ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пусть «господа агенты», говорил Харри, обращаясь к своим собеседникам, напомнят сыну, что все эти годы его отец каждый день думал о нем и что он всегда был в его сердце. И хотя ему вряд ли удастся сказать об этом сыну лично, «господа агенты» наверняка не сочтут за труд передать ему, что Харри Салливан всегда его любил и желал ему добра. И пусть сын не думает о своем старике слишком плохо, поскольку жизнь — штука сложная. Потом Харри сказал, что с радостью поставил бы «господам агентам» по пинте пива, если бы у него была такая возможность, после чего добавил, что, хотя его перспективы в этом смысле выглядят не блестяще, принимая во внимание место, где он находится, никто не знает, как все может обернуться в будущем.

За все годы, что Веб прослужил в ФБР, никто ему и словом об этом не обмолвился. Что же касается этого документа, то до нынешнего дня ему не приходилось держать его в руках. Черт бы побрал Бюро и его правила! Неужели так уж необходимо все хранить под замком? И все-таки Веб мог получить доступ к этой информации, если бы по-настоящему захотел. Правда заключалась в том, что ему этого не хотелось.

Потом Вебу пришла в голову еще одна неприятная мысль, и он нахмурился. Если Клер Дэниэлс получила от Бюро его файл, она, вполне возможно, уже кое-что знает о Харри Салливане. Но если так, почему она ни разу об этом не упомянула?

Веб сложил бумаги, заплатил по счету и поехал на одну из принадлежавших Бюро парковочных площадок, где сменил машину, после чего выехал на «гранд-марке» последней модели через ворота, которые нельзя было увидеть с той улицы, откуда он заезжал. Вообще-то «гранд-марк» ему по статусу не полагался, но другой приличной машины на стоянке не оказалось, и Вебу пришлось договариваться с охранником. Он убедил его, что ему как оперативнику хорошие колеса куда нужнее, нежели какому-нибудь ветерану Бюро, редко покидающему свой офис. Под конец он сказал, что если у охранника в связи с исчезновением этой машины возникнут какие-нибудь проблемы, то он может обсудить их с Баком Уинтерсом, его, Веба, лучшим другом.

26

Бейтс все еще находился в отделе стратегических операций, когда туда заглянул какой-то человек. Бейтс поднял на него глаза и изо всех сил попытался скрыть овладевшее им уныние. Бак Уинтерс прошел через весь зал и уселся напротив Бейтса. Он был одет в тщательно отглаженный костюм, какие носили сотрудники Бюро высшего ранга. Платок, который торчал у него из нагрудного кармана пиджака, казалось, был выкроен по лекалу. Бак был высок, широкоплеч, интеллигентен и выглядел, как агент ФБР с рекламного плаката. Возможно, подумал Бейтс, именно по этой причине ему и удалось сделать карьеру.

— Я видел, как Лондон выходил из этого здания.

— Просто заходил узнать, нет ли на его счет каких-нибудь распоряжений.

— Понятно. — Уинтерс положил руки на стол и впился взглядом в лицо Бейтса. — Послушай, какого черта ты так печешься об этом парне?

— Он отличный агент. Ну а кроме того, ты сам говорил, что я вроде как его наставник.

— Я бы на твоем месте об этом помалкивал.

— Он рисковал своей жизнью ради Бюро больше, чем ты или я.

— Он слишком горяч. Как, впрочем, все парни из ПОЗ. Если разобраться, никакое это не ФБР. Штурмовики держатся особняком и задирают перед нами носы, как будто они здесь самые главные. Между тем это лишь кучка обычных спецназовцев с большими пушками, которые им не терпится пустить в ход.

— Мы все играем в одной команде, Бак. ПОЗ же — это группа для проведения особых операций, которые никто, кроме них, не сможет провести. Да, не скрою, они ребята самолюбивые, но разве у нас таких мало? Но все мы агенты ФБР, и цели у нас общие.

Уинтерс покачал головой.

— Ты и вправду в это веришь?

— Верю. В противном случае я бы здесь не сидел.

— ПОЗ причиняет Бюро массу беспокойств.

Бейтс закрыл файл и отложил его в сторону.

