ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Приподняв голову, он увидел людей из своего подразделения, успевших к этому времени обезопасить двор и устремившихся к «кризисной» двери. Похоже, в это мгновение ничто на свете, кроме этой двери, их не интересовало. И неудивительно — до взрыва и начала операции оставалось ровно пять секунд. И эти несколько секунд навсегда изменили жизнь Веба Лондона.

2

Первым упал Тедди Райнер. Он падал секунды две, но как минимум одну из них был уже мертв. Кэл Пламмер, подбегавший к двери с противоположной стороны, рухнул на землю, словно срубленный гигантским мечом. Вебу оставалось только наблюдать за тем, как летевшие со всех сторон пули пронизывали кевларовые бронежилеты и тела его товарищей по оружию. Прошло несколько секунд, и все кончилось. В том, что все эти сильные духом и телом люди так быстро, почти мгновенно умерли, не издав при этом ни звука, заключалась какая-то ужасающая несправедливость.

Еще до того, как началась стрельба, Веб упал на свою винтовку и никак не мог вытащить ее из-под себя. Он вообще едва дышал. У него было такое ощущение, что кевларовый нагрудник и оружие при падении раздавили ему диафрагму. Его маска была заляпана чем-то красным. Он не мог знать, что это была плоть и кровь Тедди Райнера, грудь которого пробил выстрел такой чудовищной силы, что в ней образовалась сквозная дыра размером с ладонь и частицы его плоти отлетели туда, где лежал Веб Лондон — последний боец группы «Чарли», который по странной прихоти судьбы остался в живых.

Веб по-прежнему находился во власти странного, сковавшего все его члены паралича; его конечности отказывались повиноваться посылаемым мозгом командам. Неужели в возрасте тридцати семи лет у него вдруг случился инсульт? Между тем пулеметная стрельба продолжалась. Как это ни удивительно, но эти звуки вернули ему способность мыслить, а вслед за этим, тоже совершенно неожиданно, обрели чувствительность и его конечности. Сорвав с лица защитную маску, он перекатился на спину, а потом, втянув в себя пахнувший кордитом воздух, издал радостный вопль освобожденной от оков плоти. Теперь Веб смотрел прямо в небо. Он видел вспышки молний, но раскатов грома из-за непрекращающейся пулеметной стрельбы не слышал.

Им овладело необычное, если не сказать странное, чувство: ему захотелось поднять руку, чтобы проверить, в самом ли деле над ним летят пули. Это было сродни детскому желанию сделать что-нибудь такое, что категорически запрещалось родителями, — например, дотронуться до горячей плиты. От этой мысли он, однако, отказался. Протянув руку к поясу и расстегнув карманчик футляра, он вынул из него ТИ — тепловой имиджер. Даже в самую темную ночь с помощью этого прибора можно было обозревать мир, обычно невидимый другим людям, по той простой причине, что каждый предмет в той или иной степени излучает тепло.

Хотя увидеть пули даже через ТИ он не мог, ему удалось-таки различить тепловые завихрения от их стаек, проносившихся над ним. Кроме того, Вебу удалось определить, что пулеметный огонь ведется с двух направлений: из находившегося прямо перед ним дома, иначе говоря, «объекта», и из полуразрушенной пристройки справа. Сначала он посмотрел сквозь объектив своего прибора на полуразрушенную пристройку, но ничего интересного, кроме разбитых оконных стекол, не увидел. Но потом его взгляду предстало нечто такое, что заставило его и без того напряженное тело напрячься еще больше. Потому что в следующую секунду из всех окон одновременно высунулись стволы и ударили длинными очередями. Отстрелявшись, пулеметы убирались назад — так, что со стороны их не было видно, после чего, словно передохнув, опять выдвигались на огневую позицию, и все начиналось сначала. Все пулеметы стреляли по двору синхронно, почти полностью перекрывая его огнем.

