ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Попав на полосу дороги, она нажала на газ и проехала перекресток. Машина рванула вперед, разбрасывая снег, соль и гравий. Через минуту «Кадиллак» набрал полную скорость. Снег и ветер врывались в него через множество щелей. Она взглянула в зеркало заднего обзора. Ничего не видно. Почему они не гонятся за ней? Собравшись с мыслями, она тут же нашла ответ на свой вопрос. Потому что ее отец у них в руках.

Глава 57

— Приготовились, держитесь, ребята. — Каплан сбавил скорость, начал орудовать рычагами, и самолет, подпрыгивая и качаясь из стороны в сторону, неожиданно вынырнул из низкого слоя облаков. Спереди на расстоянии нескольких миль, очерчивая контуры посадочной полосы, горели воткнутые в землю факелы. Каплан смотрел на освещенную спасительную дорожку, и по его лицу расплылась довольная улыбка. — Черт побери, как мне приятно.

Не прошло и минуты, как «Сааб» сел, и его тут же окутал снег. Соер успел открыть дверь еще до остановки самолета. Он стал глубоко втягивать холодный воздух, и чувство тошноты быстро отступило. Затем вышли люди в черном, некоторые, тяжело дыша, сразу опустились на покрытый снегом бетон. Последним вышел Джексон. Пришедший в себя Соер смотрел на него.

— Черт, Рэй, ты весь побелел.

Джексон хотел было ответить, показал в сторону партнера дрожащим пальцем, прикрыл рот другой рукой и молча направился вместе со спасателями заложников к ожидавшей неподалеку машине. Полицейский штата Мэн стоял рядом и махал им фонарем, указывая дорогу.

Соер заглянул в самолет.

— Спасибо за поездку, Джордж. Ты будешь здесь ждать? Не знаю, как долго это все продлится.

Каплан не смог сдержать улыбку.

— Ты шутишь? Я не смогу отказать себе в удовольствии отвезти вас домой. Я буду ждать здесь.

Соер что-то проворчал в ответ, закрыл дверь и поспешил к машине. Остальные ждали его. Увидев, на каком транспорте их собираются везти, Соер застыл на месте. Все увидели обитый изнутри мягким материалом фургон для перевозки преступников.

Полицейский посмотрел на них.

— Извините, ребята, это единственное, что мы могли найти за такое короткое время, чтобы перевезти восемь человек.

Агенты ФБР кое-как уселись.

Единственное окно закрывала решетка, водителя от остальных отделяла стеклянная перегородка. Джексон приоткрыл окно, чтобы полицейский слышал его.

— Здесь нельзя включить отопление?

— Извините, — ответил он, — заключенный, которого мы везли, разбушевался и разбил вентиляционные клапаны. Их еще не исправили.

Прижавшись к скамье, Соер смотрел, как изо ртов сидящих валили такие густые клубы пара, что казалось, вспыхнул пожар.

Он положил ружье и стал тереть руки, чтобы отогреть замерзшие пальцы. Струя холодного воздуха, вырвавшаяся из невидимой щели, ударила его прямо между лопаток. Соер поежился. «Боже, — подумал он, — похоже, кто-то включил кондиционер на всю мощность». Последний раз Соер так мерз, когда расследовал убийство Брофи и Голдмана в подвальном гараже. Еще он вспомнил последствия длительного воздействия кондиционера — окоченевшее тело в квартире заправщика самолетов. При этом мысленном сравнении его лицо изменилось. «О Боже».

* * *

Сидней догадалась, что у людей, похитивших ее отца, есть лишь один путь, чтобы связаться с ней. Она остановилась у кулинарии, вышла из машины и поспешила к телефону. Затем набрала номер телефона дома в Вирджинии. Когда включился автоответчик, она напрягла слух, но не могла узнать ответивший ей голос. Он передал ей номер телефона, по которому следовало позвонить. Осталось предположение, что это не стационарный, а сотовый телефон. Она глубоко вздохнула и набрала номер. Ответ последовал немедленно. Но голос был не тот, что говорил с автоответчика. Он тоже не был ей знаком. Ей велели ехать двадцать минут к северу от Белл Харбора по дороге номер один и свернуть к Порт Хейвену. Затем точно описали, как добраться до изолированного кусочка земли между Порт Хейвеном и городком Батом.

