ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Романо пришел на курсы из приписанной к ФБР нью-йоркской группы СВАТ, где имел репутацию самого крутого парня. Когда он стоял среди таких же, как он, нагих стажеров ПОЗ, ничто не вызывало у него смущения или страха, и это было видно невооруженным глазом. У Веба даже появилось странное ощущение, что этому парню нравится причинять и испытывать боль. Кроме того, он, похоже, нисколько не сомневался, что в ПОЗ его примут. С самого начала было ясно, что Романо — человек амбициозный и жесткий и никому не позволит взять над собой верх. Но Веб тоже был не подарок и крепкий орешек и не собирался уступать пальму первенства кому бы то ни было. Поэтому не было ничего удивительного в том, что между ними сразу же установились жесткие конкурентные отношения. Романо вел себя по отношению к Вебу вызывающе, и это подчас донельзя злило последнего; с другой стороны, Веб не мог не восхищаться храбростью и бойцовскими качествами Полли.

— Если ты пришел говорить — говори, — произнес Романо.

— Помнишь Кевина Вестбрука? Парнишку из аллеи?

Романо заглянул в свою банку с пивом и утвердительно кивнул.

— Ну, помню.

— Ну так вот: он пропал.

— Не может быть!

— Слушай, а Бейтса ты знаешь? Перси Бейтса?

— Нет. А что — должен?

— Он возглавляет отдел расследований ВРО. Кен Маккарти сказал, что вы с Мики Кортесом общались с Кевином. Ты можешь что-нибудь рассказать об этом?

— Не много.

— Ребенок что-нибудь говорил?

— Ничего.

— Значит, ты кому-то его передал?

— Парочке «пиджаков».

— Ты записал их имена?

Романо отрицательно покачал головой.

— Знаешь, Полли, что отличает беседу с тобой от разговора со стеной?

— Что?

— Да ничего.

— А что ты хочешь, чтобы я сказал, Веб? Ну видел я этого парнишку, даже некоторое время с ним валандался, а потом сбыл его с рук.

— И ты пытаешься меня уверить, что он не сказал тебе ни единого слова?

— Он все больше молчал. Назвал свое имя и дал нам свой адрес. Мы все это записали. Мики хотел было его разговорить, но у него ничего не вышло. Что неудивительно: Кортес и со своими детьми почти не разговаривает. К тому же никто не знал, какова его роль в этом деле. Мы продвигались в сторону двора, увидели твою ракету и остановились. А потом из темноты появился этот парень с твоей бейсболкой и запиской. Я тогда даже не знал, за кого он — за нас или за бандитов. К тому же проводить допросы — не моя работа. Мне неприятности от начальства ни к чему.

— Ты поступил очень предусмотрительно. Непонятно только, почему ты не проявил подобной предусмотрительности, передавая парнишку «пиджакам». Ты у них даже имени не спросил. Это, по-твоему, умно?

— Они предъявили удостоверения и сказали, что парень поедет с ними. С какой стати нам им мешать? ПОЗ-то расследованиями не занимается. Мы, Веб, только взрываем и стреляем, а следствие ведут «пиджаки». К тому же у меня мысли были заняты другим. Надеюсь, ты знаешь, что мы с Тедди Райнером вместе служили в группе «Дельта»?

— Да знаю я, Полли, знаю. Скажи по крайней мере, когда эти «пиджаки» появились?

Прежде чем ответить, Романо подумал.

— Мы находились в аллее не так уж долго. Было еще совсем темно. В общем, они подкатили где-то в полтретьего. Что-то вроде этого.

— Как-то слишком уж быстро в ВРО разобрались в обстановке и прислали за мальчишкой своих людей.

— Ну и что, по-твоему, я должен был им сказать? Что-то вы, ребята, рано нарисовались — в ФБР обычно приезжают куда позже. Так, что ли?

— А ты словесное описание этих «пиджаков» мог бы дать?

Романо опять обдумал его слова.

— Да я все, что помнил, уже рассказал.

— Но кому? Другим таким же «пиджакам»? А ты мне об этом расскажи. Вреда тебе от этого не будет, обещаю.

Романо заколебался.

— Давай, Полли, рассказывай. Как штурмовик штурмовику. Как член группы «Хоутел» последнему члену группы «Чарли».

Романо с минуту молчал, но потом откашлялся, прочищая горло.

