ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Срок твоей нелюбви
На самом деле я умная, но живу как дура!
Как стать организованным? Личная эффективность для студентов
Подарки госпожи Метелицы
Тайна Голубиной книги
В магическом мире: наследие магов
От сильных идей к великим делам. 21 мастер-класс
Видок. Чужая боль
Убежище страсти
A
A

В свое время Бейтс был непосредственным начальником Веба, и последнему приходилось-таки выслушивать его классические тирады — просто потому, что Веб тогда еще только проходил курс обучения и, естественно, допускал ошибки. У Бейтса время от времени появлялись любимчики, а иногда, если дела оборачивались не лучшим образом, он находил среди своих сотрудников козлов отпущения, на которых и сваливал все неудачи. Вот почему Веб поначалу отнесся к его словам несколько настороженно. Покровительственная интонация Бейтса тоже не очень-то ему понравилась. Однако когда Веб лишился половины лица, Бейтс оказался одним из первых, кто пришел навестить его в госпитале и поддержал словами дружеского участия, а такое не забывается. Назвать Перси Бейтса простым парнем было трудно, но и в штурмовом отряде все были себе на уме. Конечно, ровней они с Бейтсом считаться не могли и пить виски вдвоем им вряд ли когда-нибудь придется, но Веб никогда не думал, что для того, чтобы уважать человека, необходимо кого-нибудь вместе пристрелить.

— Я знаю, что предварительный отчет ты уже сдал, но мне бы хотелось получить полный — и чем раньше, тем лучше, — сказал Бейтс. — Конечно, слишком уж спешить тоже не стоит. Сначала припомни все как следует, обдумай, взвесь и лишь потом — пиши. А главное, побыстрей выздоравливай.

Веб сразу же уловил смысл его слов. То, что случилось, было ударом для всего Бюро. И Бейтс давить на него не собирался. Пока, во всяком случае.

— У меня все больше царапины.

— Неправда. У тебя пулевое ранение в руку. Кроме того, ссадины и кровоподтеки по всему телу. Врачи сказали мне, что у них такое впечатление, будто тебя избили бейсбольной битой.

— Все это ерунда, — сказал Веб и вдруг почувствовал, как ужасно, почти смертельно устал.

— В любом случае тебе надо как следует отдохнуть. А потом займешься отчетом. — Бейтс поднялся с кресла. — Но для дела будет лучше, если мы все вместе вернемся в тот квартал и ты, хотя это и будет тебе нелегко, расскажешь на месте, как все было.

И как тебе при этом удалось выжить, подумал Веб и согласно кивнул.

— Да я хоть сейчас готов туда ехать.

— Только не надо спешить, — повторил Бейтс. — Тебе, как ты понимаешь, предстоит довольно неприятная процедура. Но нам придется-таки тебя расспросить. — Он похлопал Веба по плечу и повернулся к двери.

Веб завозился на постели, стараясь сесть прямо.

— Пирс?

В палате было темно, и Веб видел только яркие белки глаз своего начальника, напоминавшие два круглых диска на спортивном табло, где вывешиваются очки.

— Они все умерли, да?

— Все до одного, — кивнул Бейтс. — Один ты, Веб, остался.

— Я сделал все, что мог.

Дверь распахнулась, потом захлопнулась, и Веб снова остался один.

* * *

В коридоре Бюро Бейтс разговаривал с группой людей, которые были одеты точно так же, как он сам: в синие костюмы, застегнутые на все пуговицы голубые рубашки, с неопределенного цвета галстуками и черные ботинки на резиновой подошве. У всех на поясе висели открытые кобуры с большими пистолетами.

— Средства массовой информации устроят нам сладкую жизнь, — заметил один из сотрудников. — Вернее сказать, они уже начали кампанию по нашей дискредитации.

Бейтс сунул в рот пластинку жевательной резинки, которой он пытался заменить сигареты «Уинстон». Приходилось признать, что резинка не являлась адекватным заменителем табака, поскольку Бейтс бросал курить уже в пятый раз.

— Домыслы и болтовня журналистов стоят на одном из последних мест в моем списке приоритетов, — сказал он.

— В любом случае, надо же что-то им говорить, Пирс. Если мы будем молчать, они начнут предполагать самое худшее и строить собственные теории насчет того, что произошло. Ты не поверишь, но по Интернету уже прошел материал, в котором говорится, что эта перестрелка связана с апокалиптическим возвращением на землю Иисуса Христа. А кое-кто даже утверждает, что это — следствие всемирного заговора китайцев. Я все пытаюсь понять, откуда они берут весь этот бред?

