ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нойер. Вратарь мира
След лисицы на камнях
Физика на ладони. Об устройстве Вселенной – просто и понятно
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Центральная станция
Верховная Мать Змей
Всё та же я
День, когда я начала жить
Горький квест. Том 2
A
A

Отведя взгляд, Фейт присела на корточки, сунула руку в карман Ньюмана и достала ключи от машины. Сердце её билось так неистово, что никак не удавалось сосредоточиться. Эти чёртовы ключи Фейт едва удержала в руке. Пригнувшись, она подползла к машине и открыла дверцу со стороны водительского места.

Все её тело сотрясала крупная дрожь, и Фейт была совсем не уверена в том, что сможет вести машину. Забравшись внутрь, она захлопнула дверцу и заперла её, вставила ключ зажигания, повернула и надавила на педаль газа. Мотор завёлся, но тут же заглох. Громко чертыхаясь, Фейт снова повернула ключ зажигания. Мотор завёлся. Она снова надавила на педаль газа — на этот раз мягче — мотор продолжал работать.

Фейт собиралась уже тронуться с места, как вдруг кровь застыла у неё в жилах. У окна, со стороны места водителя, появился мужчина. Он тяжело дышал, смотрел испуганно, но при этом целился в неё из пистолета. Потом сделал ей знак опустить стекло. Фейт решила, что выстрелит в него из газового баллончика.

— Даже не думай, — сказал мужчина, словно угадав её мысли. — Не я стрелял в тебя, — пояснил он через стекло и добавил: — Если б пальнул я, ты бы уж давно была мертва.

Фейт медленно опустила стекло.

— Отопри дверцу, — приказал он. — И подвинься.

— Кто вы?

— Делай, что тебе говорят, леди. Я тебя не знаю, но не хочу, чтобы ты была здесь, когда появится кто-то ещё. Он может оказаться лучшим стрелком.

Фейт отперла дверцу и подвинулась. Ли убрал пистолет в кобуру, перекинул рюкзак через плечо, забрался в машину, захлопнул дверцу и тронул машину с места. И в ту же секунду вдруг зазвонил лежавший на переднем сиденье мобильник. Оба вздрогнули от неожиданности. Ли затормозил. Он и Фейт взглянули на мобильник, потом — друг на друга.

— Это не мой телефон, — сказал он.

— И не мой.

Звонки прекратились, и Ли спросил:

— Кто тот парень, которого убили?

— Не собираюсь вам ничего говорить.

Мишина выехала на дорогу, и Ли прибавил скорость.

— Возможно, ты сильно пожалеешь об этом решении.

— Едва ли.

Похоже, его немного смутил её уверенный тон.

Ли на большой скорости миновал поворот, и Фейт пристегнулась ремнём безопасности.

— Если ты убил того человека, то убьёшь и меня, независимо от того, скажу я тебе или нет. Если говоришь правду и не ты застрелил его, тогда вряд ли убьёшь меня за то, что я отказываюсь говорить.

— У тебя очень наивное представление о добре и зле. Даже хорошим парням приходится иногда убивать, — заметил Ли.

— Судишь по собственному опыту? — спросила Фейт и придвинулась поближе к дверце.

Он надавил на кнопку автозамка.

— Все, теперь тебе из машины не выпрыгнуть. Я хочу понять, что происходит. И начать лучше с того парня, которого убили.

Фейт молча смотрела на него; нервы её были на пределе. И вот наконец она заговорила слабым, еле слышным голосом:

— Не возражаешь, если мы поедем куда-нибудь... куда-нибудь, где можно спокойно посидеть и подумать? — Фейт, нервно ломая пальцы, добавила хриплым шёпотом: — Я ещё никогда не видела, как убивают человека. Никогда не было... — Тут голос её осёкся, а тело начала сотрясать крупная дрожь. — Пожалуйста, притормози! Ради Бога, умоляю, останови машину!.. Меня сейчас вырвет.

Он резко притормозил у обочины и щёлкнул автоматическим замком. Фейт рывком распахнула дверцу, перегнулась, и её вывернуло.

Он положил ей руку на плечо, легонько сжал и ждал, когда у неё прекратятся судороги. Затем заговорил тихо и спокойно:

— Все будет хорошо, вот увидишь. Все обойдётся. — Ли умолк, подождал, когда она усядется на сиденье как следует, затем закрыл дверцу и продолжил: — Сначала нам надо избавиться от этой машины. Моя в лесу. По ту сторону леса. В нескольких минутах езды. И я знаю место, где ты почувствуешь себя в безопасности. Договорились?

