ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Единственный и неповторимый
Как есть руками, не нарушая приличий. Хорошие манеры за столом
Девушка, которая лгала
#черные_дельфины
Призрак
Русские булки. Великая сила еды
Когда Ницше плакал
Принцесса моих кошмаров
Путь художника
A
A

Интересно, что он все-таки о нем думал — этот мальчик, считавший Фрэнсиса своим старшим братом, хотя на самом деле тот был его отцом? И что за мысли были в его голове, когда он оказался под перекрестным огнем и вокруг него свистели пули; которые предназначались Фрэнсису, а поразили в лицо его? Фрэнсис отлично помнил, как он, держа раненого мальчика в одной руке и сжимая пистолет в другой, стрелял в ублюдков, которые превратили день рождения в бойню. А он не мог даже отвезти ребенка в больницу и передал его Джерому. Тогда Кевин кричал, что хочет остаться со старшим братом, но Фрэнсису срочно пришлось уходить. После перестрелки весь район кишел полицейскими, которые только и ждали, когда начнут появляться люди с огнестрельными ранениями, чтобы защелкнуть на них наручники. Чтобы засадить Фрэнсиса в тюрьму, полицейским нужен был только предлог, так что если бы он заявился с раненым Кевином в больницу, то получил бы в награду за этот гуманный поступок продолжительный срок в одном из недавно построенных пенитенциарных заведений Виргинии.

Он почувствовал, что на глазах у него выступили слезы, и сердито вытер их кулаком. За всю свою жизнь Фрэнсис плакал только два раза. Первый раз — когда Кевин родился, и второй — когда в него стреляли и едва не убили. Фрэнсис мечтал заработать столько денег, чтобы им с Кевином хватило на всю оставшуюся жизнь. Тогда Фрэнсис ушел бы из бизнеса, переехал на какой-нибудь маленький остров и увез Кевина с собой — подальше от наркотиков, пистолетов и убийств, без которых здесь не обходилось и дня. Кто знает? Может быть, Фрэнсис наберется когда-нибудь смелости и скажет наконец Кевину правду — о том, что он его отец? Признаться, Фрэнсис и сам не знал, зачем выдавал себя за его старшего брата. Может быть, он просто боялся бремени отцовства? Или лгал по той простой причине, что ложь всегда составляла значительную часть его жизни?

Зазвонил мобильник. Об этом звонке упоминалось в письме, которое он получил. Должно быть, за ним следили. Вестбрук медленно поднес трубку к уху.

— Кевин?

Туна, услышав имя, повернул голову. Мейси никак на звонок не отреагировал.

— Ты в порядке, малыш? С тобой хорошо обращаются? — спросил Фрэнсис и, услышав ответ, кивнул. Они разговаривали не более минуты, после чего в трубке послышались гудки. Фрэнсис положил мобильник на сиденье.

— Мейси? — сказал он.

Мейси сразу же повернулся и посмотрел на босса.

— Нам нужно срочно прижать к ногтю Веба Лондона. Обстоятельства изменились.

— Ты предлагаешь убить его или собираешься с ним поговорить? Хочешь, чтобы он вышел на нас — или чтобы мы на него вышли? Если речь идет об обмене информацией, то будет лучше, если он на нас выйдет. Но если тебе нужен его труп, тогда все просто: я разыщу его и убью.

Мейси всегда был до ужаса логичен. Он читал мысли своего босса, думал, рассматривал все возможные варианты и говорил ему, как он должен поступить в сложившихся обстоятельствах. Таким образом он избавлял своего босса от необходимости лично анализировать положение и принимать трудные решения. Фрэнсис знал, что Туна на такое не способен; даже Пиблс как аналитик уступал Мейси. Ирония заключалась в том, что этот невысокий блондин, склонный к жестокости, из-за отсутствия дельных черных парней постепенно превращался в первого помощника Фрэнсиса, с которым ему приходилось ладить, делиться информацией и вести разговоры о самых важных проблемах. Это предполагало наличие дружеских отношений, но вопрос заключался в том, насколько тесными могут быть такие отношения между чернокожим и белым.

— Для начала мы с ним поговорим. Думаешь, он должен на нас выйти? Сколько времени тебе понадобится, чтобы это устроить?

— Его видели в том районе. Он раскатывал по улицам на своем «букаре». Определенно искал улики. Думаю, слишком много времени это не займет, поскольку у нас имеется отличная морковка, на которую мы его и подманим.

— Тогда принимайся за дело. Да, Мейси, чуть не забыл поблагодарить тебя за этот звонок. Он был очень важен. — Фрэнсис взглянул на Туну.

