ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что здесь такого необычного? Они же совершают сделку.

— В тот же день мне здорово влетело от Натана Гембла, ибо он не хотел передавать «Сайберкому» те самые отчеты.

Соер потер лоб.

— В этом нет никакого смысла. Вы думаете, Гембл знал, что отчеты переданы?

— Не знаю. Я в этом не уверена. — Сидней умолкла. Сырость и холод становились нестерпимыми. — На самом деле я думала, что сделка может не состояться из-за отказа Гембла.

— Могу вам точно сказать — она состоялась. Сегодня я присутствовал на пресс-конференции, где об этом объявили. Гембл улыбался как довольный кот.

— Да, заполучив «Сайберком», он и впрямь может быть довольным.

— Не могу сказать того же самого о Квентине Роу.

— Они странная пара.

— Верно. Как Аль Капоне и Ганди.

Сидней тяжело дышала в трубку, но ничего не сказала.

— Сидней, я знаю, вам мои слова не понравятся, но все равно скажу. Вам бы лучше вернуться. Мы можем вас защитить.

— Вы хотите сказать — отправить меня в тюрьму, не так ли? — произнесла она с горечью в голосе.

— Сидней, я знаю, что вы никого не убивали.

— Вы можете это доказать?

— Думаю, да.

— Вы думаете? Извините, Ли. Я действительно ценю ваше доверие, но боюсь, что этого недостаточно. Я знаю, как накапливаются улики. И как все это воспринимается общественностью. Они готовы упрятать меня в тюрьму на всю жизнь.

— Вам может грозить большая опасность. — Соер неторопливо ощупывал значок ФБР на своем поясе. — Послушайте, скажите, где вы, и я приеду. Один. Со мной не будет партнера, никого, только я один. Чтобы добраться до вас, кому-то сперва придется справиться со мной. Потом мы можем попробовав обдумать все вместе.

— Ли, вы агент ФБР. Выдан ордер на мой арест. Ваш официальный долг состоит в том, чтобы взять меня под арест в тот же миг, как увидите меня. В довершение всего вы уже однажды прикрыли меня.

Соер с трудом сглотнул. В его воображении пара обворожительных изумрудных глаз, слившихся со светом поезда, неслась прямо на него.

— Тогда назовем это частью моего неофициального долга.

— А если это обнаружится, вашей карьере конец. Вдобавок вас посадят в тюрьму.

— Я большой мальчик. Даю вам честное слово, что приеду один. — Его голос дрожал от сдавленного волнения. Сидней не в силах была говорить. — Сидней, я с вами откровенно говорю. Мне... мне действительно хочется, чтобы вам не причинили зла.

Голос Сидней прервался.

— Я вам верю, Ли. Мне даже трудно сказать, как много это для меня значит. Но я не позволю вам загубить свою жизнь. Не могу брать грех на душу.

— Сидней...

— Мне пора идти, Ли.

— Подождите! Не кладите трубку.

— Я перезвоню.

— Когда?

Застывшими, широко раскрытыми глазами Сидней смотрела прямо перед собой через ветровое стекло.

— Я... я не знаю, — сказала она нерешительно. Затем линия отключилась.

Соер положил трубку, полез в карман брюк за пачкой Мальборо и прикурил новую сигарету. Он использовал сложенную в виде чашки ладонь как пепельницу и ходил по комнате. Остановился, потрогал вмятину величиной с кулак в стене и стал серьезно подумывать, не сделать ли еще одну такую же. Вместо этого он припал к окну и, совершенно удрученный, смотрел в морозную зимнюю ночь.

* * *

Как только Сидней вернулась в дом, мужчина, прятавшийся в гараже, вышел из тени. В морозном воздухе из его рта шел пар. Он открыл дверь «Ленд Ровера». Когда внутри зажегся верхний свет, его глаза отвратительно засверкали, как отшлифованные драгоценные камни при мягком свете. Руки Кеннета Скейлса в перчатках ловко обыскивали машину, но не нашли ничего интересного. Затем он взял сотовый телефон и нажал на кнопку повторного набора номеров. Сразу раздался взволнованный голос Ли Соера. Скейлс улыбался, слушая настойчивые нотки в голосе агента ФБР, который, очевидно, думал, что ему звонит Сидней. Скейлс разъединил линию, тихо закрыл дверцу машины и стал подниматься по лестнице в дом. Из кожаных ножен на поясе он вытащил стилет, которым убил Эдварда Пейджа. Он бы занялся Сидней, когда та выходила из машины, если бы знал, что при ней нет оружия. Он уже убедился, как умело она обращается с ним. К тому же он любил убивать своих жертв внезапно.

