или разрешения на начало операции, которая могла проводиться в иной точке земли. Из чего только не стреляли в него во время этих операций самые отъявленные злодеи в мире. Взамен он получил возможность выбирать себе любое оружие и после обеда часок-другой поиграть на компьютере.

15
{"b":"2484","o":1}