ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Торнхил убрал трубку.

— Продержался? Любопытная концепция. Считаешь себя выжившим, победителем, а вместе с тем выдвигаешь против меня все эти нелепые, совершенно необоснованные обвинения?..

Бьюканан придвинулся к нему и посмотрел в глаза:

— Да что ты вообще знаешь о выживании? У меня нет армий из головорезов с пушками, готовых немедленно выполнить любой мой приказ, пока сам я отсиживаюсь в безопасном месте, за толстыми стенами Лэнгли, и анализирую поле боя, как шахматную партию. Ты появился в моей жизни, и с первой же минуты я начал работать над планом твоего полного уничтожения, на тот случай, если что-то со мной случится. Неужели ты никогда не задумывался о том, что найдётся человек покруче и похитрее тебя? Или успехи ударили в голову, как моча, и окончательно замутнили разум?

Торнхил молча смотрел на него, Бьюканан продолжил:

— В данный момент я отчасти считаю себя твоим партнёром, как ни претит мне эта мысль, и хочу знать, действительно ли ты убил агента ФБР. Мне необходимо иметь чёткое представление о ситуации, чтобы благополучно выбраться из неё. И ещё хочу знать, убил ли ты Фейт и Ли Адамса. И если ты мне не скажешь, то я, выйдя из машины, немедленно отправлюсь в ФБР. Если же ты вообразил себя непобедимым и попытаешься убить меня прежде, чем я доберусь до федералов, что ж, убивай. Но только знай: если мне наступит конец, то и тебе тоже.

Бьюканан откинулся на спинку сиденья и изобразил улыбку.

— Знаешь старую притчу о лягушке и скорпионе? Скорпиону понадобилось перебраться через реку, и он обещал лягушке, что не ужалит её, если она перевезёт его на другой берег. Лягушка понимает, что скорпион никак не может ужалить её, если хочет добраться до берега живым, иначе утонет, ну и соглашается. И вдруг посреди реки скорпион вонзает в неё жало. Умирая, лягушка спрашивает: «Зачем ты это сделал? Ведь теперь и ты погибнешь». На что скорпион отвечает: «Так уж устроен, ничего не могу с собой поделать». — Бьюканан насмешливо взмахнул рукой. — Привет вам, мистер Лягушка!

Примерно с милю мужчины ехали молча. Торнхил заговорил первым:

— Локхарт следовало устранить. А этот агент ФБР был с ней. Поэтому и его тоже пришлось устранить.

— Однако с Фейт вышла промашка?

— Да, и все из-за твоего частного сыщика. Но если б не твоя грубая ошибка, ничего этого не случилось бы.

— Мне и в голову не приходило, что вы собираетесь кого-то убивать. Выходит, ты не знаешь, где она?

— Это вопрос времени. Есть кое-какие зацепки. А когда есть приманка, есть и надежда поймать дичь.

— Что это значит?

— Это значит, что мне надоело чесать с тобой языком.

Следующие пятнадцать минут прошли в полном молчании. Машина въехала в подземный гараж здания, где располагался офис Бьюканана. На нижнем уровне ждал серый седан с включённым двигателем. Перед тем, как выйти из машины, Торнхил схватил Бьюканана за руку:

— Говоришь, что уничтожишь меня, если с тобой что-то случится? Что ж, теперь послушай меня. Если твоя коллега и её новый «дружок» посмеют разрушить то, над чем я работал, тебя устранят. Причём немедленно. — Он убрал руку. — Полагаю, мы поняли друг друга, мистер Скорпион, — многозначительно добавил Торнхил.

Минуту спустя серый седан выехал из подземного гаража. Торнхил взялся за телефон.

— Ни на секунду не выпускать Бьюканана из поля зрения! — Отдав распоряжение, он отключил мобильный и стал размышлять над самым оптимальным подходом к новой, только что возникшей ситуации.

Глава 42

— Вот оно, последнее место. — Конни притормозил возле мотоциклетного салона.

Они вышли из машины, и Рейнольдс огляделась:

— Тут и обитает его младший брат?

Конни сверился со списком и кивнул:

— Да, Скотт Адамс. Он здесь вроде управляющего.

— Что ж, надеюсь, он поможет больше, чем другие.

Они объехали всех родственников Адамса, обитавших в этих краях. И ни один из них не видел Ли и не слышал о нем всю последнюю неделю. По крайней мере, так они утверждали. Скотт Адамс стал последним шансом Рейнольдс и Кони. Однако, зайдя в контору, они узнали, что управляющий уехал на свадьбу к другу и вернётся не раньше, чем через два дня.