— Кроме нас, заткнуть рот этим писакам некому, — сказал другой чиновник ФБР, поседевший и отрастивший брюшко на службе своей стране. Бейтс хорошо знал, что этот так называемый агент за последние десять лет не видел ничего страшнее своего полированного письменного стола, но при этом вел себя так, будто прошел огонь и воду. — И еще: я лично считаю, что ни у колумбийцев, ни у китайцев, ни даже у русских не хватило бы духу для того, чтобы устроить нам такую мясорубку.

Бейтс мельком взглянул на этого человека.

— Но мы же вроде бы с ними боремся. Постоянно норовим взять их за горло. Почему бы им не отплатить нам той же монетой?

— Подумай только, о чем ты говоришь, Пирс. Они же изрешетили целое наше подразделение. И на нашей же земле! — с негодованием воскликнул пожилой борец с преступностью.

Бейтс посмотрел на этого человека повнимательнее и увидел перед собой дряхлого слона со стершимися от старости бивнями, которому только и оставалось рухнуть под кустом в буше, став добычей стервятников.

— Не знал, что у нас есть претензии на территорию этого района округа Колумбия, — резко сказал Бейтс. Он не спал уже сутки, и это начинало сказываться на его нервах. — До сих пор мне почему-то казалось, что это их земля, а мы лишь нанесли им визит.

— Ты отлично понимаешь, что я имею в виду. Мне хотелось бы знать, что могло спровоцировать такую жестокую расправу?

— Идиотский вопрос. Я-то откуда знаю? Может быть, то, что мы пытаемся перекрыть трубу, по которой в этот город поступают наркотики на сумму в миллиард долларов в день, и владельцам трубы наша деятельность стала поперек горла? — заорал, выходя из себя, Бейтс, но тут же подумал, что зря напустился на этого безвредного в общем-то типа.

— Как он там? — обратился к нему с вопросом мужчина со светлыми волосами и красным от простуды носом.

Бейтс оперся о стену, пожевал немного свою жвачку и пожал плечами.

— Боюсь, сейчас он с головой ушел в свои переживания. Но это в порядке вещей. Ничего другого я и не ожидал.

— А я тебе скажу, что этому парню просто повезло, — произнес мужчина с красным носом. — Другой вопрос, как ему удалось выбраться живым из этой переделки. Вот по какому поводу все сейчас строят догадки.

Бейтс всмотрелся в лицо красноносого. Этому парню явно не грозил выезд на задержание. По крайней мере сегодня.

— Так ты говоришь «повезло» про этот кошмар, когда шестерых твоих товарищей искрошили из пулеметов прямо у тебя на глазах? Ты это хочешь мне втолковать, сукин сын?

— Господи, я вовсе не это имел в виду, Пирс, и ты отлично это знаешь, — сказал красноносый и раскашлялся — словно для того, чтобы продемонстрировать Бейтсу, что сегодня он не в форме и не в состоянии участвовать в серьезном деле.

Бейтс прошел мимо красноносого; он сейчас ненавидел их всех. Но его останавливали и продолжали задавать вопросы.

— В настоящий момент ничего определенного вам сказать не могу. Нет, я не взваливаю на него вину. Веб лично уничтожил восемь пулеметных гнезд и тем самым спас двигавшееся на выручку подразделение, а также какого-то парнишку из гетто. Это то, что я знаю наверняка.

— В предварительном отчете сказано, что Веб вроде как окаменел. — Эти слова прозвучали из уст джентльмена, который явно был выше их всех рангом. За ним следовали двое мужчин с лицами, словно вырезанными из гранита. — Вообще, Пирс, мы знаем пока только то, что рассказал нам Веб, — продолжал вещать этот господин.

Хотя этот человек занимал в Бюро более высокий пост, чем Бейтс, по лицу последнего было видно, что он с удовольствием оторвал бы ему голову.

Чиновник, которому было наплевать на настроение своего подчиненного, произнес:

— Этому Лондону придется дать кучу объяснений. А мы займемся расследованием и проверим его как можно тщательнее. Вчера, например, я не заметил, что операция была тщательно подготовлена. Вот все и закончилось трагедией и позором. Но того, что произошло вчера ночью, больше не повторится. Во всяком случае, пока я здесь командую. — Он замолчал, посмотрел на Бейтса и с непередаваемым сарказмом в голосе добавил: — Передай от меня Лондону наилучшие пожелания. — С этими словами Бак Уинтерс, шеф Вашингтонского регионального офиса ФБР, удалился величавой поступью в сопровождении своих похожих на роботов охранников.

8
{"b":"2484","o":1}