ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Из наших разговоров я поняла, что многое в вашем характере напрямую связано с теми отношениями, которые были у вас с матерью и отчимом. Если не ошибаюсь, вы выросли в доме матери, который потом получили в наследство?

— И что с того?

— Кроме того, вы упомянули, что жить там не собираетесь, а также сказали, что в этом доме умер ваш отчим.

— Я все еще не понимаю, что из этого следует.

— Дело в том, что когда я разговариваю с пациентом, то всегда жду, когда он неосознанно произнесет ключевое слово. И теперь я думаю, что упоминание о доме вашей матери и является тем ключом, который позволит мне отпереть тайную дверь в вашей душе.

— Не понимаю, какое отношение к моему случаю может иметь дом моей матери?

— Не сам дом, Веб. А то, что произошло в этом доме.

Веб не сдавался.

— Ну, умер там мой отчим. Но как это может быть связано с моим психическим здоровьем?

— Об этом знаете только вы один.

— А я вам говорю, что ничего, кроме этого, мне не известно. И уж тем более я не имею представления, какое отношение моя жизнь в доме матери может иметь к тому странному состоянию, которое овладело мною в аллее. Слишком уж много лет прошло с тех пор.

— Вы даже представить себе не можете, Веб, как долго сознание может хранить некоторые вещи, которые, впрочем, в один прекрасный день обязательно прорываются наружу. Меня заинтересовал ваш рассказ о мальчике в аллее. Вполне возможно, что именно встреча с этим подростком и заставила вас вспомнить кое-что из своей прошлой жизни и это особым образом на вас повлияло.

— Я продолжаю утверждать, что не понимаю, о чем вы говорите.

— Все вы отлично понимаете, Веб. Просто ваше сознание отказывается это воспринимать и анализировать.

Веб закатил глаза.

— Вам не кажется, что все это просто какая-то психологическая белиберда?

В ответ на эти не слишком вежливые слова Клер сказала:

— Я, Веб, собираюсь подвергнуть вас гипнозу.

Веба это неприятно удивило.

— Я отказываюсь.

— Но это и вправду поможет нам кое-что выяснить.

— К примеру, умею ли я лаять, находясь в бессознательном состоянии.

— Напротив, находясь в состоянии гипноза, человек получает возможность углубиться в свое сознание. Это не говоря уже о том, что вы будете прекрасно отдавать себе отчет о том, что происходит вокруг, и я не смогу заставить вас делать что-нибудь такое, чего вы не захотите.

— Сомневаюсь, что гипноз нам поможет.

— Этого никто не знает. С помощью гипноза мы можем добраться до таких вещей, которые в обычном состоянии вы подсознательно стараетесь от себя отдалить.

— А может, я намеренно не хочу кое-что для себя прояснять?

— Вы сами не знаете, хотите вы этого или нет. Вы поймете это только во время сеанса. Так что подумайте о моем предложении, Веб, прошу вас.

— Послушайте, Клер, у вас наверняка много чокнутых пациентов. Почему бы вам не уделять больше внимания им? — С этими словами он отключил телефон и свернул на подъездную дорожку.

Войдя в дом, Веб уложил в большую сумку кое-что из одежды и остановился у подножия лестницы, которая вела на чердак, держа под мышкой картонную коробку с письмами Харри Салливана. «Почему я стою здесь? Неужели мне так трудно подняться на чердак? — спрашивал он себя. — Что тут такого? Чердак — он и есть чердак».

Несмотря на то что он говорил Клер, Веб в глубине души испытывал к этому дому странное, почти мистическое чувство.

В конце концов на чердак он все-таки поднялся. Поставив коробку на пол, он хотел было включить свет, но отдернул от выключателя руку и принялся исследовать помещение на предмет какой-нибудь скрытой угрозы. Он делал это скорее инстинктивно. Его взгляд скользил от угла к углу, от предмета к предмету. При этом в его памяти возникали смутные образы, связанные с историей его семейства. Эти образы ему навевали кучи мусора в углах, сваленные на полу книги, висевшие в шкафу вешалки со старой одеждой и скатанные ковровые дорожки, которые раньше покрывали лестницу и подходили по цвету к застилавшему пол первого этажа ковру. Веб наклонился и поднял один из рулонов. Он был тяжелым, твердым и оклеен скотчем. Казалось, он окаменел — от времени и царившего здесь холода. «И зачем мать все это хранила?» — подумал Веб, положив рулон на место.

