ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она открыла папку и стала перечитывать сделанные ею записи. Веб Лондон оказался прелюбопытным субъектом и мог бы заинтересовать любого исследователя человеческой психики. Хотя из-за его неожиданного ухода из кабинета Клер удалось узнать о нем сравнительно немного, она уже поняла, что этот человек — ходячее сборище всевозможных психических отклонений. Наиболее очевидные из них имели отношение к его детским годам, полученному им ранению в лицо и опасной работе, которой он занимался. Короче говоря, Клер как практикующий психиатр была бы очень не прочь заполучить такого пациента. Стук в дверь прервал течение ее мыслей.

— Войдите.

Дверь распахнулась, и Клер увидела одного из своих коллег.

— Полагаю, тебе будет небезынтересно на это взглянуть.

— На что, Вайни? Учти, у меня полно работы.

— По телевизору показывают пресс-конференцию ФБР. На экране часто мелькает Веб Лондон, а я видел, как он выходил из твоего офиса. Ты ведь его консультируешь, не так ли?

Клер нахмурилась и на вопрос не ответила. Тем не менее она поднялась с места и вышла вслед за Вайни в приемную, где стоял маленький телевизор. Несколько работавших на этом этаже психиатров и психологов, включая Эда О'Бэннона, обступили телевизор и смотрели на экран. Было время ленча, и ни у кого из них посетителей не было. Кое-кто держал в руках надкушенные бутерброды.

За десять минут Клер Дэниэлс довольно много узнала о жизни и карьере Веба Лондона. Когда же он появился на экране в бинтах, которые стягивали его торс и скрывали большую часть лица, Клер, чтобы не вскрикнуть, прикрыла рот рукой. Не приходилось сомневаться, что Веб Лондон прошел через тяжелые испытания, возможно, более тяжелые, чем по силам было перенести обычному человеку. Клер вдруг ощутила чрезвычайно сильное желание ему помочь — несмотря на несколько необычные обстоятельства его ухода. Когда пресс-конференция завершилась и люди стали расходиться по своим кабинетам, Клер остановила доктора О'Бэннона.

— Помните, Эд, я рассказывала вам о своей встрече с Вебом Лондоном в тот день, когда вас здесь не было?

— Конечно, помню, Клер. И очень благодарен вам за то, что вы уделили ему внимание. — О'Бэннон заговорил тише. — Вам-то я могу доверять. Вы в отличие от некоторых работающих здесь врачей не станете уводить у коллеги пациента.

— Благодарю за добрые слова, Эд. Сказать по правде, Веб чрезвычайно меня заинтересовал. А беседа, которая у нас состоялась, показалась мне чрезвычайно эффективной. — Потом она твердым голосом добавила: — И я бы хотела его консультировать.

На лице О'Бэннона показалось удивление. Покачав головой, он сказал:

— Нет, Клер. Мы с Лондоном встречались много раз, он — трудный случай, и я работать с ним еще не закончил. Подозреваю, что у него серьезные отклонения по части отношений «мать — сын».

— Я отлично все понимаю, но мне бы очень хотелось поработать над его случаем.

— Я ценю ваше стремление оказать ему помощь, но это — мой пациент. Надеюсь, вам не надо напоминать о том, какое важное значение для лечебного процесса имеет наличие постоянного врача?

Клер глубоко вздохнула и сказала:

— Быть может, мы оставим этот вопрос на усмотрение Веба?

— Извините, мне кажется, я вас недопонял.

— Вы можете позвонить ему и спросить, кого из нас двоих он выбирает?

О'Бэннон был раздосадован до чрезвычайности.

— Не думаю, что в этом есть необходимость.

— Но у нас с Вебом сразу возникло взаимопонимание. Иногда, чтобы решить глубоко укоренившуюся проблему, требуется свежий взгляд и новый подход.

— Мне не нравятся разговоры такого рода, Клер. У меня лучшие в этом учреждении аттестации. На тот случай, если вам неизвестен мой послужной список, могу сообщить, что я служил во Вьетнаме, где имел дело с военными синдромами, контузиями и результатами так называемого промывания мозгов у военнопленных. И результаты моего лечения всегда были очень успешными.

— Но Веб не военный.

— Группа ПОЗ, где он служит, самое военизированное подразделение, какое только может быть в гражданском агентстве. Я хорошо знаю такого рода людей, умею разговаривать на их языке. Полагаю, мой опыт идеально для них подходит.

