ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Потрясающе. По-мальчишески, но круто. Вот уж не думала, что все мои проблемы можно решить с помощью ножниц и тюбика с краской.

Они прошли в ванную. Ли защёлкал ножницами. Фейт крепко зажмурилась.

— Покрасить тебя? — спросил он, закончив стрижку.

— Да уж, будь любезен. А то мне страшно глаза открыть.

Они долго возились у раковины, мыли и споласкивали. От въедливого запаха краски Фейт слегка подташнивало на пустой желудок, но когда, наконец, она решилась взглянуть на себя в зеркало, то была приятно удивлена. Совсем не так плохо, как ей казалось. Короткие волосы подчёркивали форму головы, как выяснилось, просто замечательную. Тёмные волосы прекрасно сочетались с цветом кожи.

— Вот теперь полезай в душ, — сказал Ли. — Не бойся, краска не смоется. Фен под раковиной. Чистая одежда на постели.

Фейт окинула взглядом его крупную крепкую фигуру:

— Размеры у нас разные.

— Не беспокойся. Тряпок у меня полно.

Тридцать минут спустя Фейт вышла из спальни, облачённая в джинсы и фланелевую рубашку, куртку и сапожки на низком каблучке. Словом, превратилась из служащей в строгом костюме в студентку колледжа. И сразу почувствовала себя на несколько лет моложе. Короткие тёмные волосы окаймляли лицо, отчего заметно выигрывал цвет щёк и глаз. Новизна порой бывает так приятна.

Ли, сидевший за кухонным столом, оглядел Фейт и одобрительно кивнул:

— Тебе идёт. Здорово смотришься.

— Все только благодаря тебе. — Она посмотрела на его влажные волосы и спросила: — У тебя что, есть в доме вторая ванная?

— Нет, только одна, та, что в спальне. Принял душ, пока ты спала. Даже не стал сушить их феном, боялся тебя разбудить. Видишь, какой я деликатный и заботливый парень. Ещё не раз убедишься в этом.

Фейт поморщилась. Не так уж приятно узнать, что, когда она спала, Ли шастал по спальне. И ей представился Ли Адамс в образе эдакого маньяка, плотоядно щёлкающего ножницами и подкрадывающегося к постели, где она лежала раздетая и беззащитная.

— Да, должно быть, я вырубилась серьёзно, — небрежно заметила Фейт.

— Это уж точно. Я тоже вздремнул чуток. — Ли продолжал испытующе рассматривать её. — А знаешь, тебе лучше без макияжа.

Фейт улыбнулась:

— Красиво врёшь, ничего не скажешь. — Она разгладила перед рубашки. — Кстати, ты всегда держишь в квартире дамские шмотки?

Ли натянул носки, надел теннисные туфли. На нем были джинсы и белая майка, туго облегающая грудь. Бицепсы с вздувшимися венами так и ходили ходуном под гладкой загорелой кожей. От внимания Фейт также не укрылось, какая крепкая и толстая у него шея. Торс резко сужался к талии, отчего фигура Ли напоминала букву "Т", джинсы сидели в обтяжку, плотные бедра, казалось, того и гляди, прорвут синюю ткань. Он поймал на себе её взгляд, и Фейт тут же отвернулась.

— Это вещи моей племянницы Рашель, — объяснил Ли. — Девочка посещает юридический колледж в Мичигане. В прошлом году она проходила практику в местной юридической фирме, ну и жила здесь, у меня. Знаешь, за лето заработала больше бабок, чем я за год. Ну и оставила кое-какие свои шмотки. Повезло, что у вас с ней один размер. Следующим летом тоже, наверное, приедет.

— Предупреди, чтобы была осторожнее. Этот город опасен для людей.

— Не думаю, чтобы у неё возникли такие же, как у тебя, проблемы. Она собирается стать судьёй. Преступники будут обходить её стороной. Не то что некоторых.

Фейт, слегка покраснев, достала с полки кружку и налила себе кофе.

Ли поднялся.

— Извини. Как вырвалось, не пойму.

— Я заслуживаю худшего. Сама знаю.

— Ладно. Намекну кое-каким людишкам, пусть займутся тобой вплотную. Не сердись.

Фейт налила кофе и ему и села за стол. В кухню вошёл Макс, лизнул ей руку. Она улыбнулась и погладила собаку по широкой лобастой голове.

— За Максом присмотрят?

