ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это сенсор. Стоит человеку открыть дверь, и он заденет сенсор. А тот, в свою очередь, пошлёт мне звуковой сигнал. — Ли вытащил из кармана маленький приборчик. — Если бы мне не пришлось успокаивать Макса у миссис Картер, я прибежал бы сюда гораздо раньше. — Он хмуро взглянул на неё. — Я не одобряю подобные штучки, Фейт.

— Да я просто ходила по дому, не зная, как убить время.

— Оригинальное выбрано слово. «Убить».

— Ничего плохого я против тебя не замышляла. Клянусь, Ли.

— Ладно, пора заканчивать сборы. Нельзя заставлять ждать твоих банкиров.

Фейт избегала даже смотреть на телефон. Ли не должен услышать оставленного для него сообщения. Теперь ясно: его нанял Бьюканан, чтобы следить за ней. Может, это он убил агента вчера вечером? Может, когда они сядут в самолёт и взлетят, Ли вытолкнет её с высоты в тридцать тысяч футов и злобно захохочет, когда она, визжа от ужаса, будет лететь к земле? Впрочем, Ли мог убить её в любой момент, начиная со вчерашнего вечера. А проще всего было убить её в коттедже и оставить труп там. Да, теперь Фейт понимала: так было бы проще всего, если бы не Дэнни. Если бы он не хотел знать, что именно она успела рассказать ФБР. Только это и объясняет, почему Фейт до сих пор жива и почему Ли так упорно старался разговорить её. Стоит ей рассказать все, и он прикончит её. И вот теперь они вместе летят в Северную Каролину, на побережье, в уединённое место, где в это время года народа почти нет. Фейт медленно вышла из комнаты. У неё был вид человека, приговорённого к казни.

Двадцать минут спустя Фейт застегнула молнию на своей дорожной сумке, взяла дамскую сумочку и перекинула ремешок через плечо. Ли вошёл в спальню и снова наклеил усы и бороду, а вот кепка-бейсболка исчезла. В правой руке он держал пистолет, две коробки с патронами и кожаную кобуру.

Фейт наблюдала за тем, как Ли аккуратно перекладывает патроны в специальный контейнер.

— Но оружие нельзя проносить на борт самолёта, — заметила она.

— Шутишь, что ли? Что за ерунда! — Не глядя на неё, Ли закрыл крышку контейнера и запер его на маленький ключик, который сразу же сунул в карман, — Пушку можно пронести на борт, если ты запишешь в декларации, что у тебя есть оружие, и покажешь его. Они убедятся, что пистолет не заряжён, а патроны находятся в надёжном месте. — Он постучал костяшками пальцев по алюминиевому контейнеру. — Вот здесь. Могут проверить и контейнер, пересчитать всю сотню патронов или сколько их тут и убедиться, что они произведены не кустарным, а промышленным способом. Потом пометят контейнер специальной биркой, и он полетит вместе с нами, но в багажном отсеке. Куда мне будет весьма проблематично пробраться, если вдруг придёт в голову угнать этот гребаный самолёт. Ты не согласна?

— Спасибо за объяснение, — ответила Фейт.

— Я не какой-нибудь там долбаный любитель, — буркнул Ли.

— Я этого и не говорила.

— Ещё бы!

— Ладно, не сердись. Извини. — Фейт немного помедлила; ей хотелось установить более доверительные отношения с этим странным человеком. Она имела на то несколько причин, главной из которых была забота о собственном выживании. — Можно попросить тебя об одном одолжении?

Ли подозрительно взглянул на неё.

— Называй меня Фейт, ладно?

Тут в дверь позвонили, и оба они вздрогнули.

Ли взглянул на часы:

— Для обычных гостей рановато.

Фейт, как заворожённая, наблюдала за его действиями. Ловкость рук невероятная. Через двадцать секунд пистолет уже был заряжён вынутыми из контейнера патронами. Затем Ли сунул контейнер и оставшиеся коробки в небольшой рюкзак и перекинул его через плечо.

— Бери свою сумку.

— Как думаешь, кто это? — В ушах Фейт от волнения стучала кровь.

— Сейчас выясним.

Они тихо вышли в коридор, и вслед за Ли Фейт подкралась к входной двери.

Он взглянул на экран камеры слежения. На крыльце перед дверью стоял мужчина с двумя пакетами в руках. Была отчётливо видна знакомая коричневая форма. Мужчина выждал секунду-другую и снова позвонил.

— Это почтальон из частной службы доставки, — с облегчением прошептала Фейт.

Ли не отрывал глаз от экрана.