Как только воздух разорвала новая серия очередей, Веб перекатился на живот и посмотрел сквозь ТИ на «объект», откуда тоже велся плотный огонь. Теперь он хорошо видел окна в нижнем этаже здания. Там тоже были установлены пулеметы, которые, поливая свинцом пространство двора, стреляли одновременно с теми, что были установлены в полуразрушенном строении. Высовывавшиеся из окон стволы в объективе теплового имиджера казались кирпично-красными — из-за интенсивного огня, который они вели. Силуэтов стрелков Веб не увидел, но если бы рядом с пулеметами находились люди, ТИ, без сомнения, их бы засек. Тогда он стал с помощью того же ТИ искать пульт дистанционного управления оружием: ему стало ясно, что во дворе была устроена засада, для которой наркобароны воспользовались дистанционно управляемыми пулеметами — чтобы не рисковать зря своими людьми.

Вокруг во всех направлениях со свистом летели пули, некоторые из них отскакивали от стен, и на Веба, подобно частицам шрапнели, сыпались кусочки известки и кирпича. По меньшей мере полдюжины срикошетивших пуль ударили в его кевларовый бронежилет, но пробить его не смогли. Незащищенные руки и ноги он старался покрепче вжать в асфальт. Но даже кевларовый бронежилет не выдержал бы прямого попадания пулеметного снаряда, поскольку калибр у него был никак не меньше 50-го, а длина с кухонный нож. Кроме того, пулеметы могли быть заряжены бронебойными патронами, в таком случае шансы Веба при попадании вообще сводились к нулю. Поэтому ему оставалось одно — лежать на месте и прислушиваться к скрежещущему звуку отлетавших от стен пуль, каждая из которых могла оказаться для него последней.

Веб стал во весь голос выкрикивать одно за другим имена своих товарищей по оружию, но никто не отозвался. Он не услышал ни сдавленных стонов, ни шорохов, которые могли бы свидетельствовать о том, что кто-то из них ранен и пытается уползти в безопасное место. Хотя Веб уже понял, что ни один боец из группы «Чарли» не уцелел, он, подобно умалишенному, продолжал выкрикивать их имена. Все окружающие Веба предметы пребывали в состоянии ужасного хаоса: канистры взрывались, стекла лопались, стены крошились, испещренные глубокими бороздами от пуль. Все это напоминало побережье Нормандии в день высадки союзников, но разница заключалась в том, что свою армию, причем в полном составе, Веб потерял. Все сомнительные типы, обретавшиеся в аллее поблизости, разом разбежались кто куда. Ни один полицейский инспектор не добился бы успеха, подобного тому, которого добились дистанционно управляемые пулеметы, методично крушащие все вокруг снарядами 50-го калибра.

Вебу не хотелось умирать. Но всякий раз, когда он смотрел на останки своих друзей, его душа взывала о присоединении к ним. Они были семьей, которая вместе сражалась и умереть должна была вместе. Он почти подчинился этому зову и даже согнул ноги в коленях и весь подобрался для последнего прыжка в вечность. Но что-то его удержало, и он остался лежать на месте. Что ни говори, но умереть значило проиграть. Если бы он сейчас сдался, поддался порыву, это означало бы, что группа «Чарли» погибла напрасно, не успев ничего сделать, не сумев даже отомстить за себя.

Куда, к дьяволу, запропастились снайперы из групп «Экс-Рей» и «Виски»? Почему они не спустились на веревках во двор? Ясно почему. Их бы тоже искрошили эти дьявольские пулеметы. Но были и другие снайперы, занимавшие места на крышах домов вдоль аллеи. По идее, они давно уже должны были спуститься вниз, воспользовавшись своим альпинистским снаряжением. Другое дело, дал бы им ТОЦ на это добро? Скорее всего нет, особенно если учесть, что ТОЦ не знал всех обстоятельств дела. Да и откуда они могли быть ему известны? Даже Веб, оказавшийся в самом центре этого кошмара, и то не слишком хорошо представлял себе, что происходит. С другой стороны, не может же он лежать здесь в ожидании помощи от ТОЦ, когда его в любой момент готова сразить шальная пуля?

Несмотря на привычку к опасности и годы тренировок, он почувствовал, что им овладевает паника. Чтобы избавиться от этого неприятного чувства, ему было необходимо начать действовать. Сделать хоть что-нибудь, хоть какую-нибудь малость. Сорвав с плеча беспроволочный микрофон «Моторола», Веб нажал на кнопку и прокричал:

4
{"b":"2484","o":1}