ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Верно. Вы просто забыли сообщить, что положили мне в сумку жучок и ждали удобного момента, чтобы схватить меня.

— Ладно. Поговорим о перспективах. Нам нужна дискета, и вы привезете ее. Немедленно!

— Я повешу трубку. Немедленно!

— На вашем месте я бы не стал этого делать.

— Послушайте, если вы хотите держать меня на проводе, чтобы засечь мое местоположение, то у вас ничего... голос Сидней оборвался, и все тело обмякло, когда на другом конце провода послышался тоненький голосок.

— Мамочка? Мамочка?

Сидней не смогла ответить — язык онемел. Нога соскользнула с акселератора, застывшие руки не были способны держать руль фургона. Машина замедлила ход и въехала в стоявшую на обочине кучу снега.

— Мамочка? Папочка? Приезжайте! — голос звучал испуганно и жалобно.

Сидней охватила слабость, ей с трудом удалось произнести:

— Эми. Деточка.

— Мамочка?

— Деточка, это мама. Я здесь. — По лицу Сидней градом покатились слезы.

Сидней слышала, как у дочери забрали телефон.

— Десять минут. Сюда можно доехать двумя путями.

— Дайте мне поговорить с ней. Пожалуйста!

— У вас осталось девять минут пятьдесят пять секунд.

Неожиданная мысль пришла Сидней в голову. Что, если это всего лишь запись?

— Откуда я могу знать, что она у вас? Что если это всего лишь запись ее голоса?

— Замечательно. Если вы так считаете, то можете не приезжать. — Голос звучал уверенно. У Сидней не было никакого выбора. Человек на том конце провода это прекрасно понимал.

— Если вы причините ей боль...

— Девочка нас не интересует. Она не может нас опознать. После завершения сделки мы доставим ее в безопасное место. — Говоривший сделал паузу. — Вы с ней не поедете, мадам Арчер. Вам безопасного места уже не найти.

— Отпустите ее. Пожалуйста, отпустите. Она же ребенок. — Сидней так дрожала, что с трудом удерживала телефонную трубку.

— Лучше запишите адрес. Вы же не хотите заблудиться. Если не приедете, то от вашего ребенка мало что останется.

— Я приеду, — сказала она охрипшим голосом. Телефонная линия замолкла. Она выехала на дорогу. Неожиданная мысль пришла ей в голову. Ее мать! Где мать? Казалось, кровь ускорила свой бег, когда она ухватилась за руль. В фургоне снова раздался звонок. Дрожащей рукой Сидней взяла телефон, никто не отвечал. Звонок звучал не так, как в первый раз. Она съехала с дороги и стала повсюду отчаянно искать. Ее взгляд упал на соседнее сиденье. Сумочка! Она медленно засунула в нее руку и вытащила пейджер. На экране высветился неизвестный ей номер телефона. Она отключила сигнал пейджера. Наверно, ошиблись номером. И уже собралась стереть номер, но внезапно ее рука застыла. Может, это Джейсон? Если это он, то худшее время для звонка трудно придумать. Ее палец застыл над кнопкой стирания. Наконец она положила пейджер на колени, взяла сотовый телефон и набрала номер, появившийся на экране пейджера.

Услышав голос на другом конце, она затаила дыхание. Все-таки чудеса случаются.

* * *

В большом доме курортного городка не горел свет, возвышавшаяся перед ним стена из вечнозеленых растений делала его еще более уединенным. Когда фургон въехал на длинную дорожку, навстречу вышли вооруженные охранники. Снегопад значительно ослаб. За домом темные, не предвещавшие ничего хорошего воды Атлантического океана набегали на сушу.

Один из охранников подался назад, увидев, что фургон, не замедлив скорость, продолжает катиться в их направлении.

— Черт, — прокричал он и отскочил в сторону. Фургон пролетел мимо охранников, врезался в парадную дверь и резко остановился, ударившись о стену толщиной в четыре фута. Колеса продолжали вращаться. Через минуту до зубов вооруженные головорезы окружили фургон и открыли помятую дверь. Внутри никого не было. Глаза людей остановились на рычажке, предназначенном для сотового телефона. Сам телефон был под передним сиденьем. Они подумали, что, скорее всего, он там оказался в результате столкновения машины.

