ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

При этих словах Гвен и Веб обменялись понимающими улыбками.

— Надежда умирает последней, — сказала Гвен. — С другой стороны, когда постоянно находишься на грани разорения, острее чувствуешь радости жизни.

— По счастью, дела здесь идут отлично, — сказал Стрейт и посмотрел на Гвен. Он произнес это таким тоном, что можно было подумать, будто истинным хозяином дома является именно он.

Билли сделал большой глоток виски и сказал:

— Действительно, здесь не так плохо, как можно подумать. Например, всегда можно устроить охоту на лис.

— Фу, гадость, — сказала Гвен, и на лице у нее выразилось отвращение.

— А что тут особенного? — пробурчал Билли. — В Виргинии испокон веку охотятся на лис, и уж коли мы здесь поселились, нам следует играть в те же самые игры, в какие играют высокомерные виргинцы. — Билли ухмыльнулся и повернулся к Вебу. — На самом деле наши чертовы соседи — это настоящая заноза в заднице. Они злятся на меня из-за того, что я не пускаю их на территорию фермы, когда они гонят лис. Они даже в суд на меня из-за этого подали, и, как ни странно, выиграли. Оказывается, существовал какой-то там старинный договор, согласно которому местные жители имели право охотиться на этой земле, вне зависимости от того, является ли она общинной или частной собственностью.

— Вот и говори после этого, что мы живем в свободной стране, — сердито сказал Романо.

— Но больше они через Ист-Уиндз за лисами не скачут, — заметил Стрейт.

— Это почему же? — поинтересовался Веб.

— Билли пристрелил одну из их собак — пардон, гончих. — Он хлопнул себя ладонью по колену и расхохотался.

Билли кивнул. Видно было, что эти воспоминания доставляют ему немалое удовольствие.

— Этот пес помчался за моей лошадью, которая стоила триста тысяч долларов. А этих гончих можно дюжину на четвертак купить. Ну я его и пристрелил.

— А ваши соседи не подали снова на вас в суд? — спросил Веб.

— Как же, подали. Но на этот раз я надавал им по заднице. — Он улыбнулся, глотнул виски и посмотрел на Веба. — Как вам понравилась прогулка по ферме, которую организовала Гвен?

— Она прекрасный гид, поверьте. Но меня вот что еще интересует: неужели эта ферма и вправду была перевалочным пунктом «подпольной железной дороги», по которой во время Гражданской войны переправляли на север рабов?

Билли ткнул пальцем в стоявший у стены оружейный шкаф.

— Это тот самый перевалочный пункт и есть.

Веб посмотрел на оружейный шкаф.

— Я вас не совсем понимаю.

— Покажите ему, Билли, как работает эта штука, — сказал Стрейт.

Билли знаком показал Вебу и Романо, чтобы они следовали за ним. Он подошел к шкафу и нажал на какой-то рычажок, спрятанный в облицовке. Веб услышал щелчок, после чего шкаф повернулся вокруг своей оси, и они увидели небольшое, скрытое в толще стены помещение.

— Там нет ни окон, ни электричества — только пара примитивных коек. Но если скрываешься от преследования, слишком привередничать не приходится, — сказал Билли. Он снял с гвоздя фонарь и протянул Вебу. — Взгляните, как там все устроено.

Веб включил тусклый фонарь, просунул голову в импровизированную дверь и посветил по углам. Когда он увидел в комнате сидевшего в кресле-качалке человека, то от неожиданности едва не выронил фонарь. Лишь через секунду, когда его глаза окончательно привыкли к царившему в убежище полумраку, он понял, что это манекен, облаченный в костюм нефа-раба. На манекене была шляпа, а белки его искусственных глаз резко контрастировали с выкрашенной черной краской физиономией, украшенной пышными бакенбардами, которые в те давние времена именовались «бараньими котлетами».

Билли рассмеялся и сказал:

— У вас чертовски крепкие нервы. Большинство людей не может удержаться от вскрика.

— Это Билли его туда посадил, не я, — сказала Гвен с отвращением в голосе.

— Это одна из моих мрачных шуток, — сказал Билли. — Но, черт возьми, если ты не можешь посмеяться над жизнью, тогда над чем вообще смеяться, а?

На этом осмотр убежища был закончен, после чего они отправились обедать.

Хозяева решили не накрывать стол в парадной гостиной. Билли объяснил, что зал слишком велик, поэтому, если хочешь что-нибудь сказать, приходится орать во все горло. Как выяснилось, Билли не любил большой зал потому, что был несколько глуховат.

