ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Когда минут через двадцать Веб выглянул из окна своего автомобиля, настроение у него упало. Высказанное Венаблсом предположение относительно возможного сноса старого дома, в котором находилась конспиративная квартира Ренделла Коува, оказалось верным. Там, где раньше стояло здание, куда Коув наведывался, чтобы изменить свою внешность, теперь была стройплощадка; рядом торчал кран, и рабочие как раз собирались расходиться по домам после окончания трудового дня. Судя по тому, как высоко поднялись к небу новые дома, можно было сделать вывод, что убежище Коува не существовало уже довольно давно. Веб скомкал бумажку с адресом и выбросил ее в окно. Увы, и эта ниточка оборвалась. Но у него была еще одна зацепка.

Из машины он позвонил Романо:

— Ты не против небольшой разведывательной экспедиции?

Подобрав Романо в условленном месте, он покатил на юг, в сторону Фредериксбурга.

Романо критическим взглядом окинул внутренность машины.

— Ну и дрянь же тачка, на которой ты ездишь.

— Между прочим, это «гранд-марк». Говорят, на одной из таких ездит сам директор.

— Все равно дрянь.

— В следующий раз выберу что-нибудь получше. Специально для тебя. — Он посмотрел на Романо, спрашивал себя, что Энджи рассказывает о муже своему психотерапевту. Романо — парень не простой, а потому разговоры у них должны быть длинными.

— Как дела в ПОЗ?

— Все по-прежнему. Пока что нас никуда не посылают, так что мы в основном тренируемся. Мне это начинает надоедать.

— Держись меня, Полли. Тогда скоро постреляешь.

— Это вряд ли. Может, мне завербоваться во французский Иностранный легион или куда-нибудь в этом роде?

— Ты просто не понимаешь, как хорошо тебе сейчас живется.

— Хорошо или плохо, мне судить. А о тебе, Веб, ребята поговаривают.

Веб должен был знать, что Полли обязательно что-нибудь такое скажет, тем не менее эти слова его неприятно удивили.

— И что же обо мне говорят?

— Половина людей ПОЗ выступают за тебя, а половина — против.

— Плохо дело. Я-то думал, что заслужил авторитет.

— Я не о том. Никто трусом тебя, Веб, не считает. За последние годы ты много чего сделал. Почти столько же, сколько я.

— Тогда в чем же дело?

— Просто некоторые парни думают, что если тебя парализовало один раз, то это может случиться снова. То, что произошло с тобой во дворе, в общем, на судьбу группы «Чарли» не повлияло. Ее бы все равно покрошили. Но в следующий раз твое беспомощное состояние может всем сильно навредить.

Веб смотрел на дорогу прямо перед собой.

— Трудно что-либо противопоставить подобной логике. Может, это мне придется завербоваться во французский Иностранный легион. Кстати, у тебя есть оружие?

* * *

Ренделл Коув жил на окраине Фредериксберга, штат Виргиния, в пятидесяти милях к югу от Вашингтона. Это вдвое превышало расстояние в двадцать пять миль, которое, по мнению Энн Лайл, должно было отделять жилище агента, работающего под прикрытием, от того места, где он проводит операции. Адрес Коува Вебу удалось узнать, когда он заглянул в его дело у Бейтса.

Через сорок минут Веб и Полли, успевшие проскочить до того, как на шоссе начали образовываться пробки, свернули на тихую улочку в пригороде, где жил Ренделл Коув. Дома здесь представляли собой уменьшенные копии городских жилищ; многие из них сдавались внаем, о чем свидетельствовали соответствующие объявления на фасадах. Хотя погода была теплая, мамаш с детьми на улице видно не было, и машин здесь припарковано было мало. Квартал казался опустевшим и оставленным жителями, но Веб знал, что это ненадолго — до тех пор, пока здешние обыватели не начнут возвращаться с работы из округа Колумбия и северной Виргинии. Весь этот район, по мнению Веба, следовало отнести к разряду «спальных»; тут обитали преимущественно бездетные пары или просто одинокие люди — уж больно маленькими здесь были дома. Он также хорошо понимал, почему Коув выбрал для жительства именно это место. Здесь все заняты собой, любопытных соседей мало, а в дневное время и вовсе нет, потому что все работают где-нибудь в округе Колумбия. В это время человек, не желающий привлекать к себе внимания, может спокойно отдыхать дома. Веб знал, что большинство агентов предпочитали работать по ночам.

