ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Такие вещи требуют времени, — сказал врач, провожая его к выходу. — Но вы не беспокойтесь. Вам станет легче. Со временем. Как говорят, Рим не сразу строился.

Веб хотел спросить, сколько времени займет «построение Рима» в данном конкретном случае, но сдержался и ничего, кроме «до свидания», не сказал. Выйдя на улицу, Веб решил, что ни за что не вернется в этот стерильный кабинет, однако продолжал сюда ездить. Доктор О'Бэннон на следовавших один за другим сеансах анализировал вместе с Вебом его проблемы, пытаясь научить его избавляться от непрошеных видений. Тем не менее Веб не забыл о застреленном членами «СО» мальчике, которого ему так и не удалось спасти. Более того, он считал, что такое забывать нельзя, поскольку это противно человеческой натуре.

Доктор О'Бэннон сказал Вебу, что он и другие психиатры, имеющие кабинеты в высотном здании, работают на Бюро уже много лет и за это время оказали помощь десяткам агентов и сотрудников администрации ФБР. Веба это немало удивило, поскольку он считал, что таких, как он, представителей Бюро, отважившихся по собственной воле посещать психиатра, единицы. Когда он сказал об этом О'Бэннону, тот окинул его понимающим взглядом и произнес:

— Если люди не хотят говорить об этом на работе, это вовсе не означает, что у них нет проблем, которые им требуется обсудить со специалистом. Назвать имена я, конечно, не могу, но поверь, ты далеко не единственный сотрудник ФБР, который пользуется моими услугами. Агент, испытывающий стресс и при этом прячущий голову в песок, — все равно что бомба с часовым механизмом, которая неизвестно когда взорвется.

Теперь Веб спрашивал себя, не является ли он такой же вот бомбой с часовым механизмом. Войдя в здание, он направился к лифту, чувствуя, как ноги его с каждым шагом все больше наливаются свинцом.

Занятый своими невеселыми мыслями, он едва не столкнулся с женщиной, спешившей к лифту с другой стороны. Извинившись, Веб нажал на кнопку вызова. Когда двери лифта открылись, он зашел в кабинку вместе с женщиной и нажал на кнопку нужного этажа. Пока лифт поднимался, он рассматривал свою случайную спутницу. Она была среднего роста, стройная и очень привлекательная. Лет тридцати семи — тридцати восьми, определил Веб, окинув ее наметанным взглядом оперативника. На ней был серый брючный костюм и белая блузка с выпущенным поверх жакета воротничком. Ее черные вьющиеся волосы были коротко подстрижены, в ушах она носила небольшие сережки, в руках был портфель. Веб обратил внимание на то, с какой силой ее длинные пальцы сжимали ручку портфеля. Он привык подмечать всякие несущественные на первый взгляд детали, поскольку именно от них подчас зависела его жизнь.

Кабинка лифта остановилась на нужном Вебу этаже; женщина тоже вышла на этом этаже, что его несколько удивило.

Потом, правда, он вспомнил, что она не нажимала кнопку, и отметил про себя, что эту деталь он упустил. Женщина направилась в сторону нужного ему офиса, он последовал за ней.

— Могу я вам чем-то помочь?

Голос у нее был негромкий, спокойный и очень располагающий. Внимание Веба привлекли и ее большие васильковые глаза с глубоким, проницательным и чуточку печальным взглядом.

— Я хотел бы видеть доктора О'Бэннона, — сказал Веб.

— Он назначил вам встречу?

Взгляд ее стал несколько настороженным. Веб подумал, что женщина имеет полное право испытывать настороженность по отношению к незнакомому мужчине, который молча идет за ней следом. Последствия таких прогулок на улице подчас бывают ужасными.

— Да, он назначил мне встречу на девять часов утра, в среду. Должно быть, я слишком рано приехал.

Настороженность в ее взгляде сменилась сочувствием.

— Видите ли, дело в том, что сегодня вторник.

— Вот черт, — пробормотал Веб и покачал головой. — Похоже, у меня в голове все дни перепутались. Извините за беспокойство. — Он повернулся, чтобы уйти и больше никогда сюда не возвращаться.

— Мне кажется, я вас знаю, — сказала женщина. Веб медленно повернул голову в ее сторону. — Извините мою настойчивость, — добавила женщина, — но я почти уверена, что где-то вас видела.

