ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она ощущала, как горячий суп проходит по пищеводу, но тело ее все еще содрогалось, словно у него кончалось горючее. Она схватила бутылку «Гаторада» из холодильника и пила прямо из горла, пока не прекратилась дрожь. Успокоившись, почувствовала, что внутри снова накапливаются силы.

Она вскочила из-за стола и пошла в жилую комнату. Включила телевизор. Неловкими пальцами переключала программы, пришлось смотреть неизбежное: репортажи с места крушения самолета. Она испытывала чувство вины, поймав себя на любопытстве, с каким смотрит на событие, отнявшее у нее мужа. Но понимала, что жаждала узнать побольше о катастрофе, словно подход к ней с трезвой меркой реальных фактов поможет уменьшить страшную боль, разрывавшую ее на части.

Женщина-репортер стояла на месте падения самолета. На заднем фоне продолжался сбор обломков. Сидней видела, как их уносили и сортировали по разным кучам. Вдруг она чуть не упала со стула. Один рабочий прошел прямо позади несвязно рассказывавшего репортера. Парусиновая сумка с вышивкой крестом, казалось, совсем не была повреждена, только обгорела и испачкалась по бокам. Она даже разобрала крупные инициалы, нанесенные жирной черной краской. Сумку положили в кучу подобных вещей. Сидней Арчер на мгновение застыла. Конечности онемели. В следующее мгновение ее охватила жажда действовать.

Она помчалась наверх, натянула джинсы и толстый белый свитер, надела теплые низкие ботинки и торопливо собрала сумку. Через несколько минут «Форд» уже выползал задним ходом из гаража. Она бросила взгляд на «Кугар» с открывающимся верхом, стоявший в другом отсеке гаража. Джейсон с удовольствием ездил на нем почти десять лет, и потрепанный вид машины всегда подчеркивал элегантность «Ягуара». Даже «Эксплорер» в сравнении с «Кугаром» выглядел как новенький. Этот контраст раньше ее забавлял. Сегодня вечером было не так, новый поток слез застлал ей глаза и заставил нажать на тормоза.

Она стучала руками о приборный щит, пока резкая боль не пронзила локти. Потом опустила голову на руль, стараясь отдышаться. Ей казалось, что ее стошнит, когда перловый суп подступал к горлу, но в конце концов он отступил в глубины ее дрожащего живота. Через мгновение она уже ехала по тихой улице. Она бросила быстрый взгляд на свой дом. Они прожили в нем почти три года. Прекрасный дом, построенный почти сто лет назад, с большими комнатами, широкими лепными украшениями, полом из досок разной ширины и многими потайными углами, которые не так уж трудно найти, когда пасмурным воскресным днем захочешь уединиться в уютном месте. Им обоим показалось, что это как раз тот дом, где следует растить детей. Им хотелось именно этого. Именно этого.

Она почувствовала, как снова неотвратимо поднимается волна рыданий. Но продолжила путь и выехала на главную дорогу. Минут через десять она смотрела на красно-желтые цвета соседнего «Макдональдса». Она остановилась на подъездной дорожке и заказала большой кофе. Нажимая на кнопку подъема стекла машины, увидела веснушчатое лицо нескладной девочки-подростка с перехваченным сзади конским хвостом каштановых волос. Так же, как Эми, она, скорее всего, вырастет в милую молодую женщину. Сидней надеялась, что у девушки есть отец. И тут же вздрогнула, подумав, что у Эми теперь его нет.

Через час она уже ехала по дороге номер 29, узкой черной полосе, которая рассекала величественные просторы сельской местности, врезаясь сорокапятиградусным углом в Вирджинию и пересекая границу Северной Каролины. Сидней ездила по этой дороге много раз, когда училась на факультете права Вирджинского университета в Шарлоттсвилле. Это была чудесная поездка вдоль давно хранивших тишину полей Гражданской войны и старых, но все еще работающих, семейных ферм. Осенью и весной краски листвы могли поспорить с любой картиной, какую она когда-либо видела. Названия вроде Брайтвуд, Локуст Дэйл, Мэдисон, Монпелье — мелькали на дорожных знаках, и Сидней вспоминала, как не раз вместе с Джейсоном ездили в Шарлоттсвилл на то или иное мероприятие. Теперь ни дорога, ни сельские пейзажи не радовали ее.

