ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О Господи! Возможно, они уже едут сюда.

— Может, и хорошо, что едут. — Ли серьёзно взглянул на Фейт.

— Как это понимать?

— Я не помогаю преступникам.

— Ты считаешь меня преступницей?

— А ты преступница или нет?

Фейт провела пальцем по ободку чашки.

— Я работала с ФБР, а не против них.

— О'кей. И чем же они с тобой занимались?

— Этого я сказать не могу.

— Тогда нечем помочь тебе. Идём, отвезу тебя домой или куда-нибудь ещё. — Ли поднялся.

Фейт схватила его за руку:

— Погоди, пожалуйста. — Мысль о том, что она останется одна, пугала её.

Он опустился на стул и вопросительно посмотрел на Фейт.

— Что именно я должна тебе рассказать, чтобы ты согласился мне помочь?

— Это зависит от того, какая понадобится помощь. Я ничего противозаконного делать не стану.

— Я и не прошу об этом.

— Тогда у тебя нет проблем. Если не считать того, что кто-то хочет прикончить тебя.

Фейт нервно сделала глоток чая под пристальным взглядом Ли.

— Скажи, если они узнали тебя на видеоплёнке, разве мы можем так спокойно сидеть здесь?

— Я обработал эту плёнку. Провёл над ней магнитом.

В глазах Фейт засветилась надежда.

— Думаешь, удалось удалить изображение?

— Не знаю. Я по этой части не большой спец.

— По крайней мере, им нужно время, чтобы восстановить её, да?

— Надеюсь. Но мы имеем дело с очень серьёзными людьми. И в систему видеозаписи они обычно встраивают особую предохранительную систему. Есть, правда, шанс, что полиция попытается извлечь плёнку и она самоуничтожится. Я отдал бы те сорок семь долларов, что лежат у меня в банке, лишь бы именно так и произошло. Превыше всего на свете я ценю анонимность. Но ты все равно должна мне все объяснить, хотя бы в общих чертах.

Фейт молча смотрела на него, с таким выражением, будто он сделал ей почти непристойное предложение.

Ли склонил голову набок:

— Послушай. Я детектив, ясно? Сейчас, применив метод дедукции, я выскажу несколько предположений, а ты будешь говорить, верны они или нет. По рукам? — Фейт молчала, и он продолжил: — Я видел камеры только в гостиной. Столы, стулья, кофе, сахар и прочее тоже находились только в гостиной. По пути я, видимо, задел лазерный луч, и это привело камеры в действие.

— Наверное, так оно и было.

— Так, да не совсем. У меня был код доступа к системе сигнализации.

— И что?

— Да то, что я ввёл этот код и тем самым отключил систему. Почему тогда сработала лазерная ловушка? Получается, что, когда ты заходила туда с парнем, отключавшим сигнализацию, запись с камер все равно велась. К чему это ему было нужно, а?

— Не знаю. — Фейт растерялась.

— Значит, ты есть у них на плёнке, хотя понятия об этом не имела. Теперь попробуем подытожить. Заброшенный домик в лесу, там же система охраны и сигнализации на уровне ЦРУ, федералы, видеокамеры, записывающие устройства. Все это говорит об одном. — Ли выдержал паузу, стараясь подобрать нужные слова. — Они привозили тебя туда, чтобы допрашивать. Но вероятно, не были уверены в искренности твоих намерений, в желании сотрудничать с ними. Или же думали, что кто-то может отбить тебя. Вот и записывали все эти допросы на плёнку, на тот случай, если ты вдруг исчезнешь.

Фейт сдержанно улыбнулась:

— Очень предусмотрительно с их стороны, верно? «На тот случай, если я вдруг исчезну»?

Ли встал, подошёл к окну и долго смотрел куда-то, будто пытаясь найти там, за стенами дома, ответ. Потом его вдруг словно что-то осенило. Нечто такое, о чем следовало бы подумать раньше. Ли совсем не знал этой женщины, и у него мурашки пошли по коже при мысли о том, что он должен сейчас сказать ей.

— У меня для тебя новости.

Фейт вздрогнула:

— Ты это о чем?

— Тебя допрашивали люди из ФБР. Очевидно, они же обеспечивали тебе защиту, как важному свидетелю. Одного из парней, обеспечивающих эту защиту, вдруг убивают. Сам я ранил того парня, который в него стрелял. У федералов на плёнке моя физиономия. — Ли сделал паузу. — Я должен сдать тебя.

Фейт вскочила:

— Что? Ты не смеешь! Не надо, слышишь? Ты ведь сам обещал помочь.