Конни протянул молодому человеку, дежурившему за стойкой, свою карточку:

— Передайте, пусть позвонит по этому телефону, когда вернётся.

Рик, тот самый парень, который столь неудачно заигрывал с Фейт, взглянул на карточку:

— Это имеет отношение к его брату?

Конни и Рейнольдс переглянулись.

— А вы знакомы с его братом? — спросила Рейнольдс.

— Не слишком близко, скажем так. Он даже моего имени не знает. Но несколько раз наведывался сюда. Последний раз пару дней назад.

Снова переглянувшись, агенты осмотрели Рика с головы до пят, словно решая, можно ли ему верить.

— Он был один? — спросила Рейнольдс.

— Нет. С какой-то курочкой.

Рейнольдс достала фото Фейт и показала парню:

— Вот, смотрите: эта же женщина, только волосы у неё теперь не длинные, а короткие. И чёрные, а не светло-каштановые.

Рик взглянул на снимок и кивнул:

— Да, это она. И у Ли теперь другая причёска. Волосы короткие и светлые. И ещё он носит бородку и усы. Я наблюдательный, сразу все примечаю.

Рейнольдс и Конни едва скрывали радостное возбуждение.

— Не знаете ли, куда они отправились? — спросил Конни.

— Может, и знаю. И ещё мне точно известно, зачем они сюда пожаловали.

— Вот как? Зачем же?

— Им нужны были колёса. Взяли мотоцикл. Один из самых больших. «Голдуинг».

— "Голдуинг"? — переспросила Рейнольдс.

— Ага. — Рик порылся в стопке брошюр на стойке, развернул одну и показал Рейнольдс. — Вот эта модель. «Хонда — голдуинг SE». Если предстоит долгий путь, лучше этой машины не сыскать. Вы уж мне поверьте.

— Так, значит, Адамс взял мотоцикл. Теперь скажите, какого он цвета, номер.

— Номер можно посмотреть в каталоге. А цвет точно такой, как на снимке. Он у нас стоял на демонстрационном стенде. И Скотти позволил брату взять.

— Вы вроде бы говорили, что знаете, куда они отправились, — напомнила Рейнольдс.

— А зачем вам понадобился Ли?

— Хотим потолковать с ним. И с его дамой тоже.

— Что-то натворили, да?

— Это мы узнаем, поговорив с ними. — Конни шагнул к Рику. — Это связно с одним расследованием, которое проводит ФБР. Вы их друг, что ли?

Рик побледнел, услышав это предположение:

— Черт, да ничего подобного! Эта цыпочка мне сразу не понравилась. Хамка, больше ничего. Когда Ли зашёл к брату, я пытался помочь ей, подсказать, что лучше выбрать. Словом, оказать чисто профессиональную помощь, а она облаяла меня ни за что ни про что. Да и Ли повёл себя не лучше. Вышел из конторы и обозвал последними словами. Едва не убил гада! Нет, ей-богу, надо было хорошенько надрать ему задницу!

Конни с сомнением взглянул на тощего долговязого Рика и вспомнил отменные физические данные Адамса, зафиксированные камерой наблюдения.

— Надрать задницу? А получилось бы, сынок?

Рик смотрел агрессивно.

— Ну, он, конечно, поплотнее меня, но ведь и старше, намного старше. И потом, я занимаюсь восточными единоборствами.

Рейнольдс критически изучала Рика.

— Так вы говорите, Ли Адамс вошёл внутрь, к брату, а женщина осталась на улице одна?

— Да, так.

Рейнольдс и Конни быстро обменялись взглядами.

— Если у вас есть информация о том, куда они направились, Бюро будет очень признательно вам. — В голосе Рейнольдс звучало нетерпение. — Итак, куда направились и регистрационный номер мотоцикла. Сейчас же, если не возражаете. Мы очень спешим.

— Конечно, я все понимаю. Ли прихватил с собой карту Северной Каролины. Мы здесь продаём разные карты, но Скотти ему просто так отдал. Ширли так сказала, девушка, которая принимает заказы.

— А она сегодня здесь?

— Нет. Приболела. Я тут один за все про все остался.

— Нельзя ли и нам получить такую карту? — спросила Рейнольдс.

70
{"b":"2485","o":1}