— Договорились, — вымолвила Фейт.

Глава 7

Минут через двадцать к коттеджу подъехал седан, и из него вышли мужчина и женщина. В свете фар блеснуло металлом их оружие. Подойдя к убитому, женщина опустилась на колени и взглянула на тело. Не будь она очень хорошо знакома с Кеном Ньюманом, ей вряд ли удалось бы узнать его. Она видела смерть и раньше, но, взглянув на то, что стало с лицом убитого, почувствовала тошноту. Она быстро поднялась и отвернулась. Затем спутники тщательно обыскали коттедж, а потом вновь вернулись во двор, где лежало тело.

Крупный мужчина с бочкообразной грудью ещё раз посмотрел на Кена Ньюмана и тихо выругался. Друзья и знакомые называли Говарда Константинопла просто Конни. Он был ветераном ФБР и чего только не навидался за время своей службы. Но увиденное сегодня потрясло даже его. Кен Ньюман был его близким другом. И казалось, Конни вот-вот разрыдается.

Женщина подошла и встала рядом. Ростом она была почти с Конни, добрых шесть футов и один дюйм. Чёрные, коротко подстриженные волосы слегка вились у висков. Эта женщина с продолговатым, узким и интеллигентным лицом была в строгом и стильном брючном костюме. Возраст и стресс, постоянный спутник профессии, давали о себе знать — в уголках губ и тёмных печальных глаз залегли тонкие морщинки. Женщина осматривала все вокруг, и по тому, как взгляд её обегал окрестности, было заметно, что она привыкла не только наблюдать, но и делать определённые, точные выводы из своих наблюдений. Во всех её чертах, в выражении лица и манерах угадывался едва сдерживаемый гнев.

Тридцатидевятилетняя Брук Рейнольдс была все ещё очень привлекательна внешне и продолжала нравиться мужчинам. Но сейчас бракоразводный процесс с мужем был в самом разгаре, решение расстаться далось ей нелегко, к тому же это весьма отрицательно сказалось на двух младших детишках, и Брук сомневалась, что захочет когда-нибудь связывать свою жизнь с другим мужчиной.

Несмотря на возражения жены, отец Рейнольдс, ярый фанат бейсбола, дал дочери при крещении весьма странное имя — Бруклин Доджерс Рейнольдс. Старик места себе не находил, когда его любимый бейсбольный клуб перебрался в Калифорнию. Почти с первого дня мать настояла на том, чтобы дочь называли Брук.

— Бог ты мой, — пробормотала агент Рейнольдс, не сводя глаз с мёртвого товарища.

Конни вопросительно покосился на неё:

— Что будем делать?

Она встряхнула головой, стараясь подавить охватившее её отчаяние. Нужно действовать быстро, но методично.

— Здесь у нас место преступления, Конни. Так что выбор невелик.

— Местные?

— Произошло нападение на офицера федеральной службы, — сказала она, — так что Бюро должно возглавить расследование. — Внезапно Брук осознала, что никак не может отвести взгляд от тела. — Но и с властями штата и округа тоже придётся поработать. Кое-кого там я знаю, так что уверена, информацию можно держать под контролем.

— Раз убит федеральный агент, расследованием должен заняться специальный отдел убийств ФБР. Это разрушит нашу китайскую стену.

На глаза Рейнольдс навернулись слезы, и она с трудом сдержала их.

— Сделаем все, что в наших силах. Прежде всего надо обеспечить неприкосновенность места преступления. Думаю, здесь это не составит труда. Я позвоню Полу Фишеру из штаб-квартиры и проинформирую его. — Рейнольдс мысленно представила себе, какой путь предстоит пройти её информации при поступлении в вашингтонский оперативный отдел ФБР. Следует уведомить управление службы безопасности, управление стратегического командования и помощника директора ФБР. Помощник директора был одновременно главой вашингтонского оперативного отдела, пост этот по значимости мало уступал посту директора всего ФБР. «В этой субординации можно запутаться», — подумала она.

— Ставлю доллар против твоего цента, что скоро сюда пожалует сам директор, — сказал Конни.

В груди у Рейнольдс тоскливо заныло. Убийство агента всегда чрезвычайное происшествие. Убийство же агента, которое произошло прямо у неё под носом, сущий кошмар и грозит нешуточными неприятностями.

13
{"b":"2485","o":1}