ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не имею представления.

Билли гордо улыбнулся.

— Я выпотрошил его, как какого-нибудь оленя. Но сначала отрезал ему яйца. Я, видите ли, исходил из того, что человек, который в состоянии убить маленького мальчика, не может называться мужчиной. Ну а коли так, зачем ему яйца? Надеюсь, вам понятны мои доводы?

Веб ничего на это не ответил, но, хотя Билли и не был вооружен, положил на всякий случай ладонь на рукоять пистолета. Кэнфилд, казалось, этого не заметил, а если и заметил, то ему было на это наплевать.

Покрутив головой и посмотрев на свое творение со всех сторон, Билли сказал:

— Я — человек необразованный и мало читал, но мне казалось, что я сделал из чучела Эрни некую аллегорию справедливости. Ведь в этой комнатушке прежде отсиживались рабы, обретавшие потом свободу. Эрни же, помещенный сюда, обрести свободу не мог — даже после смерти. Кроме того, я всегда знал, где он находится, и имел возможность в любой момент на него полюбоваться. А еще он служил мне для того, чтобы пугать моих подвыпивших гостей. — Он посмотрел на Веба такими глазами, что сразу стало ясно: к миру вменяемых людей он в данный момент не принадлежал. — Ну так как, прав я или нет? Что вы мне на это скажете?

Веб опять не сказал ему ни слова.

Билли внимательно на него посмотрел и сказал:

— Я бы снова это сделал, если бы старина Эрни по какому-то невероятному стечению обстоятельств ожил и попал ко мне в руки.

— Скажите, Билли, как вы себя чувствовали, когда убивали человека?

Кэнфилд некоторое время сверлил его глазами.

— Как последнее дерьмо.

— Скажите, это избавило вас от душевной боли? Хотя бы отчасти?

— Ничуть. Теперь же мое существование лишилось всякого смысла. — У него задрожали губы. — Но ведь я еще раньше вычеркнул ее из своей жизни — я имею в виду Гвен. Толкнул ее в постель к Стрейту. Не обращал на нее никакого внимания. Она не сомневалась, что я знаю про ее связь со Стрейтом, и мое равнодушие убивало ее. Когда я был ей нужен, меня никогда не оказывалось поблизости. Быть может, если бы я был с ней рядом, ей бы удалось пройти через весь этот ужас и не сломаться.

— Может быть, и удалось бы. Но мы уже никогда об этом не узнаем, — сказал Веб.

Они услышали за дверью шаги, вышли из комнаты и увидели Бейтса. Тот был сильно удивлен, застав Веба у Кэнфилда.

— Я вдруг вспомнил, что мне надо задать вам еще пару вопросов, Билли. — Он посмотрел на белого, как бумага, Веба. — Тебе что — плохо? — Потом его взгляд переместился на Билли, который выглядел еще хуже и походил на призрак. — Да что тут, черт возьми, происходит?

Веб посмотрел на Билли и сказал:

— У нас все в порядке. Но почему бы тебе не задать Билли эти вопросы чуть позже? Мне кажется, сейчас ему необходимо побыть наедине со своими мыслями. — Еще раз посмотрев на Кэнфилда, Веб обхватил Бейтса за плечи и стал подниматься вместе с ним по лестнице, ведущей из полуподвала.

Едва они успели подняться в холл, как услышали громкий хлопок. Это был выстрел из дорогого охотничьего ружья фирмы «Черчилль».

Веб не спутал бы этот звук ни с каким другим.

57

Веб заехал к Кевину Вестбруку через два дня после самоубийства Билли. Мальчик снова жил вместе с Джеромом и бабулей. Веб очень надеялся, что Фрэнсис, вернув Кевина под крыло родственников, исчез из города. Впрочем, хорошо уже было и то, что он не стал впутывать сына в свои дела. Бабуля, которую, как выяснилось, звали Роза, пребывала в чудесном настроении и усадила Веба обедать. Веб, как и обещал, вернул ей фотографию Кевина, а Кевину передал его альбомы для рисования.

— Я его не видел, — сказал Джером, когда Веб спросил его о Большом Тэ. — Кевина все не было, а потом — раз, и он вдруг объявился. Но один.

— А как поживают твои компьютерные печенья «куки»? — спросил Веб.

Джером улыбнулся.

— Они уже в печи. Остается только прибавить жару.