— Что ж, если вы здесь работаете, то это вполне могло быть. Я уже приходил к доктору О'Бэннону.

— Нет, я видела вас не здесь. Скорее всего по телевизору. — Наконец она вспомнила, кто он, и лицо у нее прояснилось. — Вы — Веб Лондон, агент ФБР, не так ли?

Некоторое время Веб молчал, не зная, что ей сказать; она же просто стояла и смотрела на него, дожидаясь, когда он подтвердит ее слова.

— Да. — Веб посмотрел от нее в сторону. — А вы, значит, здесь работаете?

— У меня здесь офис.

— Так вы тоже «псих»?

Она протянула ему руку:

— Мы предпочитаем, чтобы нас называли психиатрами. Меня зовут Клер Дэниэлс.

Веб пожал ей руку, после чего они с минуту стояли в некотором замешательстве, не зная, о чем говорить дальше.

— Я как раз собиралась выпить кофе. Может, составите мне компанию? — наконец сказала она.

— С удовольствием. Если это не слишком вас обеспокоит.

Она повернулась к двери, отперла ее и вошла внутрь. Веб последовал за ней.

Они уселись за стол в приемной и стали пить кофе. Веб окинул взглядом небольшую пустую комнату.

— Что, вы сегодня не принимаете?

— Нет, но обычно раньше девяти никто не приходит.

— Меня всегда удивляло, что у психиатров нет секретарей.

— Мы стараемся, чтобы люди чувствовали себя здесь комфортно. Между тем необходимость сообщать незнакомому человеку о назначенном сеансе может показаться пациентам обременительной. Обычно мы договариваемся с пациентом о времени посещения заранее, и он сообщает нам о своем приходе, позвонив в звонок над дверью. Приемные мы воспринимаем как неизбежное зло, но стараемся, чтобы пациенты не встречались здесь друг с другом. Только представьте, что два человека по какой-то причине пришли в приемную в одно и то же время и сидят здесь, гипнотизируя друг друга взглядами. Вряд ли такое кому-нибудь понравится.

— Да уж. Напоминает игру: «отгадай, какой у меня заскок».

Женщина улыбнулась.

— Что-то вроде этого. Доктор О'Бэннон практикует уже много лет и уделяет большое внимание тому, чтобы пациент чувствовал себя комфортно. Нельзя же, в самом деле, раздражать и без того уже раздраженных или угнетенных своим состоянием людей.

— Значит, вы хорошо знаете доктора О'Бэннона?

— Довольно хорошо. Мы стали работать вместе, когда доктор О'Бэннон пришел к выводу, что не следует чрезмерно перегружать себя профессиональными обязанностями, и предложил мне стать его помощницей. Это здание и эта работа мне понравились, и мы с О'Бэнноном довольно долго трудились на пару. Он — прекрасный психиатр и обязательно вам поможет.

— Вы полагаете? — спросил Веб без малейшей надежды в голосе.

— Полагаю, поскольку я в курсе того, что с вами случилось. Поверьте, мне очень жаль ваших коллег.

Веб допил кофе в полном молчании.

— Если вы думаете, что дождетесь О'Бэннона, то ошибаетесь. Сегодня он ведет занятия в Университете Джорджа Вашингтона и вряд ли освободится до вечера, — сказала Клер.

— Моя ошибка, мне за нее и расплачиваться, — сказал Веб, поднимаясь со стула. — Спасибо за кофе.

— Сказать ему, что вы заходили, мистер Лондон?

— Зовите меня Веб, ладно? Что же касается среды, то я скорее всего в эту среду к доктору О'Бэннону не приду.

Клер тоже встала.

— Могу я что-нибудь для вас сделать?

— Вы и так уже приготовили мне чашку кофе «Ява». — Веб вздохнул. Пора было уходить. — Скажите, что вы собираетесь делать в течение следующего часа? — спросил он вместо того, чтобы выйти из офиса, и сам не понимал, как у него вырвались эти слова.

— Ничего особенного. Буду приводить в порядок свои записи, — торопливо проговорила она, опустив глаза и слегка покраснев, словно он пригласил ее на прогулку, а она, вместо того чтобы отвергнуть его ухаживания, по непонятной для нее самой причине решила их поощрить.

21
{"b":"2484","o":1}