Сидней вошла в дом через задний вход. Когда неизвестный по телефону объяснял, как добраться сюда, она сразу вспомнила это место. Она с Джейсоном отдыхала здесь несколько раз и прекрасно знала расположение комнат. Проехав кратчайшей дорогой, ей удалось прибыть намного раньше назначенного времени. Она воспользовалась дополнительными драгоценными минутами, чтобы перевязать руль и акселератор веревками, которые нашла в багажнике фургона. Сидней тихо кралась через комнаты здания, сжимая в руке пистолет и держа палец на курке. Она была почти уверена, что Эми здесь нет. Некоторые сомнения заставили ее использовать фургон для отвлекающего маневра, чтобы предпринять отчаянную, с небольшими шансами на успех, попытку спасти дочь. Сидней не питала иллюзий насчет того, что похитители отпустят Эми.

Впереди послышались громкие голоса и топот ног. Она наклонила голову, услышав другие шаги в коридоре. Этот человек не бежал. Его походка была неторопливой. Она спряталась в тени и ждала, пока он не пройдет мимо. И как только прошел, прижала дуло пистолета к его шее.

— Ни звука, иначе умрете, — сказала она холодно и решительно. — Руки за голову.

Пленник повиновался. Он был высокого роста и широк в плечах. Она обыскала его и нашла пистолет в кобуре у плеча. Засунула пистолет в карман куртки и подтолкнула громилу вперед. Большая комната впереди была ярко освещена. Сидней больше не слышала никаких движений, но знала, что эта тишина будет продолжаться недолго. Они скоро разгадают ее хитрость, если уже не разгадали. Она повела мужчину по темному коридору подальше от света.

Они подошли к двери.

Он открыл дверь, и она втолкнула его внутрь. Одной рукой нащупала выключатель. Когда загорелся свет, Сидней взглянула на свою добычу.

Это был Ричард Лукас.

— Кажется, вы не удивлены, — голос Лукаса звучал ровно и спокойно.

— Меня уже трудно чем-либо удивить, — ответила Сидней. — Сядьте. — Она указала пистолетом на стул с прямой спинкой. — Где остальные?

Лукас пожал плечами.

— Везде. Их много, Сидней.

— Где моя дочь? И моя мать? — Лукас молчал. Сидней взяла пистолет обеими руками и прицелилась ему прямо в грудь. — Я не шучу. Где они?

— Когда я работал в ЦРУ, меня схватил КГБ и пытал целых два месяца. Мне удалось бежать. Я им ничего не сказал и вам тоже не скажу, — спокойно сказал Лукас. — Если думаете обменять меня на свою дочь, забудьте об этом. Так что, Сидней, можете нажимать на курок.

Палец Сидней подрагивал на курке. Она и Лукас не сводили глаз друг с друга, соревнуясь, кто первый не выдержит. Наконец она тихо выругалась и опустила пистолет. На губах Лукаса мелькнула улыбка.

Она напряженно думала. Хорошо, сукин сын.

— Рич, какого цвета шляпа на голове Эми? Если она у вас, вы должны это знать.

Улыбка исчезла с губ Лукаса. Подумав секунду, он ответил:

— Вроде бежевая.

— Хороший ответ. Нейтральный цвет подходит многим вещам. — Она умолкла, ей стало полегче. — Только у Эми не было шляпы.

Лукас рванулся со своего места. Опередив его на секунду, Сидней ударила его пистолетом по голове. Лукас рухнул на пол без сознания. Сидней наклонилась над распростертым телом.

— Ты настоящий дурак.

Сидней покинула комнату и крадучись пошла по коридору. Вдруг впереди послышались шаги. Она вернулась к ранее замеченной освещенной комнате. Выглянула из-за угла. Падавший изнутри свет позволил разглядеть время на часах. Она беззвучно прошептала слова молитвы и боком вошла в комнату, низко нагнувшись, так чтобы ее не было видно из-за приземистого дивана с резной деревянной спинкой. Осмотрелась и увидела множество застекленных створчатых дверей в стене, выходящей в сторону океана. Это была огромная комната, потолки которой поднимались в высоту, по крайней мере, на двадцать футов. С балконом и полками книг в красивых переплетах. Повсюду стояла удобная мебель.

Сидней отпрянула назад, когда через другой коридор в комнату вошла группа вооруженных мужчин в черном. Один из них что-то рявкнул в переносную рацию. Вслушавшись в его слова, она поняла, что им известно об ее присутствии. Ее найдут тут в считанные минуты. В ушах отдавалось биение пульса. Она пробралась к выходу, прячась за диваном. Оказавшись в коридоре, быстро пошла к комнате, в которой оставила Лукаса. Она хотела использовать его как прикрытие. Может быть, они убьют Лукаса, чтобы добраться до нее, но выбора не было.

109
{"b":"2486","o":1}