— Я просто выполнял свою работу, — ответил Мейси.

* * *

Кевин посмотрел на человека, который забрал у него телефон.

— Ты все сделал правильно, Кевин.

— Я хочу скорее увидеть брата.

— Все должно происходить постепенно, шаг за шагом. Но ты как-никак с ним поговорил. Видишь, мы не такие уж и плохие люди. Я бы сказал, семейные. — Он рассмеялся. Смех у него был неприятный, и Кевин подумал, что никакой семьи у него скорее всего нет. Он потер палец, на котором раньше было колечко, и спросил:

— Почему вы позволили мне с ним разговаривать?

— Он должен знать, что у тебя все в порядке.

— Чтобы получить то, чего вы от него хотите?

— Черт, ты действительно смышленый парнишка. Хочешь, возьму тебя на работу? — Мужчина снова залился смехом, потом повернулся и вышел из комнаты, заперев за собой дверь на ключ.

— Я одного хочу, — крикнул ему вслед Кевин. — Поскорее отсюда уйти.

24

Веб не читал газет несколько дней. Наконец он купил номер «Вашингтон пост» и, прихлебывая кофе, стал его просматривать, расположившись за столиком неподалеку от большого фонтана в «Рестон-Таун-Сентер». Веб кружил по пригородам Вашингтона, ночуя каждый раз в новом мотеле, и по этой причине пачка счетов, которые должно было оплатить Бюро, становилась все толще. Время от времени Веб поднимал голову и улыбался малышам, которые, взобравшись на каменное ограждение, бросали в фонтан монетки. Чтобы дети не упали, мамаши придерживали их сзади за рубашки или подолы платьев.

Начав просмотр с разделов «Спорт», «Метро», «Стиль», Веб шел от последней страницы к первой. Когда он добрался до шестой страницы, беспечный вид, с которым он листал газету, исчез. Он трижды перечитал опубликованную на этой странице статью и изучил сопровождавшие ее фотографии. Откинувшись на спинку стула и переварив полученную из газеты информацию, он пришел к заключению, которое поначалу показалось ему невероятным. Уж слишком большой период времени отделял друг от друга события, о которых он думал. Он потрогал деформированную часть своего лица, а потом прикоснулся к шрамам, оставленным на его теле пулями. Неужели по прошествии всех этих лет ему снова предстоит столкнуться с тем же старым и, как казалось, забытым злом?

Веб нажал на кнопку автоматического набора номера, позвонил Бейтсу, но того на месте не оказалось. Веб оставил на автоответчике свой номер с просьбой перезвонить. Бейтс позвонил через несколько минут, и Веб рассказал ему о прочитанной им статье.

— Луис Лидбеттер был судьей в Ричмонде и вел дело «Свободного общества». Ну так вот: его застрелили. Уоткинс на этом процессе представлял обвинение. Вошел в собственный дом и взлетел в небо в языках пламени. И заметь, все это произошло в один день. Вернемся к группе «Чарли». Она прибыла в Ричмонд по вызову Ричмондского регионального офиса. Тогда при штурме мне поджарили физиономию и продырявили грудь в двух местах, а я пристрелил двух членов «СО». Теперь возьмем Эрнста Б. Фри. Если мне не изменяет память, три месяца назад он сбежал из тюрьмы, так? Один из охранников был подкуплен и вывез его за ограду в автобусе для перевозки заключенных. Но этот охранник плохо кончил, так как в награду за усердие ему перерезали горло.

Ответ Бейтса удивил Веба.

— Нам это известно, Веб. Наши компьютеры давно уже отслеживают всю информацию, которая поступает к нам в связи с этим побегом и убийством охранника. Теперь же приходится отслеживать сведения и по двум последним убийствам. Но это еще не все. Есть кое-что новенькое.

— Что именно?

— Приезжай — узнаешь.

* * *

Когда Веб приехал в Вашингтонский региональный офис, его провели в отдел стратегических операций, нафаршированный всеми новинками техники, которые представлялись стороннему наблюдателю совершенно необходимыми для функционирования этого наиболее засекреченного подразделения Бюро. Как и следовало ожидать, стены в нем были обшиты листовой медью; здесь использовались самые современные системы подавления помех и защиты от прослушивания; помещение было заставлено мощнейшими компьютерами, факсами и приемопередающими устройствами, издававшими при работе ровный неумолкающий гул. Но самое главное, здесь стояли автоматы по продаже кофе и пончиков «Криспи-Крим», к которым Веб в первую очередь и направился.

57
{"b":"2484","o":1}