Обедали в небольшой комнате рядом с кухней. Гвен прочитала молитву и перекрестилась. Романо тоже перекрестился. Стрейт, Веб и Билли и пальцем не пошевелили — просто сидели и смотрели на них.

Гвен приготовила салат «Цезарь», мясное филе и свежую спаржу в сливочном соусе. На десерт были поданы вишневый пирог и кофе. Наевшись, Романо откинулся на спинку стула и погладил себя по туго набитому животу.

— Это куда лучше армейских обедов, — сказал он.

— Спасибо, Гвен, все было очень вкусно, — сказал Веб.

— В Ричмонде мы, бывало, устраивали приемы, — сказала Гвен. — Но теперь их почти не бывает. — Сказав это, она быстро посмотрела на мужа.

— Мы теперь много чего не делаем, — задумчиво произнес Билли. — Но обед сегодня был хороший, поэтому давайте поднимем бокалы за нашего шеф-повара.

Он подошел к буфету и достал оттуда графин с бренди и четыре хрустальных бокала. Гостям и супруге он налил бренди, а себе кукурузное виски «Джим Бим».

— Я как истинный южанин всем напиткам предпочитаю «Джим Бим», но вам под хороший тост надо пить хорошее бренди.

Мужчины отсалютовали своими бокалами Гвен и провозгласили тост в ее честь.

Она улыбнулась и подняла свой бокал.

— Приятно сознавать, что пользуешься успехом у стольких достойных мужчин.

Когда они собирались уже уходить, Веб отвел Билли в сторону.

— Я просто хотел напомнить вам кое-какие правила. После нашего ухода включите сигнализацию и не забывайте включать ее каждый вечер, когда будете ложиться спать. В этом доме очень много входов и выходов, но я хочу, чтобы вы пользовались только парадным входом — одну дверь запирать легче, чем три или пять, верно? Если вы захотите куда-нибудь пойти — пусть даже на прогулку, обязательно позвоните нам. Если увидите что-нибудь такое, что вам или Гвен покажется странным или подозрительным, — тоже звоните нам. Всегда лучше перестраховаться. Вот вам номер моего мобильного. Он со мной двадцать четыре часа в сутки. Кроме того, я настоятельно рекомендую вам еще раз подумать о нашем размещении в доме. Если что-нибудь случится, счет пойдет на секунды.

Билли посмотрел на бумажку с номером телефона Веба.

— Вот до чего дошло — мы становимся пленниками в собственном доме. А все из-за этих ублюдков... — Он не закончил фразу и сокрушенно покачал головой.

— И еще: ружья, которые выставлены у вас в оружейном шкафу, стреляют? Или это музейные экспонаты?

— Это охотничьи ружья большого калибра. Хотя их заряды могут снести человеку голову с плеч, для игры, которую вы тут затеваете, они не приспособлены — слишком тяжелы. Но у меня в оружейном шкафу наверху есть и другое оружие. Кроме того, у меня есть пистолет 12-го калибра и «магнум» 357-го калибра. Оба заряжены. Они предназначены для охоты на двуногую дичь. Между прочим, Гвен отменно стреляет. Даже, быть может, лучше, чем я.

— Очень хорошо. Но не забывайте, что стрелять надо только в плохих парней. И еще один вопрос. В ближайшем будущем вам предстоят какие-нибудь дальние поездки?

— Через несколько дней придется везти лошадей в Кентукки. Я поеду вместе со Стрейтом и другими парнями.

— Поговорите с Бейтсом. Возможно, у него по этому поводу другое мнение.

— Слушайтесь Веба, Билли, — сказал Немо, до которого долетели обрывки их разговора. — Он плохого не посоветует. Поэтому старайтесь вести себя так, чтобы федералы в любой момент могли вас защитить.

— Ты тоже решил давать мне советы, Немо?

— Боже сохрани. Просто если с вами что-нибудь случится, я и мои люди потеряем работу.

— Ожидаете ли вы каких-нибудь посетителей? — спросил Веб.

85
{"b":"2484","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сису. Поиск источника отваги, силы и счастья по-фински
Авантюра леди Олстон
Держись, воин! Как понять и принять свою ужасную, прекрасную жизнь
Сновидцы
Рожденный бежать
Он мой, слышишь?
Гениальная уборка. Самая эффективная стратегия победы над хаосом
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем