ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что ты собираешься делать с этой штукой, мистер?

— Ты не можешь немного помолчать и постоять спокойно? — сказал в ответ Веб и повернулся спиной ко двору. Со всех сторон слышалось завывание сирен полицейских машин. Подходила легкая кавалерия. Как всегда, с опозданием. Лучше всего сейчас было вообще ничего не делать. Оставить все как есть. Но Веб знал, что его ждет работа. Вырвав листок из записной книжки, Веб нацарапал на нем несколько слов, после чего снял форменную бейсболку, которую носил под каской, и вместе с запиской протянул ее мальчику.

— Вот, — сказал он, обращаясь к ребенку, — иди к началу аллеи, но ни в коем случае не беги. Бейсболку держи высоко в руке, как знамя, а записку отдай людям, которые будет двигаться в эту сторону.

Паренек взял бейсболку и записку и сжал их в своих тонких пальцах. Веб достал из кобуры на бедре ракетницу, разломил ее пополам и вложил в ствол патрон.

— Когда я выстрелю в воздух, ты пойдешь. Пойдешь, а не побежишь — понял? — повторил Веб.

Мальчонка посмотрел на сложенную вдвое записку. Веб понятия не имел, умеет ли он читать. Сомнительно, чтобы обитавшие в этом квартале дети имели возможность закончить хотя бы начальную школу, в то время как для детей из более респектабельных районов это было чем-то само собой разумеющимся.

— Как тебя зовут? — спросил Веб. Мальчика необходимо было успокоить. Испуганные, нервные люди чаще совершают ошибки. Между тем Веб был уверен, что двигавшиеся по аллее парни не задумываясь откроют огонь по бегущему навстречу человеку.

— Кевин, — ответил мальчик. При этом у него был такой вид, какой и положено иметь испуганному ребенку, каковым он, несмотря на всю свою браваду, без сомнения, и являлся. Веб даже почувствовал укол совести из-за того, что поручил ему столь серьезное дело.

— Кевин? Отлично. А я — Веб. Если сделаешь все в точности, как я сказал, тебе ничего не будет. Мне можно верить, — произнес Веб, чувствуя, что уколы совести становятся все сильнее. Потом Веб поднял ствол ракетницы к небу, еще раз взглянул на Кевина, ободряюще ему кивнул и нажал на спуск. Ракета должна была стать первым предупредительным сигналом для федералов. Записка, которую нес Кевин, — вторым. После выстрела мальчик повернулся и пошел. Но пошел быстрым шагом.

— Не беги, — еще раз крикнул ему вдогонку Веб. Потом он повернулся к аллее спиной, взял свою винтовку и вставил трубочку теплового имиджера в специальное гнездо в стволе, именуемое «рельс Пикатинни».

Небо над головой у Веба стало красным. По его мнению, снайперы и штурмовики обязательно должны были остановиться, чтобы обсудить появление в небе сигнальной ракеты. Вот и хорошо, подумал Веб. Парню как раз хватит времени, чтобы до них добраться, и он останется в живых, во всяком случае сегодня. Когда в стрельбе снова наступила короткая пауза, Веб выскочил из аллеи, вбежал во двор, перекатился по земле, после чего занял место для стрельбы с позиции «лежа» и, установив винтовку на поддерживающую сошку, прижал к плечу приклад. Его главной мишенью были три окна находившегося прямо перед ним здания. Он прекрасно видел вспышки выстрелов и невооруженным глазом, но тепловой имиджер позволял ему различать очертания раскалившихся от стрельбы пулеметов. Взяв на прицел стальное тело одного из пулеметов, он нажал на спуск. Его СР-75 вздрогнул, и одно пулеметное гнездо перестало существовать. Потом второе, третье... Веб вставил в винтовку еще один магазин с двадцатью четырьмя патронами и заставил замолчать следующие четыре сеявшие смерть машины. Последний пулемет все еще строчил, когда Веб, подкравшись к окну сбоку, швырнул в него гранату. Наступила тишина. Потом, правда, Веб снова ее нарушил, выпустив в черные провалы окон весь боезапас обоих своих пистолетов 45-го калибра. Гильзы из них при этом сыпались, как парашютисты из брюха транспортного самолета. Выстрелив в последний раз, Веб, согнувшись пополам, с силой втянул в себя прохладный целительный воздух ночи. Ему было так жарко, что он, казалось, в любой момент вспыхнет, как сухая лучина. Потом тучи разверзлись, и хлынул дождь. Веб оглянулся и увидел бойца штурмовой группы, крадучись входившего во двор. Веб хотел помахать ему рукой, но та отказалась ему повиноваться и бессильно повисла вдоль тела.

Веб одно за другим осмотрел изуродованные тела своих боевых товарищей, распластавшиеся на мокром асфальте, потом упал на колени. Он был жив, но жить ему не хотелось. Остановившимся взглядом он следил за тем, как капли его пота падали в розовые от крови лужи. И это было последнее, что он запомнил из событий той ночи.