— Как раз здесь ты ошибаешься. Бюро бросает их в бой, не давая времени на подготовку, но когда что-нибудь не срастается — обычно из-за дурацких приказов, которые поступают сверху, — отвечать приходится им. Остается только удивляться, что они до сих пор не выразили желания отделиться от нашей конторы.

— Ты, Пирс, в принятые здесь игры не играешь, поэтому на самый верх путь тебе заказан. От вершины тебя отделяет стальной потолок, который тебе никогда не пробить.

— Меня устраивает место, которое я занимаю.

— Как только карьерный рост у человека в этом агентстве прекращается, начинается его падение. Подумай об этом.

— Покорно благодарю за предупреждение, — холодно сказал Бейтс.

— Я постоянно получаю твои материалы о ходе расследования. Они какие-то расплывчатые.

— Таковы пока результаты.

— Какой все-таки статус у Коува? Ты как-то невнятно о нем пишешь.

— Да нечего особенно писать-то.

— Надеюсь, ты помнишь о том, что если агент, работающий под прикрытием, долго не объявляется, то он или умер, или перешел на сторону врага? Но в таком случае им должен заниматься отдел собственных расследований.

— Коув не перешел на сторону врага.

— Ага! Значит, ты с ним встречался? Странное дело, в твоих рапортах нет об этом ни слова.

— Я чувствую, что он здесь ни при чем. Кстати, я действительно имею от него сведения.

— И что же наш блистательный суперагент думает по поводу имевшей место бойни?

— Он думает, что его подставили.

— Подставили? Это что-то новенькое, — произнес Уинтерс с сарказмом в голосе.

— Он не хочет возвращаться в отдел, поскольку полагает, что в Бюро окопалась крыса. — Сказав это, Бейтс всмотрелся в лицо Уинтерса, хотя и не знал точно, зачем ему это понадобилось. Невозможно, чтобы утечка исходила от Уинтерса. — Коув сказал, что все проваленные в последнее время операции — результат утечки информации. И что группа ПОЗ погибла по той же причине.

— Интересная теория. Но у меня такое ощущение, что доказательств у него нет.

Фраза Уинтерса неожиданно заставила Бейтса призадуматься.

— Возможно, у него есть доказательства, просто он не считает нужным ими со мной делиться, — сказал он. — Но я это проконтролирую, Бак. Я не хотел загружать тебя мелкими деталями, поскольку знаю, что ты у нас — человек занятой и мыслишь исключительно стратегически. Даю тебе слово, что, если выплывет что-нибудь важное, ты первый об этом узнаешь. Таким образом, ты сможешь провести отличную пиар-акцию в СМИ. Ты ведь в таких делах спец.

Уинтерс, конечно же, уловил сарказм в словах Бейтса, но предпочел его проигнорировать.

— Насколько я помню, вы с Коувом некоторое время работали в одной связке? В Калифорнии, если не ошибаюсь?

— Да, там мы работали вместе.

— Примерно в то время, когда была ликвидирована его семья.

— Совершенно верно.

— Тяжелый удар для всего Бюро.

— Я всегда считал, что это тяжелый удар прежде всего для Коува.

— Никак не могу понять, что произошло в том доме. Насколько я знаю, Коув обнаружил там оперативный центр крупной группировки наркоторговцев.

— Верно. И ПОЗ вызвали, чтобы взять этот центр штурмом, — сказал Бейтс. — Там должны были находиться потенциальные свидетели, а ПОЗ специализируется на захвате такого рода публики.

— Много шуму, а в результате — пшик. Даже сами уцелеть не смогли.

— Их подставили.

— Согласен. Но кто? Если не Коув, то кто же?

Бейтс вспомнил свою встречу с Коувом на Арлингтонском кладбище. Коув был убежден, что утечки происходят внутри Бюро и все неудачи агентства в последнее время связаны именно с этим. Бейтс некоторое время изучал лицо Уинтерса, потом сказал:

— Чтобы уничтожить группу особого назначения, требуется информация изнутри, причем высшей степени секретности.

Уинтерс откинулся на спинку стула.

— Значит, говоришь, произошла утечка информации высшей степени секретности? Изнутри Бюро?

— Изнутри — значит изнутри.

— Это очень серьезное заявление, Бейтс.

63
{"b":"2484","o":1}