ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что же такое он сделал?

Вестбрук покачал головой. Пиблсу еще повезло, что он разбирается в менеджменте и бумажной работе, поскольку ни на что другое он, похоже, не был годен.

— Этот человек спас Кевина. Не представляю, чтобы на такое был способен трус и предатель.

У Пиблса был такой вид, словно его только что высекли.

— Но если ты прав и Веб Лондон ни при чем, в таком случае он не знает, где Кевин.

— Это правда. Не знает. Но ведь я тоже не знаю, где Кевин, верно? — сказал Вестбрук и уперся тяжелым взглядом в Пиблса. — Более того, сегодня я знаю, где он и как его вернуть, не больше, чем неделю назад. Может, тебя, Пиблс, это устраивает? Меня — нет.

— Так что же мы теперь будем делать? — спросил Пиблс.

— Последим за Лондоном. Выясним, какого «психа» он посещает. И будем ждать. Люди, которые схватили Кевина, сделали это не просто так. Они на нас выйдут, и тогда посмотрим, что будет. Но прежде позвольте сказать вам одну вещь: когда я узнаю, кто продал меня и Кевина, этот человек не спрячется от меня даже на Южном полюсе. Все равно я найду его и скормлю белым медведям. Причем скармливать буду по частям — конечность за конечностью. А если кто-то думает, что я преувеличиваю, пусть придет и посмотрит на это сам.

Когда Вестбрук закончил это не лишенное эмоциональности выступление, лоб Пиблса, несмотря на царивший в помещении пронизывающий холод, покрылся крупными каплями пота.

18

Воздух здесь был несвежий, да и пахло соответственно. Но по крайней мере здесь было тепло. Он получал пищу, которая ему нравилась, и это было здорово. А еще у него были книги, и он мог читать, хотя свет был не такой яркий, как хотелось бы. Правда, за это перед ним извинились. Ему даже принесли альбомы для рисования и угольки, как только он попросил. Все это несколько скрашивало его пребывание здесь. Когда в его жизни все шло наперекосяк, он прибегал к рисованию как к успокаивающему средству. Но несмотря на доброту тех, кто держал его в заключении, всякий раз, когда кто-то входил к нему в комнату, он готовился к смерти, потому что зачем же его сюда привезли, если не для того, чтобы убить?

Кевин Вестбрук оглядел помещение, которое было гораздо больше его собственной комнаты в доме, где он жил. При всем при том ее стены странным образом смыкались вокруг него, и ему казалось, будто он стал больше и выше ростом. Кевин не представлял себе, сколько времени он провел в этой комнате, поскольку, не видя закатов и восходов, установить это было невозможно, а окна здесь не было. О том, чтобы позвать на помощь, он больше и не думал. Один раз он попробовал это сделать, но пришел человек и сказал, чтобы он больше этого не делал. Он не ругался и не грозил, просто мягко попенял ему, как если бы он позволил себе пробежаться по цветочной клумбе. Тем не менее Кевин сразу понял, что, если он крикнет еще хоть раз, этот человек его убьет. Уж очень тихий и мягкий у него был голос. Кевин считал, что такие люди представляют наибольшую опасность.

Рядом слышался шум воды, временами что-то шипело, звенело и клацало. Эти звуки были не слишком громкими, но раздражали, действовали ему на нервы и мешали спать. Впрочем, за неудобства такого рода ему тоже были принесены извинения. Вообще, люди, которые держали его в заточении, казались ему куда более вежливыми, чем, по его мнению, должны быть похитители.

Конечно, ему очень хотелось убежать, но в комнату вела только одна дверь, которая постоянно была заперта. Так что ему ничего не оставалось, как есть, пить, читать книги и рисовать. При этом он не мог избавиться от мысли, что его в любой момент могут убить.

В то время, когда он рисовал нечто такое, что мог понять и почувствовать только он один, послышался звук шагов. В замке повернулся ключ, и он подумал, что пришел его последний час.

В комнату вошел человек, который запретил ему кричать и звать на помощь. Его имени Кевин не знал.

Мужчина поинтересовался, как он себя чувствует, и спросил, не требуется ли ему что-нибудь такое, что могло бы сделать его существование более комфортным.

— Нет. Вы обращаетесь со мной хорошо. Но моя бабушка наверняка уже обо мне беспокоится. Быть может, вы все-таки отпустите меня домой?