Перед тем как Веб уехал, Кевин протянул ему рисунок, на котором был изображен маленький мальчик, стоявший рядом с большим мужчиной.

— Полагаю, это ты и твой брат? — спросил Веб.

— Нет, это я и ты, — ответил Кевин и неловко обнял Веба.

Когда Веб вернулся к своей машине, он увидел под дворником листок бумаги. То, что он там прочитал, заставило его схватиться за пистолет и обернуться. Но того, кого он высматривал, уже и след простыл. Тогда Веб еще раз прочитал написанное на листке короткое послание: «Я перед тобой в долгу. Большой Тэ».

Были и другие хорошие новости: нашелся Ренделл Коув. Его обнаружили игравшие в лесу дети, которые сообщили об этом взрослым. Коува поместили в ближайший госпиталь под именем Джона Доу, поскольку документов при нем не было. Он находился в бессознательном состоянии несколько дней, но как только пришел в себя, дал знать в Бюро. В его выздоровлении также не было сомнений.

Веб навестил Коува, когда его перевезли в Вашингтон. Коув был замотан бинтами, здорово похудел и находился далеко не в лучшем настроении. Но он по крайней мере был жив. Веб сказал ему, что уже по одной этой причине стоит держать хвост пистолетом, но в ответ услышал ворчание.

— Я был в таком же, как и ты, положении, — сказал Веб. — Только у меня при этом отсутствовала половина лица. Так что ты, считай, еще легко отделался. А потому — радуйся.

— Болит все. Где уж тут радоваться.

— Говорят, раны закаляют характер.

— В таком случае характер у меня будет просто железобетонный.

Веб оглядел больничную палату.

— И сколько тебе еще здесь лежать?

— Врачи разве скажут? Я для них рядовой больной, а с такими персонал не больно-то разговаривает. Но если меня уколют хотя бы еще раз, то тому, кто воткнет в меня иглу, точно не поздоровится.

— Я тоже терпеть не могу больницы.

— Если бы на мне не было кевлара, то я лежал бы не здесь, а в морге. У меня на груди два таких кровоподтека, что не известно, рассосутся ли они хоть когда-нибудь.

— Правило номер один: всегда стреляй в голову.

— Я рад, что эти типы не читали твои правила. Но оставим это. Говорят, ты разобрался с проблемой оксиконтина?

— Я бы сказал, мы разобрались.

— И ты же пристрелил Стрейта?

Веб кивнул.

— А после этого Билли Кэнфилд выпустил в него заряд картечи. Не думаю, чтобы в этом была какая-то необходимость, но он по крайней мере отвел душу. Но потом выяснилось, что и это ему не помогло.

Коув покачал головой.

— Жаль, что я всего этого не видел.

Веб собрался уходить.

— Знаешь, что, Веб? Я перед тобой в долгу.

— Ничего ты мне не должен. Как и весь этот чертов мир.

— Эй, приятель, но ты же прихлопнул весь этот карточный домик.

— Я просто делал свою работу. Но, если честно, меня это уже начинает утомлять.

Они пожали друг другу руки.

— Не унывай, Коув. А когда выберешься отсюда, попроси в Бюро, чтобы тебе предоставили тихую канцелярскую работу, где люди обмениваются ударами только посредством рапортов.

— Рапортов? Но ведь это безумно скучно!

— Вот и я так думаю.

* * *

Веб припарковал свой «мах» и немного прошелся по улице. Вечер стоял теплый, поэтому на Клер были открытое легкое платье и босоножки. Хотя обед был вкусным, вино — хорошим, а обстановка — самой располагающей, Веб, поглядывая на сидевшую у камина на кушетке в соблазнительной позе Клер, в который уже раз спрашивал себя, зачем он сюда пришел.

— Надеюсь, вы уже оправились от происшедшего? — спросил Веб.

— Сомневаюсь, что я когда-либо оправлюсь от этого полностью. Но на работе у меня все хорошо. После того, как стало известно об этой истории с О'Бэнноном, я думала, что практике пришел конец, но телефон все равно звонит не переставая.

— Ничего удивительного. Хороший «псих» — пардон, психиатр — нужен многим.

— Но я все равно стараюсь почаще устраивать себе выходные.

— У вас, наверное, изменились приоритеты.

— Наверное. Кстати, я видела Романо.

151
{"b":"2484","o":1}