3

Ренделл Коув был крупным мужчиной, обладавшим недюжинной физической силой. Кроме того, он отлично изучил уличные нравы и манеры поведения, на что, кстати сказать, у него ушло довольно много времени. Вот уже семнадцать лет он служил тайным агентом. За это время ему удалось внедриться в латиноамериканские банды, промышлявшие наркотиками в Лос-Анджелесе, в группы испанских контрабандистов, действовавшие на границе Техаса с Мексикой, и стать своим человеком среди воротил наркобизнеса на юге Флориды. Большинство заданий он выполнял блестяще, но успех некоторых был сомнительным. В настоящий момент он был вооружен полуавтоматическим пистолетом, стрелявшим патронами 40-го калибра, которые, входя в тело, разрывались на части, нанося жертве ужасные раны. В рукаве у него был нож, имевший зазубренный клинок, которым при желании можно было с легкостью перерезать самые крупные артерии. Он считал себя профессионалом и гордился этим. Но недавно некоторые несведущие люди решили объявить его злодеем, засадить в тюрьму до конца жизни или даже потребовать для него смертного приговора. Коув понимал, что попал в беду, при этом он не сомневался, что выпутываться из нее ему придется собственными силами.

Коув, скорчившись на полу своего автомобиля, наблюдал за тем, как состоявшая из нескольких мужчин компания расселась по машинам и тронулась с места. Как только они проехали, Коув уселся за руль, выждал немного и поехал за ними. Чтобы не отсвечивать своим наголо выбритым черепом, он натянул на голову лыжную шапочку. Ехавшие впереди машины остановились, соответственно пришлось остановиться и Коуву. Когда пассажиры вышли из автомобилей, Коув вынул из рюкзачка фотоаппарат и несколько раз щелкнул затвором. Потом он достал бинокулярный прибор ночного видения и установил требуемое увеличение. Рассматривая выходивших из машин людей, он удовлетворенно кивал.

Наконец люди, за которыми он следил, вошли в дом, и он глубоко вздохнул и, откинувшись на спинку сиденья, предался воспоминаниям о своей беспокойной жизни. В колледже Коув считался увеличенной копией нападающего Уолтера Пейтона; большой, добродушный парень из Оклахомы был настоящей находкой для капитана местной команды НФЛ, который щедро ему платил и заваливал его подарками. Это продолжалось до тех пор, пока в одном из матчей он не размозжил обе коленные чашечки, после чего ситуация резко переменилась: из супермена-нападающего он превратился в весьма посредственного игрока, уже не вызывавшего восторженных чувств у тренера НФЛ. Так что звездой спорта и миллионером Коув не стал, лишившись вместе с успехом и деньгами того образа жизни, к которому привык. Пару лет после колледжа он хандрил, ничем особо не занимался, искал, кто бы его пожалел, и обожал выслушивать соболезнования в связи с крахом своей спортивной карьеры. Довольно скоро он опустился, не знал, как жить дальше, и вот тогда-то и повстречал эту женщину. Его жена, как он считал, была послана ему свыше, чтобы спасти его наполненную унынием и печалью земную оболочку от окончательного распада и забвения. С помощью подруги он воспрянул духом и даже сумел воплотить в реальность свою тайную мечту — стать профессиональным агентом ФБР.

В Бюро поначалу он был мальчиком на побегушках — то были времена, когда особых перспектив у агентов с черным цветом кожи не было. Довольно скоро Коув обнаружил, что его хотят сплавить в отдел по борьбе с наркотиками, поскольку, как выразился однажды его шеф, большинство этих уличных подонков имеют такой же цвет кожи, как у него. Ему сказали, что он может сколько угодно болтаться по улицам и разговаривать с кем ему только взбредет в голову — и все это сойдет ему с рук. Потому что он похож на тех, кто там околачивается, и ничем не выделяется из толпы. С начальством, как известно, не поспоришь. И он отправился на улицу. Эту работу никак нельзя было назвать скучной — хотя бы потому, что она была очень опасной. Ренделл Коув скучать терпеть не мог, а потому развил такую бурную деятельность, что за месяц арестовывал больше негодяев, чем иные его коллеги за всю свою карьеру. И это была все больше крупная рыба, люди со средствами, боссы — а не какие-нибудь там мелкие оптовики или уличные торговцы, которые из-за привязанности к зелью очень быстро сходили в могилу. Ренделл с женой завели двух очаровательных ребятишек и уже подумывали о покупке дома побольше, когда у него вдруг не стало ни жены, ни детей и весь его мир разом рухнул.

6
{"b":"2484","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Remodelista. Уютный дом. Простые и стильные идеи организации пространства
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Один год жизни
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Искажение
Homo Deus. Краткая история будущего
Будет сделано! Как жить, чтобы цели достигались
Фаворит. Полководец