— Не сейчас, — сказал ему на это мужчина. Присев на край большого круглого стола, занимавшего середину комнаты, он окинул взглядом стоявшую в углу узкую кровать Кевина. — Спишь-то хорошо?

— Более-менее.

Потом этот человек еще раз расспросил Кевина о том, что произошло между ним и мужчиной, который вытащил его из простреливаемого двора и, вручив ему записку, отослал с ней в конец аллеи.

— Я ничего ему не говорил, потому что мне нечего было сказать. — Голос Кевина звучал чуть более раздраженно, чем ему хотелось, но этот человек уже не раз задавал подобные вопросы, и ему надоело на них отвечать.

— Подумай как следует, — спокойно сказал похититель. — Дело в том, что этот человек — опытный следователь; он вполне способен сделать важные выводы из любого брошенного тобой неосторожного слова. Ты, похоже, умный парень и, конечно же, можешь вспомнить все подробности вашего разговора.

Кевин с такой силой сжал в руках палочку угля для рисования, что она хрустнула.

— Я прошел по аллее и сделал то, что вы мне сказали. Но вы сказали, что он будет лежать без движения. Но все вышло по-другому. Он зашевелился и ужасно меня напугал. Так что тут у вас вышла промашка.

Мужчина протянул руку, и Кевин от страха заморгал, но его похититель просто погладил его по плечу.

— Мы не велели тебе подходить ко двору, верно? Тебе было сказано сидеть у стены и ждать, когда за тобой придут. У нас, видишь ли, все было распланировано по минутам. — Мужчина рассмеялся. — А ты, сынок, заставил-таки нас понервничать.

Мужчина с силой сдавил плечо Кевина, и мальчик подумал, что хоть этот человек и улыбается, на самом деле он им недоволен, и решил сменить тему.

— А зачем вам понадобился второй мальчик?

— Нам хотелось, чтобы он тоже немного заработал — как ты. Ты ведь получил от нас неплохие деньги, не так ли? Но, честно говоря, ты не должен был его видеть. Из-за твоей самодеятельности нам в последнюю минуту пришлось все переиграть.

— Но вы его уже отпустили?

— Ты, Кевин, давай рассказывай дальше. Этот мальчик не имеет к тебе никакого отношения, так что забудь о нем. Скажи мне лучше, почему ты сделал то, о чем тебя не просили?

Признаться, Кевину было непросто все это объяснить. Он не имел ни малейшего представления, что произойдет после того, как он выполнит данное ему поручение. Между тем сразу же после этого застрочили пулеметы и он страшно испугался. Но одновременно им овладело сильнейшее любопытство; ему захотелось взглянуть на то, что он сотворил. Ведь ничего подобного он не ожидал. Вроде того как бросал с моста камни в проезжающие внизу автомобили: хочешь только попугать водителей, а потом, к своему удивлению и ужасу, обнаруживаешь пятьдесят исковерканных машин и кучу мертвецов. Короче говоря, вместо того чтобы поскорее сматываться с этого места, Кевин решил заглянуть во двор. Непрерывно грохотавшие пулеметы напугали его не так сильно, как он ожидал. Они, как и лежавшие во дворе окровавленные трупы, странным образом притягивали его к себе, заманивали в глубь двора.

— А потом этот человек на меня наорал, — сказал Кевин. Господи, как же он испугался, когда один из мертвецов поднял голову и крикнул ему, чтобы он не входил во двор и оставался в аллее!

Сообщив это, Кевин посмотрел на мужчину, который задавал ему вопросы. Он сделал то, что велел ему этот человек, по древнейшей в мире причине — из-за денег. Чтобы помочь бабушке и Джерому переехать в квартиру получше. Кевину, кроме того, было важно получить эти деньги, чтобы почувствовать себя человеком, который не сидит на шее у своих родственников, а, напротив, сам о них заботится. Надо сказать, бабушка и Джером говорили ему, чтобы он не соблазнялся легкими деньгами и не поддавался на уговоры подозрительных типов, потому что это могло привести к беде. Многие приятели Кевина, клюнувшие на подобную приманку, умерли, остались на всю жизнь калеками или попали в тюрьму для несовершеннолетних. Теперь жертвой так называемых легких денег стал он, Кевин, хотя ему исполнилось всего десять лет.

43
{"b":"2484","o":1}