— Я должна поговорить с отцом. — Ей отказали. — Тогда я не приеду. Откуда мне знать, может, он мертв.

Последовала жуткая тишина. Ее сердце сильно билось. Услышав голос, она вздохнула.

— Сидней, дорогая.

— Папа, с тобой все в порядке?

— Сид, уезжай скорее отсюда...

— Папа, папа? — кричала Сидней в трубку. Выходивший из кулинарии человек с чашкой кофе в руках посмотрел на нее, потом перевел взгляд на сильно покореженный «Кадиллак» и снова уставился на нее. Сидней не сводила с него глаз, ее рука потянулась к лежавшему в кармане пистолету. Мужчина торопливо направился к своему пикапу и уехал.

В трубке снова раздался голос. Сидней велели в течение тридцати минут явиться к назначенному месту.

— Какие у меня гарантии, что вы отпустите отца после того, как я отдам вам дискету?

— Никаких, — последовал ответ не терпящим возражений тоном.

В Сидней проснулся инстинкт юриста.

— Так не пойдет. Если вам нужна дискета, нам придется договориться об условиях.

— Вы, наверно, шутите. Хотите получить своего старика зашитым в мешке?

— В таком случае мы ни о чем, не договоримся. Я отдам дискету, а вы по доброте душевной вернете отца и отпустите меня? Как бы не так! Вы получите дискету, а мы с отцом будем кормить акул в Атлантическом океане. Вам придется придумать что-нибудь получше, если хотите получить то, что вам нужно.

Хотя человек на том конце прикрыл телефон ладонью, Сидней слышала переговаривающиеся голоса. Некоторые из них срывались на нервный крик.

— Или будет по-нашему, или ничего.

— Прекрасно, тогда я отправляюсь в полицию штата. Не забудьте включить вечерние новости. Думаю, вам будет интересно послушать. До свидания.

— Подождите!

Сидней выдержала паузу. Когда она заговорила, в ее голосе звучало больше уверенности, чем она чувствовала на самом деле.

— Встретимся на пересечении улиц Чеплин и Мерчент. Это в самом центре Белл Харбора в тридцати минутах езды отсюда. Я буду ждать в своей машине. Ее легко узнать — это машина с дополнительным кондиционером. Вы дважды посветите передними фарами. Выпустите моего отца. На другой стороне улицы находится закусочная. Когда увижу, что он входит туда, я открою дверцу машины, положу дискету на тротуар и уеду. Учтите, я вооружена и готова отправить вас всех в ад.

— Как мы узнаем, что это настоящая дискета?

— Мне нужен отец. Получите настоящую дискету. Надеюсь, вы подавитесь ею. Договорились? — Теперь тон ее голоса не терпел возражений.

Она напряженно ждала ответа. «О Боже, не дай им разгадать мой блеф!» Она с облегчением вздохнула, услышав:

— Через тридцать минут.

Линия умолкла.

Сидней села в машину и от отчаяния ухватилась за приборный щиток. Как, черт подери, они вышли на ее след? Невероятно. Создавалось впечатление, что они наблюдали за ее машиной все время. Белый фургон тоже заезжал на заправочную станцию. Они, скорее всего, напали бы на нее прямо там, если бы не подъехали полицейские. Она легла на переднее сиденье, стараясь успокоить нервы. Отодвинула сумочку, затем решила проверить, на месте ли дискета. Дискета в обмен на отца. Но если дискеты не будет, ей всю жизнь придется скрываться от полиции. По крайней мере, до тех пор, пока ее не поймают. Хорошенький выбор. На самом деле выбора не было.

Сев, она открыла сумочку. Затем остановилась, мысленно возвращаясь к той ночи в лимузине. Произошло так много событий после того, как ей удалось в ужасе убежать. Хотя на самом деле она ведь никуда не убежала? Убийца отпустил ее и вежливо позволил взять сумочку. Не швырни он сумку в ее сторону, она бы совершенно забыла о ней. Она была так рада выбраться из лимузина живой, что не задумалась о столь странном поступке... Сидней начала перебирать содержимое сумки. На это ушла пара минут, но она нашла на самом дне сумки то, что искала. Этот предмет скрывался под подкладкой сумки. Она взяла его и стала рассматривать. Крошечное устройство, сигналы которого позволяют определить ее местонахождение.

107
{"b":"2486","o":1}