— Один из них был белый. Чуть ниже меня ростом, худой, но жилистый. Доволен?

— Нет. Какие у него были волосы?

— Светлые, очень короткие... Да натуральный федерал, говорю я тебе. Думаешь, Джей Эдгар носил хвостик?

— Кое-кто утверждает, что носил... Ладно, теперь возраст. И еще — как он был одет?

— Возраст — где-то за тридцать. А одет он был в стандартный костюм федерала. Ну, может, покрой чуть более элегантный. В твоем гардеробе, Лондон, такого дорогого костюма точно нет.

— А глаза? Какого цвета у него были глаза?

— На нем были темные очки.

— В два тридцать ночи?

— Может, они были просто тонированные? В любом случае я фасон его очков обсуждать не собирался.

— Интересное дело: оказывается, ты помнишь все, но имени этого парня почему-то не запомнил.

— Он сунул мне под нос удостоверение, и я сразу отвалил. Ты что, не понимаешь, что мы находились на месте преступления? Со всех сторон бежали какие-то люди, а шестеро наших парней лежали, изрешеченные пулями. Вот о чем надо было думать. А коли этот парень приехал за мальчишкой, значит, так и надо. Это он задавал вопросы, а я только отвечал. Вполне возможно, он был значительно выше рангом, чем я.

— А что ты можешь сказать о его спутнике?

— О ком?

— О втором «пиджаке». Ты, кажется, сказал, их было двое?

— Точно. — На этот раз на лице Романо мелькнуло выражение неуверенности. Прежде чем заговорить снова, он долго тер глаза и тянул из банки пиво. — Как тебе сказать? Второй парень все время держался в стороне. Блондин ткнул в него пальцем, сказал, что это его напарник, и больше к этому вопросу не возвращался. Помню, что второй разговаривал с полицейскими — но в отдалении, так что я, в сущности, его и не видел.

Веб окинул его скептическим взглядом.

— Как я понимаю, Полли, ты даже не можешь сказать, точно ли работали эти два парня вместе. Может, блондин был сам по себе, а второго назвал напарником, чтобы напустить туману? Кстати, ты рассказал все это агентам из отдела расследований?

— Знаешь, Веб, это ты у нас работал в отделе расследований. А я пришел в ФБР из группы «Дельта». Потом служил в СВАТ, а после этого перешел в группу ПОЗ. Все это было давно, и я уже забыл, как играют в детективов. Я только стреляю и взрываю и ни на что другое не претендую.

— Остается только удивляться, что ты не пристрелил того мальчишку.

Романо злобно на него посмотрел и отвернулся. Веб знал, что Романо подумал сейчас о двух своих сыновьях. Веб специально бросил эту фразу, чтобы Романо почувствовал свою вину и впредь подобных проколов не допускал.

— Возможно, того парнишку уже где-нибудь закопали. Кстати, ты знаешь, что у него есть старший брат? Здоровенный мерзавец по кличке Большой Тэ?

— Они там все мерзавцы, — проворчал Романо.

— Тому пареньку, похоже, жилось несладко. Ты видел у него на щеке след от пули? Между тем ему всего десять лет.

Романо отхлебнул из жестянки пиво и вытер рот тыльной стороной руки.

— Мне сейчас другое пришло в голову — то, что наших парней похоронили, а я до сих пор не могу понять, почему гробов было шесть, а не семь. — Сказав это, Романо метнул в Веба еще один злобный взгляд.

— Если это поднимет тебе настроение, скажу, что для того, чтобы получить ответ на этот вопрос, я сейчас посещаю психиатра. — Это признание далось Вебу непросто, и он сейчас же пожалел о своих словах.

— Да уж, ты так поднял мне настроение, что я готов бегать по городу и орать: «Люди, Веб ходит к психиатру. Мир спасен!»

— Не дави на меня, Полли, ладно? Или ты хочешь, чтобы меня хватил удар прямо у тебя дома? Неужели ты и вправду думаешь, что мне доставило удовольствие наблюдать за тем, как расстреливали мою группу?

— Про то тебе лучше знать, — бросил Романо.

— Послушай, я знаю, что все это не слишком хорошо выглядит, но никак не пойму, почему именно ты на меня так взъелся.

— Ты действительно хочешь это знать?

— Да, хочу.

29
{"b":"2484","o":1}