Перед домом Коува стоял «букар» с правительственными номерами.

— Сиделка из федералов, — прокомментировал это обстоятельство Романо. Веб согласно кивнул, размышляя, как разрешить эту ситуацию к всеобщему удовольствию. Он подъехал на своем «гранд-марке» к «букару», и они с Полли вышли из машины.

Агент опустил стекло, глянул на жетоны Веба и Романо, потом вновь посмотрел на Веба.

— Вы сейчас знаменитость, так что вам и жетон предъявлять не надо, — сказал он. Вебу агент не показался знакомым. Это был молодой, энергичный и боевой парень, которому наверняка не нравилось сидеть в машине и следить за домом — тем более что на возвращение Ренделла Коува никто в Бюро особенно не рассчитывал. Он вылез из «букара» и протянул Вебу и Романо руку.

— Крис Миллер из регионального офиса Ричмонда, — представился он, продемонстрировав, в свою очередь, собственное удостоверение. Удостоверение он, как и все агенты ФБР, носил в правом нагрудном кармане и, предъявляя, держал несколько на расстоянии — точно так, как его учили. В Бюро внимательно относились к такого рода мелочам, в этом учреждении все происходило в соответствии с раз и навсегда заведенным порядком. Например, Веб точно знал, где у агента находится пистолет. Оружие хранилось в открытой кобуре справа на поясе; обычно на пиджаке с внутренней стороны в этом месте нашивалась двойная подкладка, чтобы рукоять пистолета не протирала одежду. Кроме того, он знал, что, когда они с Романо подходили к «букару», агент, используя зеркало заднего вида, следил за их глазами. В Бюро считалось, что взгляд человека всегда выдает его намерения.

Мужчины пожали друг другу руки, после чего Веб бросил взгляд на дом Коува, который выглядел пустым и заброшенным.

— Вы здесь круглые сутки пасетесь?

— В три смены, каждая по восемь часов, — устало сказал Миллер. Потом посмотрел на часы и добавил: — До конца моей смены еще три часа.

Веб облокотился на крыло седана.

— Похоже, ты уже успел основательно соскучиться.

— Еще бы! За все время, что я здесь сижу, ничего более интересного, чем кошачья драка, произошедшая два часа назад, не случилось. — Агент помолчал, посмотрел на Веба и выпалил: — Знаете что? Я бы с удовольствием поступил на курсы ПОЗ.

— Что ж, нам нужны крепкие парни. — Веб подумал, что для того, чтобы возродить группу «Чарли», нужно как минимум шесть человек.

— Я слышал, там требования очень высокие, — пробормотал Миллер.

Романо хрюкнул.

— Умножь все, что слышал, на десять, и тогда ты будешь иметь примерное представление о требованиях в ПОЗ.

По скептическому взгляду Миллера Веб понял, что тот не слишком доверяет словам Романо. Он был молод и, как это свойственно молодости, твердо верил в свои силы.

— Вы и в Вако были? — спросил Миллер. Веб и Романо кивнули. — Много прострелили там голов?

— Я стараюсь изгнать это из своего подсознания, — сказал Веб и подумал, что эти слова достойны Клер.

— Понятно, — протянул Миллер, хотя было видно, что ни черта ему не понятно.

— Сколько ты уже работаешь на Бюро? — спросил Романо.

— Почти два года.

— Когда отработаешь годика три, тогда можешь подавать заявление о приеме на курсы. Кстати, можешь мне позвонить. Если ты всерьез решил переходить в ПОЗ, я покажу тебе, как у нас все устроено. — Романо протянул молодому агенту свою карточку.

Пока Миллер прятал карточку в карман, Веб и Романо обменялись насмешливыми взглядами.

— Это было бы здорово! — сказал Миллер. — Говорят, таких пушек, как у вас, больше ни у кого нет.

В жизни некоторых людей оружие играло определяющую роль. Веб лично знал несколько человек, которые поступили в Бюро только для того, чтобы носить при себе разнообразное оружие и иметь возможность из него палить.

66
{"b":"2484","o":1}