Он пробирался по первому этажу, высматривая куртку, которую носила Сидней, но не нашел ее. Ее сумка была на столе, но того, что он искал, там не было. Он подобрался к лестнице, ведущей вверх, остановился и наклонил голову. Сквозь завывания ветра до его ушей со второго этажа долетел звук, услышав который, он улыбнулся. В раковину стекала вода. В эту страшно холодную зимнюю ночь в штате Мэн единственная обитательница дома собиралась принять горячую, успокаивающую ванну. Дверь спальни на верхней площадке была заперта, но он отчетливо слышал, как в соседней ванной комнате льется вода. Затем воду отключили. Он подождал несколько секунд, представляя, как Сидней Арчер садится в ванну и горячая вода успокаивает ее усталое тело. Сделал шаг к двери спальни. Сперва он собирался добыть пароль, а потом заняться хозяйкой. Если он не найдет того, что ему нужно, то пообещает ей сохранить жизнь в обмен на секрет, а затем убьет ее. Ему хотелось застать привлекательную женщину обнаженной. Из виденного ранее он сделал вывод, что она должна быть хороша. Ему же некуда торопиться. Он проделал долгий утомительный путь до восточного побережья Мэна. Предвкушая предстоящую сцену, он подумал, что неплохо было бы немного поразвлечься.

Скейлс стоял сбоку у двери, спиной к стене, держа нож наготове, потом взялся за дверную ручку и почти бесшумно повернул ее.

Тишину разорвал выстрел, от двери полетели щепки, и в его левом предплечье засел заряд «Магнума». Он закричал, бросился прочь, кувыркаясь, слетел вниз по лестнице, приземлился на ноги и схватился за кровоточащую руку. Оглянувшись, увидел, как полностью одетая Сидней ринулась из спальни. Она выстрелила еще раз, но Скейлс чудом увернулся. Второй выстрел пришелся по тому месту, где он мгновение назад стоял. В доме царил сумрак, но если он пошевелится, она выстрелит на звук. Он залез за диван. Безвыходность его ситуации была очевидна. Когда Сидней Арчер рискнет включить свет, ему конец.

Тихо дыша, он перехватил нож здоровой рукой, оглядел жилую комнату и стал ждать. Рука страшно болела. Скейлс привык наносить боль, а не испытывать ее. Он прислушивался к шагам Сидней, осторожно ступавшей вниз по лестнице. Убийца был уверен, что она водит своим оружием из стороны в сторону. Из темноты он осторожно приподнял голову над диваном. И сразу заметил ее. Она спустилась вниз на полпролета. Сидней так напряженно пыталась высмотреть, где прячется ее враг, что не заметила щепку, оторванную выстрелом от двери спальни. И когда неосторожно всем весом своего тела ступила на нее, поскользнулась и потеряла равновесие. С криком она полетела вниз по лестнице, ружье ударилось о перила. В этот момент он прыгнул. Пока оба катались по жесткому полу, Скейлс успел стукнуть ее головой об пол. Она изо всех сил ударила его в грудь тяжелыми ботинками. А потом увернулась, когда он нанес сильный удар ножом. Лезвие задело лишь ее куртку. От удара из кармана выскочил белый предмет и покатился по полу.

Сидней удалось схватить ружье и нанести массивным прикладом «Винчестера» страшный удар по лицу Скейлса, сломав ему нос и выбив несколько зубов. Оглушенный, Скейлс выронил нож и упал. Быстро очнувшись, он со злостью вырвал у нее ружье и нацелился в ошеломленную Сидней Арчер. В панике она бросилась бежать, но куда убежишь от «Винчестера»? Он нажал на курок, но ружье молчало. Он падения его заклинило. Сидней отчаянно уползала прочь. Голова страшно болела от удара. Сердито рыча, Скейлс отбросил бесполезное ружье и встал. По его рубашке стекала кровь, лившаяся изо рта и носа. Он подобрал свой нож и с кровожадным блеском в глазах двинулся на Сидней. Когда он поднял нож, чтобы нанести удар, Сидней резко обернулась и Скейлсу прямо в лицо посмотрело дуло пистолета. За долю секунды до выстрела Скейлс сделал акробатический прыжок и оказался на столе. Она нажала на курок, отчаянно пытаясь поймать цель, находившуюся в полете. Скейлс тяжело ударился о полированный пол и по инерции полетел головой прямо в стену. От удара в стену его отбросило в сторону, и он врезался в старинный сервант из красного дерева. Тонкие ножки серванта сломались, словно спички, и тот рухнул на него. Из ящиков посыпалось содержимое и разлетелось по всей комнате. Скейлс больше не двигался.

100
{"b":"2486","o":1}