Веб посмотрел туда, где когда-то лежала груда старой одежды. Сейчас здесь ничего уже не было, но много лет назад, в детстве, это старое барахло служило ему убежищем, где он скрывался от озверевшего отчима. К слову, отчим прятал выпивку и наркотики тоже на чердаке — боялся, что мать их найдет. Была середина семидесятых, страна пыталась преодолеть вьетнамский кризис, и люди, вроде его отчима, которые, кстати сказать, никогда не служили в армии и вообще не брали в руки оружия, позволяли себе чуть ли не ежедневно накачиваться вином и наркотиками, оправдывая все это состоянием тревоги, пессимизма и неуверенности, охватившим общество.

Чердак находился как раз над спальней Веба, и он, лежа по ночам в постели, слышал как у него над головой поскрипывали половицы, когда отчим тайком поднимался туда, чтобы достать из своего тайника выпивку или наркотики. В детстве Веб очень боялся, что в один прекрасный день перекрытия не выдержат, потолок рухнет и Стоктон в буквальном смысле слова свалится ему на голову и от злости начнет его колотить. Вообще, когда Стоктон его лупил, Веб шел жаловаться матери, но ее чаще всего не было дома. По ночам она обычно отправлялась в длительные автомобильные прогулки и возвращалась домой только утром — после того как Веб, проглотив обиду и завтрак, который был вынужден готовить себе сам, убегал в школу. Скрип половиц на чердаке нервировал его до сих пор. Он прикрыл глаза и втянул в себя застоявшийся холодный воздух. И сразу же на него нахлынули видения. Ему снова представилась куча старого тряпья, которая неожиданно взмыла вверх, потом перед его мысленным взором промелькнуло что-то красное, а в ушах эхом отозвались голоса, становившиеся все громче и громче... Веб не мог больше это выносить. Открыв глаза, он в одно мгновение скатился вниз по лестнице и захлопнул за собой дверь. Это видение бывало у него, наверное, уже тысячу раз, и он никак не мог его истолковать. Вернее, не хотел. Добирался до какого-то момента в прошлом, а потом прекращал об этом думать. Но сейчас ему почему-то казалось, что он подошел к пониманию истинного смысла видения ближе, чем обычно.

Закрыв дом, он уселся в свой «меркурий», достал мобильник и бумажку, которую ему вложил в руку Большой Тэ. После этого он посмотрел на часы. Время было подходящее — именно этот час был указан в записке. Он набрал номер. Трубку подняли сразу же, после чего ему был дал ряд указаний. По крайней мере, подумал он, эта шайка действует достаточно слаженно. А из этого следует, что терять зря время ему не придется.

Отъезжая от дома матери, он, перефразируя бессмертные слова ТОЦ, пробормотал:

— Веб Лондон — всему остальному человечеству. В настоящий момент не имею под контролем ни одного объекта.

30

Веб подъехал к дому семейства Романо, чтобы захватить Полли. Когда Романо со своими сумками вышел из дома, в дверях появилась Энджи. Судя по выражению ее лица, она отнюдь не испытывала радостных чувств по поводу того, что ее муж уезжает вместе с Вебом. Веб постарался сгладить это, помахав ей с веселой улыбкой из окна машины. Она ответила ему неприличным жестом, продемонстрировав средний палец правой руки.

Романо загрузил в автомобиль две снайперские винтовки, автомат МП-5, кевларовый бронежилет, четыре полуавтоматических пистолета и несколько запасных обойм.

— Ну и дела... Такое ощущение, что ты собираешься охотиться на Саддама.

— Поступай как знаешь. Я же собираюсь действовать по собственному усмотрению. Парень, уложивший Криса Миллера, все еще на свободе, и если он попытается пристрелить тебя из своей снайперской винтовки, то у меня по крайней мере будет чем его достать. — Повернувшись к Энджи, Романо помахал ей на прощание. — До свиданья, пышечка!

74
{"b":"2484","o":1}