ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
Синяя кровь
Тело, еда, секс и тревога: Что беспокоит современную женщину. Исследование клинического психолога
Попалась, птичка!
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Одиночество вдвоем, или 5 причин, по которым пары разводятся
Правило 5 секунд. Как успевать все и не нервничать
Код благополучия. Как управлять реальностью и жить счастливо здесь и сейчас
Хроники Черного Отряда: Черный Отряд. Замок Теней. Белая Роза
A
A

— Совершенно верно.

— Почему же я до сих пор ничего не знаю о том, как «окси» попадает в крупные города, Ренди?

— Потому что я сам только что выяснил, как он попадает на рынок. Когда я внедрялся в систему, я и понятия не имел, что столкнусь с оксиконтиновой «трубой». Я полагал, что речь идет о транспортировке самых обычных кока и героина. Но со временем я кое-что узнал и увидел наконец эти таблетки в фирменных упаковках. Они поступали из глухих районов в Аппалачах. Поначалу я наблюдал только операции по продаже и покупке небольших партий товара; этим занимались люди, сами постоянно находившиеся в наркотическом опьянении. Но я чувствовал, что эти мелкие партии прибирает к рукам некая организация, переправляющая наркотик в большие города. Операции с оксиконтином приносят в несколько раз больше прибыли, нежели с традиционными наркотиками, поскольку он производится внутри страны промышленным способом и его не надо ввозить из-за границы. По этой причине и риск провала гораздо ниже. По-моему, людей из этой группы и надо искать. Исходя из этого, я решил, что они обосновались в том здании, которое впоследствии пыталась штурмовать группа ПОЗ. Я полагал, что мы, захватив бухгалтерские документы и теневых бухгалтеров, сможем выйти на людей, которые заправляют всем этим бизнесом. Кроме того, в здании находились крупные суммы денег, ну а где же еще прятать такие деньги, как не в одном из неприметных домов в большом городе?

— Потому что в сельской местности, где все друг друга знают, обязательно пойдут слухи о существовании такого вот подпольного оперативного центра, — продолжил мысль своего агента Бейтс.

— Вот именно. У них было множество причин, чтобы обосноваться в таком доме.

— Но кто бы ни занимался транспортировкой и продажей наркотиков, не станет связываться с ПОЗ. Расстрелять спецназовцев — это значит обеспечить себе лишнюю головную боль. Зачем они это сделали?

— Пока я могу сказать одно: люди, которые облюбовали это здание, не имели никакого отношения к Вестбруку. Слишком много там было всякого добра для дельца местного масштаба, такого как Вестбрук. Если бы я считал, что в этом доме засел Вестбрук, я бы и не подумал вызывать ПОЗ. Мы бы взяли мелкую рыбешку, а крупная бы уплыла. По-моему, Вестбрук и подобные ему люди в округе Колумбия занимаются не поставкой, а исключительно продажей товара. Но доказать это я не могу. И на Вестбрука у меня ничего нет. Уж очень он умный и осторожный.

— Но ты, по-моему, знаешь кое-кого из его братвы? Это тоже ценно.

— Ценно-то ценно, но в той среде, с которой я имею дело, доносчики долго не живут.

— Как бы то ни было, кто-то устроил для нас настоящее бродвейское шоу, сделав все возможное, чтобы этот дом выглядел как набитый наркотиками и деньгами оперативный центр крупных наркодилеров. Ты сам-то что думаешь по этому поводу?

— Ничего не думаю, Пирс. После того как я передал эту информацию в Бюро и позовцы стали готовить удар по объекту, тот, кто меня подставил, решил, что старина Ренделл Коув ему больше не нужен. Мне пришлось скрываться. Честно говоря, я удивляюсь, что все еще жив.

— Веб Лондон тоже все еще жив и очень этому обстоятельству удивляется.

— Я другое имею в виду. Кто-то хотел меня убрать уже после того, как перестреляли группу «Чарли». Это стоило мне «букара» и пары сломанных ребер.

— Господи! Почему же ты не сообщил нам об этом? Пришло время выйти на поверхность, Ренди, и дать полный отчет о своей работе. Должны же мы выяснить, кто за тобой охотится.

Бейтс, осторожно поворачивая голову, обозрел окружающее пространство. Встреча с Коувом длилась уже довольно долго, и ему пора было уходить. Нельзя же бесконечно рассматривать карту кладбища. Это, в конце концов, подозрительно. Но Бейтсу уезжать без Коува не хотелось.

— Я и не подумаю возвращаться в отдел, Пирс, — сказал Коув таким тоном, что Бейтс невольно опустил карту. — Слишком меня достало все это дерьмо.