— Если я не сделаю этого, то мне светит весьма неприятное времяпрепровождение в заведении, где парни не прочь позабавиться друг с другом. Самое малое, чем я отделаюсь, так это тем, что лишусь лицензии частного сыщика. Уверен, знай я тебя лучше, сделать это мне было бы куда труднее. Впрочем, не уверен, что в данной ситуации я пощадил бы даже родную бабушку. — Ли надел пиджак. — Кто твой главный куратор?

— Не знаю его имени, — холодно ответила Фейт.

— Ну хоть телефон-то есть?

— Ни к чему хорошему это не приведёт. Сомневаюсь, что он ответит на звонок.

Ли окинул её испытующим взглядом:

— Хочешь сказать, что единственный, с кем ты имела дело, это тот убитый парень?

— Да, — солгала Фейт не моргнув глазом.

— Значит, он тобой занимался, вёл всякие душещипательные беседы и не удосужился назвать своего имени? Что-то не слишком похоже на почерк ФБР.

— Прости. Но это все, что я знаю.

— Неужели?.. Ладно, тогда позволь сказать, что знаю я. До сегодняшнего дня я видел тебя в этом коттедже три раза, и всегда с женщиной. С высокой брюнеткой. И ты сидела, говорила с ней и называла её при этом агент Икс, так, что ли? — Ли подался вперёд, заглянул Фейт в глаза. — Чёртово правило номер один. Сперва надо убедиться, что человек, которому лжёшь, не может доказать обратного. — Он обхватил её за плечи. — Пошли.

— Знаете, мистер Адамс, у вас возникла ещё одна проблема. Но о ней вы почему-то не подумали.

— Вот как? Не объяснишь ли, какая именно?

— Что намерен сказать людям из ФБР, когда приведёшь меня туда?

— Наверное, стоит сказать правду.

— Ладно. Тогда давай разберёмся, в чем состоит эта правда. Итак, ты следил за мной по поручению человека, имени и должности которого ты не знаешь. Стало быть, никаких доказательств, что тебе велели следить за мной, у тебя нет. Пустые слова. Причём получалось у тебя это неплохо, даже ФБР ни о чем не догадалось. Сегодня вечером ты побывал в этом доме. Твоё лицо на видеоплёнке. Агент ФБР убит. Ты стрелял из своего пистолета. Сказал, будто ранил какого-то другого мужчину, но опять-таки нет никаких доказательств, что этот мужчина там был. Факты следующие: ты был в этом доме, и я в нем бывала. Вот и все. Ты стрелял, и агент ФБР мёртв.

— Ну, знаешь, — рассердился Ли. — Парня убили из другого оружия, доказать это несложно.

— А может, ты его просто выбросил.

— Тогда зачем я увёз тебя оттуда? Ведь куда проще было бы пристрелить тебя там же, на месте, если я убил агента.

— Я говорю не то, что думаю сама, мистер Адамс. Просто пытаюсь объяснить, что ФБР тебя заподозрит. Впрочем, если в твоём прошлом нет ничего порочащего или подозрительного, возможно, они тебе и поверят. — И Фейт небрежно добавила: — Подопрашивают год, а потом отпустят, если ничего не всплывёт.

Ли хмуро посмотрел на неё. Недавнее его прошлое можно было назвать почти безупречно чистым. Но чем дальше в него углубляться, тем мутнее станут воды. В самом начале карьеры частного сыщика Ли совершал поступки, которых ни за что не совершил был теперь. Не то чтобы незаконные, но их было бы очень трудно объяснить федеральным агентам.

И потом эта его бывшая. Строчила на Ли жалобы ещё до того, как напала на золотую жилу в лице счастливчика Эдди. Утверждала, что муж её оскорбляет, иногда впадает в буйство. Да Ли точно впал бы в буйство, оставшись с ней во всем этом дерьме. Всякий раз, когда Ли вспоминал о синяках на руках и лице дочурки, всякий раз, когда наведывался к ним в этот позолоченный крысятник, в глазах у него темнело от ярости. А Триш, не моргнув глазом, твердила, что Рене свалилась с лестницы. Стояла и лгала ему, глядя прямо в глаза, а он, Ли, прекрасно видел на щёчке дочери отпечатки пальцев. Однажды он так озверел, что схватил лом и разнёс в пух и прах машину Эдди. Ли прибил бы и этого мерзавца, если б тот не спрятался в ванной. Заперся там и вызвал копов.

18
{"b":"2485","o":1}