ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В таком случае мы с тобой уж точно кровные братья, поскольку я теперь тоже играю по собственным правилам.

— Может, по этой причине нам надо держаться вместе — чтобы узнать, чем закончатся все эти танцы? Что ты на это скажешь?

— Скажу, что приберегу свой лучший выстрел напоследок.

— Я бы, Лондон, на твоем месте особенно не высовывался. Танцоры тоже любят стрелять — особенно по головам.

— Знаешь что, Коув?

— Что?

— Предложение принимается.

* * *

Веб доехал до Дюпон-центра, достал из багажника запасной магазин и зарядил свой пистолет. Пистолет Коува он засунул за пояс сзади. Потом он взял такси и поехал в Вашингтонский региональный офис. Там Вебу сказали, что Бейтс давно уехал домой. Веб решил, что свяжется с ним утром. Судя по всему, Бейтс поехал отсыпаться, а с тоннелями до утра ничего не случится. Вместо того чтобы пересесть в казенный «букар», Веб решил поступить вопреки всем правилам и забрать из гаража собственную машину.

Журналистская братия больше не паслась около его дома, тем не менее Веб решил, что предосторожности не помешают. Поэтому он вошел в дом через задний вход, а оттуда прошел в гараж, где стоял его «мах». Выведя машину из гаража, он повесил на ворота замок, сел в машину и, не зажигая фар, выехал на улицу. Он включил фары только в самом конце улицы, после чего вдавил в пол педаль газа и помчался в сторону Ист-Уиндз, поминутно поглядывая в зеркало заднего вида. Но на этот раз его никто не преследовал.

34

Когда Веб вернулся в гараж, Романо там не было. Веб спустился на первый этаж и осмотрел все старинные автомобили. Могло статься, что Романо, осматривая коллекцию Билли Кэнфилда, залез в одну из машин — да там и заснул. Потом Веб взглянул на часы, которые показывали четыре утра, и решил, что если Романо нет в гараже, то он скорее всего прогуливается по территории. Как снайперу Романо всегда не хватало терпения и методичности, зато когда требовалось действовать быстро и напористо, с ним мало кто мог сравниться.

Поскольку его мобильный был разбит. Веб, чтобы позвонить на аппарат Романо, воспользовался телефоном, установленным в гараже. Когда в микрофоне зазвучал голос Полли, Веб с облегчением перевел дух.

— Ну, как прошла встреча? — спросил Романо.

— Скучновато. Я позже тебе обо всем расскажу. Ты где?

— Возле дома все спокойно. Вот я и подумал, что неплохо было бы осмотреть ферму, отправился на прогулку и набрел на старинную наблюдательную вышку в западной части поместья. Отсюда окрестности просматриваются на мили во всех направлениях.

— Я знаю об этой вышке. Я ее видел.

— Как раз на ней я сейчас и нахожусь.

— Высоко же ты забрался, Полли.

— А вот я так не считаю. Более того, я уверен, что ты не откажешься ко мне присоединиться. Только не забудь захватить с собой какой-нибудь приборчик для наблюдения.

— Что же ты там высматриваешь?

— Приходи — увидишь.

Веб вышел из гаража через задний вход, надел на голову специальный держатель, после чего пристегнул к нему бинокулярное устройство, которое многократно усиливало слабый рассеянный свет ночи. Отрегулировав резкость, он увидел все вокруг в нереальном зеленоватом свете. Прибор нельзя было носить слишком долго. Бинокулярное устройство было довольно тяжелым, и от него ныла шея, а потом, когда он его снимал, начинала болеть голова, причем куда сильнее, чем шея. Когда Веб смотрел на мир сквозь это устройство, то всегда зажмуривал один глаз, хотя это и ухудшало восприятие, лишая его глубины. Но если Веб забывал про эту маленькую хитрость, то он, сняв прибор, какое-то время вообще ничего не видел — кроме двух ярких оранжевых кругов. В такой момент его мог прикончить любой, даже прикованный к инвалидному креслу девяностолетний старец.