— Что конкретно ты хочешь этим сказать? — резко спросил Бейтс.

— А то, что это дерьмо воняет изнутри, — сказал Ренделл, — а я не хочу снова подставлять шею под топор, не выяснив предварительно, все ли у нас играют по правилам.

— Ты служишь в ФБР, Ренди, а не в КГБ.

— Может, для тебя это и так. Ты, Пирс, всегда был человеком, близким к начальству, я же работаю на улице. Я ехал к тебе на встречу, чтобы выяснить, что произошло, не имея при этом никакой гарантии, что меня не выследят и не пристрелят. Это могут сделать и свои, поскольку, как я слышал, в высоких кругах поговаривают, что за засадой на группу «Чарли» стоит моя скромная персона.

— Какая ерунда!

— Шесть трупов спецназовцев — это не ерунда. Как их могли положить, не имея никакой информации изнутри?

— Да, случаи измены были даже у нас.

— Были? А может, есть? Ты вспомни, сколько у нас накрылось хорошо подготовленных дел. А как ты объяснишь смерть двух специальных агентов в прошлом году? А сколько раз штурмовые группы, которые шли по наводке, взрывали двери только для того, чтобы убедиться, что птички давно улетели из гнезда? О чем, по-твоему, это говорит? По-моему, о том, что кто-то на этом хорошо наживается. Полагаю, в нашем Бюро окопалась жирная вонючая крыса, которая за деньги сдает всех подряд. И меня она тоже сдала!

— Только не надо, Ренди, излагать мне основы теории заговора.

Коув заговорил тише и спокойнее:

— Я тебе официально заявляю, что не имею к этому делу никакого отношения. Тебе придется поверить мне на слово, поскольку ничего, кроме него, я в настоящее время представить не могу. Но позже я, возможно, что-нибудь накопаю.

— Значит, у тебя есть какие-то ниточки? — быстро спросил Бейтс. — Знаешь, Ренди, я тебе, конечно, верю, но есть и вышестоящее начальство, которое, между прочим, задает мне разные вопросы. Я понимаю твою озабоченность положением в нашем учреждении. Но ты и в мое положение войди. — Бейтс на минуту замолчал. — Слушай, а может, поедешь все-таки со мной в Бюро, а? Обещаю, что буду с тебя пылинки сдувать и обращаться с тобой, как с собственным папочкой, лежащим на смертном одре. Мне кажется, ты можешь мне доверять. Мы ведь с тобой не первый год друг друга знаем и прошли через многое. — Поскольку Коув хранил молчание, Бейтс заговорил снова: — Скажи, Ренди, что я должен сделать для того, чтобы ты вернулся в отдел? Клянусь, я сделаю все, что только в моих силах. — Коув продолжал молчать. Бейтс негромко выругался и глянул за колонну. Там находилась дверь для обслуживавшего персонала, которая вела наружу. Бейтс подергал ее, но она не открывалась. Тогда Бейтс пробежал, огибая помещение амфитеатра, к главной двери и вышел на улицу. К тому времени церемония смены почетного караула уже закончилась и люди, пришедшие на нее взглянуть, уже начали разбредаться по аллеям, осматривая памятники. Бейтс огляделся, хотя заранее знал, что Коува он потерял. Коув, несмотря на то что был мускулист и высок ростом, обладал способностью мгновенно растворяться в любом окружении. Скорее всего он был одет как турист или местный служащий. Бейтс швырнул карту кладбища в мусорный ящик и направился к выходу.

10

Квартал, в который направлялся Веб, был застроен одинаковыми возведенными после войны домиками, похожими на коробки из-под обуви. У них были крашеные металлические крыши и навесы, а к дверям вели посыпанные гравием дорожки. Садики перед домиками были крохотными, зато задние дворы довольно обширными. Там можно было построить гараж с ямой и без помех разобрать на части автомобиль или устроить вечеринку, нажарив на гриле разной еды. Кроме того, у многих местных жителей на задних дворах росли старые яблони, в тени которых было так приятно укрыться летом. Это был рабочий район, жители которого все еще гордились своими скромными жилищами и далеко не всегда имели возможность послать своих отпрысков в колледж. Мужчины здесь постоянно возились со своими старыми автомобилями, а женщины сидели на порогах домов, пили кофе, курили и сплетничали. Сегодня погода как никогда способствовала такому времяпрепровождению: солнце светило вовсю, а небо после шторма было голубое и чистое. Вверх и вниз по улице раскатывали на самокатах ребятишки в кроссовках и шортах.

27
{"b":"2484","o":1}