— Я не стану с вами об этом спорить. Но Веб сказал мне, что далеко не всегда чувствовал себя с вами комфортно. Я уверена, что интересы пациента в таких случаях должны стоять на первом месте.

— Только не надо читать мне лекцию по профессиональной этике. — Доктор О'Бэннон с минуту помолчал. — Он что, и вправду сказал вам, что ему со мной не всегда было комфортно?

— Да, но это связано прежде всего с тем, что он, как вы выразились, трудный случай и ему нелегко угодить. Очень может быть, что мой подход его тоже не устроит. — Она дотронулась до плеча О'Бэннона. — Ну так как — вы ему позвоните?

— Хорошо, я ему позвоню, — проворчал О'Бэннон.

* * *

Веб вел машину, когда зазвонил его мобильный. Он бросил взгляд на определитель. Звонили из Виргинии, но этот номер он вспомнить не смог.

— Алло? — осторожно спросил он.

— Веб?

Голос был знакомый, но фамилия звонившего на ум не приходила.

— Это доктор О'Бэннон.

Веб моргнул.

— Как вы узнали этот номер?

— Ты же сам мне его и дал. На одной из наших последних встреч.

— Послушайте, я все обдумал и хотел вам сказать...

— Веб, я разговаривал с доктором Клер Дэниэлс.

Веб почувствовал, что у него загорелись щеки.

— Значит, она сказала вам, что говорила со мной?

— Да. Разумеется, она не сказала, о чем вы говорили. Как я понял, ты находился в состоянии кризиса, и Клер, прежде чем разговаривать с тобой, пыталась со мной связаться. По этой причине я тебе и звоню.

— Мне кажется, я не совсем вас понимаю.

— Клер считает, что у тебя с ней возникло взаимопонимание. И полагает, что ты, возможно, будешь чувствовать себя с ней комфортнее. Поскольку ты — мой пациент, вопрос о замене психиатра я прежде всего должен обсудить с тобой.

— Послушайте, доктор О'Бэннон...

— Вот что, Веб. Я хочу, чтобы ты знал, что в прошлом мне неплохо удавалось справляться с твоими проблемами, и надеюсь, что так будет и впредь. Клер, похоже, показалось, что у нас с тобой не все гладко, вот она и завела этот разговор. Но мы-то с тобой знаем, что это не так. Как бы то ни было, у Клер нет такого опыта, как у меня. Я работаю с агентами ФБР значительно дольше, чем она. Я, конечно, не должен этого говорить, но, между нами, Клер с твоим случаем не справится. — Он сделал паузу, по-видимому, ожидая ответа Веба. — Ну так как? Надеюсь, мы все выяснили и ты будешь продолжать ходить ко мне?

— Я буду ходить к Клер.

— Перестань, Веб!

— Я выбираю Клер.

Доктор О'Бэннон секунду молчал.

— Ты уверен, что делаешь правильный выбор? — наконец спросил он.

— Уверен.

— Тогда я скажу Клер, чтобы она тебе перезвонила. Надеюсь, вы поладите, — добавил он неприятным скрипучим голосом.

Телефон замолчал. Веб продолжал вести машину. Минуты через две мобильный зазвонил снова. Это была Клер Дэниэлс.

— Должно быть, вам сейчас кажется, что у вас сидят на хвосте, — сказала она обезоруживающим тоном.

— Напротив. Популярность — вещь приятная.

— Я хочу закончить то, что начала, Веб. Даже при условии, что мне придется обидеть своего коллегу.

— Я ценю ваше внимание, Клер, и даже отказался от услуг доктора О'Бэннона. Тем не менее...

— Я думаю, что смогу вам помочь, Веб. По крайней мере я хотела бы попробовать.

Веб некоторое время размышлял над ее словами, поглядывая на картонную коробку, лежавшую на пассажирском сиденье. Какие, интересно, сокровища в ней хранятся?

— Я могу позвонить вам в офис?

— Я буду там до пяти.

— А куда мне позвонить после пяти?

Веб остановился у заправочной станции и записал номер мобильного Клер и ее домашний телефон. Потом он сказал, что перезвонит ей позже, и нажал на кнопку отбоя. Занеся ее номера в память своего аппарата, Веб снова вырулил на шоссе и покатил дальше, размышляя над состоявшимся у них разговором. Ему не слишком понравилось ее стремление заполучить его в качестве своего пациента. В этом смысле она, на его взгляд, перебарщивала.

47
{"b":"2484","o":1}