ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все вышли из дома и направились к главной дороге, где уже выстроился целый караван, состоящий из десятка грузовиков и трейлеров, предназначенных для перевозки лошадей. На всех автомобилях был фирменный знак фермы Ист-Уиндз.

— Машины по большей части новые, — сказал Билли, — и обошлись мне в целое состояние. Но, как говорится, на хорошей ферме все должно сверкать — и лошади, и машины. Верно, Немо?

— Если вы так считаете, Билли, значит, так оно и должно быть.

Билли указал на один из трейлеров.

— Стандартная машина для перевозки лошадей, рассчитанная на трех животных. Таких у нас три штуки. — Потом он указал на два других трейлера. — А это машины фирмы «Сандаунер». Там при необходимости лошадей можно вычистить и помыть. — Билли продолжал идти вдоль каравана и рассказывать о назначении каждого транспортного средства. — А вот десятифутовый «таунсмэнд». В нем поедет только одна лошадь — Бобби Ли. Кроме того, у нас есть два «санлайта-760» и вот эта большая-пребольшая задница. — Билли указал на огромный фургон, который больше напоминал междугородный автобус, нежели машину для перевозки лошадей. — Это, я бы сказал, жемчужина нашего каравана — «силверадо». В нем есть жилые помещения, склад для инструментов и оборудования и даже небольшое стойло в задней части, рассчитанное на двух животных. Полностью автономная конструкция.

— И куда же направятся все эти машины? — спросил Веб.

— В Кентукки, — ответила Гвен. — Там большая ярмарка однолеток. — Указав на трейлеры, она добавила: — Мы везем туда девятнадцать лучших лошадей, достигших возраста одного года.

Голос у нее был печальный, как если бы она расставалась не с лошадьми, а с собственными детьми.

— Если удастся продать наших лошадок по хорошей цене, то можно будет считать, что год у нас был хороший, — сказал Билли. — Обычно с караваном отправляюсь я, но на этот раз ФБР отсоветовало мне ездить в Кентукки. — Он мельком взглянул на Веба. — Так что если мы не выручим той суммы, на которую рассчитывали, то доплачивать придется вашему ведомству.

— Это не в моей компетенции, — сказал Веб.

Билли покачал головой.

— Ясное дело. Но покупатели в Кентукки такие придирчивые — так и норовят из-за всякого пустяка сбить цену. Хотят за пару центов долларов накупить. Им наплевать, что если мы не получим нужной суммы, то нам придется закрыть ферму и продавать на улице цветные карандаши. Раньше с этими типами торговался я, но теперь мне придется положиться на Стрейта. Ты уж не подкачай, Немо, не давай им спуску. Хорошо?

— Я постараюсь, сэр, — кивнул Немо.

Гвен направилась к одному небольшому трейлеру и заглянула внутрь.

— Как я уже говорил, там Бобби Ли, — сказал Билли, указав Вебу на трейлер, к которому подошла Гвен. — Если все пройдет как надо, этот жеребчик принесет нам целую кучу денег. Уж больно он хорош. Оттого и поедет один, а не в компании.

— Я никак не могу понять, почему вы сами не участвуете в скачках со своими лошадьми? — спросил Веб.

— Чтобы выставлять лошадь на скачках и как следует ее содержать, требуются буквально горы денег. Поэтому самые крупные конезаводы и фермы поддерживаются корпорациями и синдикатами, за которыми стоят огромные капиталы. Только благодаря этим капиталам конезавод или крупная ферма могут пережить полосу неудач. Моей ферме конкурировать с такими гигантами не под силу. На Ист-Уиндз мы занимаемся в основном проблемами воспроизводства, воспитания и обучения молодняка. Впрочем, нас с Гвен и это вполне устраивает. Правда, Гвен?

Гвен ничего не ответила и, как только Веб подошел к трейлеру, чтобы взглянуть на Бобби Ли, сразу же отошла в сторону.

— Не хочется увозить Бобби Ли с фермы, — сказал Немо Стрейт, подходя к Вебу. — Это не конь, а чудо. Ему только год, а он уже достиг в холке пятнадцати ладоней. А какая у него чудесная гладкая шкура! А мышцы какие! Я уж не говорю о ширине груди и крепости ног. Между тем ему еще расти и расти.

— Да, животное действительно великолепное, — согласился с ним Веб. Потом его внимание привлекли прикрепленные к стенкам трейлера тяжелые ящики. — А в них вы что возите? — спросил Веб.