Потом Веб, проверяя работу батареек, имевших обыкновение садиться в самый неподходящий момент, включил внутреннюю подсветку, обеспечивавшую большую яркость и четкость изображения. В принципе Веб подсветку включать не любил, поскольку при этом окуляры прибора начинали испускать зеленоватое свечение, которое вооруженный аналогичным прибором противник легко замечал. Закончив проверку, Веб стащил бинокулярное устройство с головы и засунул в рюкзак, решив впредь полагаться только на собственное зрение, которое до сих пор его не подводило. Человеку далеко не всегда дано улучшить то, чем его одарила природа, подумал он и зашагал в сторону наблюдательной вышки. Втягивая в себя свежий холодный воздух, он вслушивался в многообразные звуки, доносившиеся с фермы и из окружавшего ее леса. Шел он быстро, испытывая приятное ощущение от того, что все еще находится в неплохой форме. Все-таки восемь лет непрерывных тренировок чего-нибудь да стоят, рассудил он. Ночной лес ему нравился, и он чувствовал себя в его объятиях так же уютно, как сидящий в мягком кресле перед большим телевизором средний американец.

Увидев перед собой черный силуэт вышки, Веб остановился. Поскольку его мобильник был разбит, а предупредить Романо о своем приближении было необходимо, он, приставив ладони ко рту, издал звук, напоминавший крик ночной птицы. Это был их с Романо условный знак в те времена, когда они служили снайперами, и Веб не сомневался, что Полли хорошо его помнит. Так оно и было. Через несколько секунд он услышал в ответ точно такой же звуковой сигнал, который означал: «все чисто».

Веб вышел из-за деревьев и поспешил к вышке. Схватившись за деревянные перила лестницы, он бесшумно поднялся наверх. Романо встретил его у люка, пробитого в полу смотровой площадки.

Веб знал, что Романо из-за ночной темноты не в состоянии увидеть свежие ссадины и царапины, которые остались у него на лице после схватки с Туной и пославшего его в глубокий нокаут удара Большого Тэ. Оно и к лучшему, подумал Веб, которому не хотелось тратить время, объясняя, как он их заполучил.

А уж Романо обязательно учинил бы ему допрос — причем с пристрастием. Вебу казалось, что он уже слышит насмешливый голос Полли: «И как же ты, парень, допустил, чтобы с тобой такое сотворили?»

Вытаскивая из рюкзака оптический прицел снайперской винтовки, дававший десятикратное увеличение, Веб спросил:

— Ну, что тут у тебя интересного?

— Видишь ту прогалину между деревьями на северо-востоке? — сказал Романо. — Глянь-ка туда повнимательней.

Веб приставил к правому глазу оптический прицел и посмотрел в указанном направлении.

— Насколько я понимаю, это территория фермы Саутерн-Белли?

— Совершенно верно. Но странными делами занимаются люди на этой так называемой ферме.

Прогалина позволила Вебу хорошо рассмотреть часть угодий этой загадочной фермы. Он увидел два больших и сравнительно новых здания, рядом с которыми были припаркованы тяжелые автотрейлеры. Между постройками и автотрейлерами сновали люди с портативными рациями «уоки-токи» в руках. Потом у одного из зданий, которое напоминало пакгауз, открылись ворота, и оттуда стали выезжать автопогрузчики с большими ящиками в стальных клешнях и загружать их в автотрейлеры с помощью ленточного транспортера.

— Там действительно занимаются нешуточными делами, — сказал Веб. — В этих ящиках может находиться все, что угодно: детали разобранных на части автомобилей, ворованное авиационное оборудование, наркотики, высокотехнологичные станки или приборы и тому подобные вещи.

— Приятное соседство, ничего не скажешь. А я-то, наивный, полагал, что в лесистой части Виргинии обитают только полупьяные фермеры, которые ничем, кроме разведения лошадей и охоты на лис, не занимаются. Но, как говорится, век живи — век учись. — Романо посмотрел на Веба. — Ну и что мы теперь будем делать?

— Делать свою работу, но при этом не упускать из виду Саутерн-Белли. Наша задача — предотвратить угрозу, если она будет оттуда исходить.

Романо ухмыльнулся. Перспектива принять участие в активных разведывательных и, возможно, даже боевых действиях устраивала его как нельзя лучше.

93
{"b":"2484","o":1}