— Не похоже. — Он нажал на какую-то кнопку, и на экране высветилась часть улицы перед домом. Фейт смотрела и чувствовала, что чего-то здесь не хватает.

— Где его фургон? — спросила она, и сердце у неё защемило от страха.

— Молодец, хороший вопрос. И потом, я отлично знаю местного парня из частной службы доставки, а это вовсе не он.

— Может, тот, твой, в отпуске?

— Вообще-то он только что вернулся после недельного путешествия на острова со своей невестой. К тому же в это время суток он никогда не приезжает. А это означает, что у нас большие проблемы.

— Можно выбраться через заднюю дверь.

— Конечно. Они такие дураки, что забыли перекрыть все входы и выходы.

— Но пока тут лишь один человек.

— Верно, один, но только тот, кого мы видим. Он подошёл спереди и отвлекает внимание на себя. А остальные, вероятно, ждут нас у заднего крыльца с распростёртыми объятиями.

— Получается, мы в ловушке, — прошептала Фейт.

Тут мужчина позвонил снова, и палец Ли потянулся к кнопке, включающей переговорное устройство.

Фейт схватила его за руку:

— Ты что это задумал, черт побери?

— Спрошу, что ему надо. И если он ответит, что из службы доставки, впущу.

— Впустишь?.. — замирающим от страха голосом пробормотала Фейт и покосилась на пистолет. — Хочешь устроить перестрелку в собственном доме?

Лицо у Ли точно окаменело.

— Слушай внимательно. Когда скажу «беги», уноси задницу. Да побыстрее, словно в спину тебе дышит сама смерть.

— Бежать? Но куда?

— За мной. И хватит вопросов.

Ли надавил на кнопку. Мужчина назвался почтальоном, и Ли отворил дверь с помощью пульта дистанционного управления. Одновременно он привёл в действие систему сигнализации. Входная дверь распахнулась, в ту же секунду Ли схватил Фейт за руку и потащил в коридор. Напротив входа в его квартиру находилась ещё одна дверь. Номера квартиры на ней не значилось. Шаги «почтальона» гулким эхом разносились по коридору, а Ли уже отпер ту дверь, втолкнул Фейт, скользнул следом за ней и тихо притворил, а потом и запер за собой дверь. В квартире царила тьма, но Ли это помещение, очевидно, было хорошо знакомо. Он повёл Фейт в самую его глубину, толкнул очередную дверь, и они оказались в каморке, которую Фейт приняла за небольшую спальню.

Ещё одна дверь. Ли распахнул её и снова подтолкнул Фейт. Она вошла внутрь и, как ей показалось, сразу упёрлась в стенку. Ли последовал за ней. Они стояли в тесноте, прижавшись друг к другу, как в будке телефона-автомата. Когда он затворил за собой дверь, стало темно, как в колодце.

Ли наклонился к уху Фейт и еле слышно прошептал:

— Прямо перед тобой лестница. Стремянка. Вот ступеньки. — Он взял её за руку и заставил нащупать ступеньку. И шёпотом продолжил: — Давай сюда сумку и полезай. Только медленно. Тише едешь, дальше будешь. Я за тобой. Когда доберёшься до самого верха, остановись и жди.

Фейт начала медленно подниматься по стремянке, и вдруг у неё закружилась голова и стало нечем дышать. Приступ клаустрофобии. К тому же лестница казалась такой шаткой. От этого всего, от страха и неизвестности Фейт почувствовала, что её вот-вот вырвет.

Однако она продолжала подниматься, медленно переставляя ноги. Потом, обретя уверенность, начала передвигаться быстрее. Но спешка к добру не привела: нога не попала на ступеньку, Фейт соскользнула и больно ударилась подбородком о нижнюю ступеньку. Но в ту же секунду сильная рука Ли подхватила её снизу, поддержала, не дала сорваться. Фейт передохнула секунду, стараясь успокоиться и не обращать внимания на боль в подбородке, после чего полезла наверх. И лишь ощутив, что упёрлась головой в потолок, остановилась.

Ли стоял ступенькой ниже. Потом поднялся к ней, поставив ноги вплотную к её ногам, и навалился на Фейт всем телом. Она не понимала, что собирается сделать Ли. Ей было больно дышать, потому что грудь вдавилась в одну из верхних ступенек. На миг мелькнула ужасная мысль: Ли специально подстроил все это, заманил её сюда, чтобы изнасиловать. Но тут над головой блеснул свет, в лицо ударил порыв свежего воздуха. И Ли тут же отстранился от Фейт. Она смотрела наверх, растерянно щурясь. Вид синего неба казался столь прекрасным по контрасту с душной темнотой, что Фейт едва не заплакала от счастья.

25
{"b":"2485","o":1}