Надвигалась ночь. Сидней посмотрела на часы приборной доски и с удивлением заметила, что время близится к часу ночи. Она нажала на газ, и машина понеслась по пустынной дороге. По мере того как дорога шла вверх, становилось все холоднее. Нависли густые облака, и в кромешной темноте светились лишь передние фары автомобиля. Она увеличила мощность отопления и включила верхний свет.

Через час она взглянула на карту, лежавшую рядом на переднем сиденье. Приближался ее поворот. Она напряглась, приближаясь к месту назначения. И стала отмечать пройденные мили по счетчику.

У Рукерсвилля она поехала на запад. Миновала графство Грин в Вирджинии. Это была настоящая деревня, далекая своей размеренной жизнью от того ритма, в котором жила и работала Сидней. Центром графства был город Стандардсвилл, эмоциональный климат которого соответствовал образовавшемуся в результате удара кратеру и обожженной земле, появлявшейся на экранах телевизоров по всему миру.

Наконец Сидней съехала с дороги и огляделась, пытаясь определить, где находится. Ее окутывал мрак сельской местности. Она включила фонарик и приблизила карту к лицу. Сориентировавшись, проехала еще милю, пока не обогнула почти голые грациозные вязы, сучковатые клены, огромные дубы, за которыми открылась ровная вспаханная земля.

В конце дороги, возле ржавого покосившегося почтового ящика, стояла полицейская патрульная машина. Справа от почтового ящика, круто извиваясь, шла земляная дорога, огороженная по обе стороны высокой вечнозеленой хорошо ухоженной изгородью. Казалось, в дали, словно фосфоресцирующая пещера, пылала земля.

Она нашла это место.

В вихре передних фар «Эксплорера» Сидней заметила, что идет редкий снег. Когда она подъехала поближе, дверца полицейской машины открылась, и вышел офицер в униформе, на которую был накинут всепогодный неоново-оранжевый непромокаемый плащ. Он подошел к «Форду», посветил фонарем на номерной знак, затем внутрь кабины, пока луч света не остановился на боковом окне со стороны водителя.

Сидней глубоко втянула воздух, нажала на кнопку, и стекло опустилось.

Лицо офицера оказалось у ее плеча. Его верхнюю губу частично закрывали густые усы с проседью, в уголках глаз собралось множество морщин. Даже под оранжевым плащом угадывались широкие мощные плечи и грудь. Офицер после поверхностного осмотра машины остановил взгляд на Сидней.

— Чем могу служить, мадам? — В голосе чувствовалась не только физическая усталость.

— Я... я приехала... — ее голос оборвался. Сознание вдруг отключилось. Она смотрела на него, ее губы шевелились, но слова не сходили с них.

Плечи полицейского поникли.

— Мадам, выдался чертовски трудный день, понимаете? Здесь побывало много людей, не имеющих к этому никакого отношения. — Он внимательно посмотрел на нее. — Вы сбились с пути? — По его тону было видно — он не верит, что она попала сюда случайно.

Она с трудом покачала головой.

Он взглянул на часы.

— Телевизионщики, наконец, час назад вернулись в Шарлоттсвилл. Они поехали немного поспать. Я предлагаю вам поступить так же. Поверьте мне, обо всем, что вам нужно, можно узнать по телевизору и прочитать в газетах. — Он выпрямился, давая понять, что разговор, точнее монолог, закончен. — Вы найдете обратную дорогу?

Сидней медленно кивнула, и полицейский прикоснулся к фуражке. Она развернула машину и поехала назад. Но, взглянув в окно заднего обзора, резко остановила машину. Странный блеск манил ее. Она распахнула дверцу и вышла. Открыла заднюю дверцу «Форда», вытащила пальто и надела его.

Полицейский смотрел, как женщина приближается к патрульной машине, и тоже вышел. По его плащу стекала вода. Светлые волосы Сидней покрылись снежинками, а зимнее ненастье набирало силу.

Прежде чем полицейский успел открыть рот, Сидней протянула руку.

— Меня зовут Сидней Арчер. Мой муж, Джейсон Арчер... — Ее голос задрожал, когда поняла, что означают для нее слова, которые собиралась произнести. Она сильно прикусила губу и продолжила: — Он был на самолете. Авиакомпания предложил привезти меня сюда, но... я решила приехать сама. Не знаю почему, но я приехала.

22
{"b":"2486","o":1}