Немо Стрейт открыл задние дверцы трейлера, вскочил в кузов и, оттеснив плечом Бобби Ли к противоположному борту, открыл один из ящиков.

— Лошади, когда отправляются в путешествие, становятся такими капризными... Еще хуже женщин, — сказал он с улыбкой и сделал шаг в сторону, чтобы Вебу было лучше видно. В ящике лежала всевозможная сбруя, стремена, теплая попона и другие необходимые в лошадином хозяйстве вещи.

Стрейт провел рукой по мягкому резиновому покрытию ящика.

— Мы специально обиваем их резиной, чтобы лошадь при перевозке не ушиблась, ударившись об острую кромку или угол.

— Я вижу, у вас все предусмотрено, — сказал Веб, когда Стрейт закрыл ящик.

— Ну, это как сказать, — заметил Немо. — Вы не представляете, как иногда бывает непросто везти одну лошадь в трейлере, который рассчитан на перевозку двух животных. Приходится притискивать ее к той стороне, где сидит водитель, чтобы ее не бросало из стороны в сторону на поворотах. Для этого существуют специальные разделительные перегородки, которые можно устанавливать в различных положениях. К примеру, если вы везете жеребенка и кобылу, то жеребенка обычно ставят поближе к кабине, а кобылу, предварительно отделив от малыша перегородкой, помещают в задней части кузова. Здесь много разных усовершенствований. — Немо постучал кулаком по стенам. — Металл с гальваническим покрытием. Век не проржавеет. — Потом он указал на пустую секцию, находившуюся перед носом лошади. — А сюда вставляются корытца с ячменем и поилка. Дверца сбоку — аварийный выход. Если что-нибудь случится, лошадь надо выводить головой вперед, так как при попытке вывести ее через задние двери она, разнервничавшись, может сильно вас лягнуть.

— А где же телевизор?

Стрейт рассмеялся.

— Здесь и без телевизора совсем неплохо. Я и сам бы не прочь пожить в таких условиях. Впрочем, теперь, когда у нас появился «силверадо», мы тоже будем путешествовать с комфортом. Там есть даже туалет и кухня, так что теперь нам не придется перекусывать в забегаловках. Билли наконец раскошелился, чтобы создать приличные условия для обслуживающего персонала, и ребята ему за это очень благодарны.

Веб посмотрел на крышу трейлера. Ему показалось, что потолок слишком низко нависает над головой лошади.

Стрейт проследил за его взглядом и ухмыльнулся.

— Говорю же, лошади при перевозке нельзя предоставлять слишком большой простор. Как-то раз мы забыли установить перегородки, и лошадь так разыгралась, что выбила копытами заднюю дверь трейлера и выпрыгнула прямо на шоссе, где ее сбил грузовик. Из-за этого я едва не лишился работы. Теперь, надеюсь, вы понимаете, почему лошадь надо ставить головой к кабине?

— Понимаю.

— Как я уже не раз замечал, лошади — существа сложные, капризные и непредсказуемые. Прямо как бывшие жены. — Тут Стрейт снова рассмеялся.

Веб помахал у себя перед носом ладонью.

— А запашок-то от ваших трейлеров идет довольно густой.

— Разве это запах? — Стрейт похлопал Бобби Ли по шее, выпрыгнул из кузова на землю и запер задние двери трейлера. — Вот пройдет часа три-четыре, тогда из трейлеров действительно начнет тянуть навозом. Интересное дело, собакам нравится запах лошадиного навоза, а людям — нет. Должно быть, это влияние цивилизации. По этой причине алюминиевые полы заменяют деревянными — они быстрее просыхают. Кроме того, полы посыпают опилками, которые лучше впитывают влагу, чем солома. Выгреб старые опилки, засыпал новые — и опять все чисто и почти никакого запаха.

Они отошли от трейлера, где находился Бобби Ли, и вернулись к Билли.

— Вы подготовили документы на лошадей для санитарной инспекции штата? — спросил Билли.

— Да, сэр. — Стрейт посмотрел на Веба. — При пересечении границы штатов полицейские имеют право остановить караван и потребовать предъявить коммерческую лицензию или медицинский сертификат на ту или иную лошадь. Им совершенно ни к чему, чтобы какая-нибудь лошадиная болезнь получила распространение на их территории.

99
{"b":"2484","o":1}