— Я уже договорился. — Ли взглянул на часы. — Скоро откроется банк. У нас ещё есть немного времени, чтобы собрать вещи. Заберём в банке все, что там у тебя лежит, оттуда в аэропорт, купим билеты и улетим.

— Могу позвонить из аэропорта и договориться, чтоб подготовили дом к нашему приезду. Или позвонить отсюда?

— Нет. Линия, возможно, прослушивается.

— Как-то не подумала об этом.

— Ладно, пора собираться. — Ли отпил глоток кофе. — Надеюсь, то твоё место никем не занято.

— О чем ты? Я ведь владелица. По крайней мере, по другим моим документам.

— Маленький дом?

— Ну, как сказать. Думаю, тебе там будет вполне комфортно.

— Я человек неприхотливый. — Ли отнёс кофе в спальню и вышел оттуда через несколько минут в темно-синем свитере, надетом поверх майки. Усы и бородка исчезли, на голове красовалась бейсболка. В руках он держал небольшой пластиковый пакет.

— Свидетельства наших волшебных превращений, — пояснил он.

— Как же ты без грима?

— Это я на время, для миссис Картер. Она у меня ко многому привыкла, но если я вдруг появлюсь в облике незнакомого ей мужчины, боюсь, для бедняжки это будет уж слишком. Особенно в столь ранний час. К тому же не хочу, чтобы позже она описывала мою новую внешность незваным гостям.

— Молодец, соображаешь, — одобрительно кивнула Фейт. — Это вселяет в меня надежду.

Ли позвал Макса. Большой пёс послушно пошёл из гостиной в кухню, лениво потянулся всем длинным телом и уселся рядом с Ли.

— Если зазвонит телефон, не подходи. И держись подальше от окон.

Фейт кивнула, и Ли с Максом ушли. Она взяла кружку с кофе и обошла небольшую квартиру, напоминавшую странный гибрид захламлённого общежития какого-нибудь студента и жилья более зрелого человека. Там, где должна была бы находиться столовая, Фейт увидела гимнастический зал. Правда, никаких дорогих современных тренажёров и приспособлений по последнему слову техники она здесь не обнаружила. Несколько штанг, напольные весы и турник. В одном углу висела тяжёлая боксёрская груша, на маленьком столике лежали боксёрские перчатки и ещё одни, для поднятия тяжестей. Тут же, рядом с коробкой талька, аккуратной стопкой сложены полотенца и бинты для запястий.

Стены украшали несколько снимков мужчин в белой морской форме. Фейт без труда нашла на них Ли. Он почти не изменился — и в восемнадцать выглядел так же, как сейчас. Только лицо стало другим, более чётким и угловатым, что придавало ему привлекательности и чисто мужского шарма. За что такая несправедливость? Почему с возрастом мужчины становятся интереснее? Тут же висели черно-белые и цветные снимки Ли на боксёрском ринге. На одном из них он стоял, торжественно вскинув вверх руку в перчатке, а на его груди красовалась медаль. Выражение лица такое спокойное, будто он не сомневался в победе и считал её делом решённым. Словно и мысли не допускал, что может проиграть этот бой.

Фейт толкнула боксёрскую грушу кулачком, рука и запястье сразу заныли от боли. И она тут же вспомнила, какие большие и сильные руки у Ли, а костяшки пальцев напоминают горную гряду в миниатюре. Очень сильный, спортивный и крутой этот парень, Ли Адамс. Мужчина, способный защитить кого угодно. Оставалось надеяться, что он на её стороне.

Фейт прошла в спальню. На тумбочке рядом с кроватью лежал мобильный телефон, а рядом с ним — какой-то портативный прибор с настораживающей кнопкой. Видно, вчера Фейт слишком устала, а потому не заметила его. «Интересно, — вдруг подумала она, — спит ли Ли с пистолетом под подушкой? Вызваны ли все эти меры предосторожности параноидальным страхом, или же он знает нечто такое, что неведомо другим?»

Вдруг Фейт пришло в голову: не боится ли он, что она убежит? Фейт пошла в прихожую. О двери беспокоиться нечего, он сразу заметит, если она выйдет. Но есть ещё одна дверь, задняя, та, что на кухне. Фейт подошла к ней и подёргала. Заперта. Намертво. Такой замок можно открыть только ключом и изнутри. На окнах тоже замки. Фейт разозлилась, почувствовав себя в ловушке. Впрочем, справедливости ради следовало заметить: она оказалась в ловушке ещё до того, как встретила Ли Адамса.

23
{"b":"2485","o":1}