ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Полицейский уставился на нее. Его взгляд потеплел, густые усы поникли, как плакучая ива, прямые плечи опустились.

— Я вам сочувствую, миссис Арчер. Очень сочувствую. Здесь были люди... из других семей. Они оставались недолго. Из Федерального управления авиации не хотят, чтобы сейчас здесь кто-либо находился. Они вернутся завтра, чтобы поискать... поискать... — Его голос замер, он опустил глаза.

— Я приехала лишь для того, чтобы... — Ее тоже подвел голос. Она посмотрела на полицейского красными, воспаленными глазами, ее щеки впали, на лбу застыли вертикальные полосы морщин. Несмотря на высокий рост, Сидней была похожа на ребенка в пальто, ее плечи подались вперед, руки нырнули глубоко в карманы, словно она хотела исчезнуть так же, как Джейсон.

Полицейский смутился, видно было, что женщина не знает, как поступить. Он взглянул на грунтовую дорогу, затем на свои ботинки.

— Подождите минуту, миссис Арчер. — Он нырнул в патрульную машину. Затем снова показалась его голова. — Мадам, залезайте сюда, укройтесь от снега, а то простудитесь.

Сидней забралась в патрульную машину. Пахло сигаретами и пролитым кофе. Свернутый журнал «Пипл» был засунут в щель переднего сиденья. Из нагромождения электронной аппаратуры смотрел экран маленького компьютера. Полицейский опустил стекло и направил прожектор на заднюю часть «Эксплорера». Снова поднял стекло, нажал несколько клавиш на клавиатуре и посмотрел на экран. Затем на Сидней.

— Просто ввел номер вашей машины. Нужно проверить вашу личность, мадам. Дело не в том, что я не верю вам. Вы же понимаете, сюда не приезжают посреди ночи на уик-энд. Я это знаю. Но есть правила, которые необходимо соблюдать.

— Понимаю.

Экран наполнился информацией, которую полицейский внимательно изучал. С приборной доски он снял блокнот, и глазами пробежал список имен. Затем бросил на нее быстрый взгляд, на его лице снова появилось смущение.

— Вы сказали, Джейсон Арчер был вашим мужем?

Она медленно кивнула. Был? Это слово привело ее в оцепенение. Она почувствовала, что ничего не может поделать с трясущимися руками. Вена на левом виске стала судорожно пульсировать.

— Мне надо было проверить. На самолете находился еще один Арчер. Некий Бенджамин Арчер.

На мгновение у нее появилась надежда, но действительность снова вернула ее на землю. Ошибки не было. Если бы она произошла, то Джейсон позвонил бы. Он находился на том самолете. Как бы ей ни хотелось противоположного, но он там находился. Она посмотрела на далекие огни. Он был там сейчас. Все еще там.

Она откашлялась.

— У меня с собой фотографии, офицер. — Она открыла бумажник и передала ему.

Он заметил водительские права, затем перевел взгляд на фотографию Джейсона, Сидней и Эми, снятую меньше месяца назад. Он рассматривал ее несколько мгновений. Потом быстро вернул бумажник.

— Больше проверять ничего не надо, мадам Арчер. — Он посмотрел в окно. — На дороге остановились еще двое заместителей шерифа, кругом Национальная гвардия. Некоторые ребята из Вашингтона все еще там, вот почему горят огни. — Он взглянул на нее. — Я никак не могу покинуть свой пост, мадам Арчер.

Он уставился на свои руки. Она следила за его взглядом. Увидела обручальное кольцо на левой руке, палец, на котором было кольцо, опух, так что его было не снять, не содрав кожу. Глаза офицера сощурились, по щеке скатилась капля. Он неожиданно отвел взгляд, быстро поднял руку к лицу и снова опустил ее.

Затем включил зажигание и передачу. Посмотрел на Сидней.

— Мадам Арчер, не понимаю, почему вы сюда приехали, однако не советую вам здесь долго оставаться. Здесь нет... ничего хорошего, это не подходящее место. — Патрульная машина поехала, трясясь и подпрыгивая на грунтовой дороге. Офицер напряженно смотрел вперед, в сторону ослепляющих огней.

— Мадам Арчер, дьявол в аду, Бог — наверху. Дьявол распорядился этим самолетом, и теперь все те люди вместе с Богом, все до последнего. Верьте этому и не позволяйте никому убедить себя в обратном.

Сидней поймала себя на том, что утвердительно кивает, ей очень хотелось верить, что все именно так.

Пока они приближались к огням, Сидней чувствовала, как ее мысли все дальше и дальше уходят куда-то.

— Там была большая парусиновая сумка с голубыми вышитыми крест-накрест полосами. Это сумка моего мужа. На ней его инициалы. ДУА. Я ее сама купила для него несколько лет назад перед одной поездкой. — Улыбка скользнула по ее лицу, когда давние дни всплыли в памяти. — Я купила ее шутки ради. Мы немного поссорились, это была самая отвратительная сумка, какую я тогда смогла найти. Как выяснилось, она ему пришлась по вкусу.

Она вдруг подняла голову и поймала удивленный взгляд офицера.

— Я... я увидела ее по телевизору. Она даже не пострадала. Можно взглянуть на нее?

— Мне очень жаль, мадам Арчер. Все, что собрали, уже увезли. Грузовик приезжал около часу назад, чтобы забрать последний на сегодня груз.

— Вы знаете, куда его увезли?

Офицер покачал головой.

— Я ничем не мог бы помочь, даже если бы знал. Они вас туда не пустят. После расследования, надеюсь, вам вернут сумку. По всей видимости, на расследование уйдут годы. Сожалею.

Патрульная машина остановилась в нескольких футах от другого полицейского в униформе. Офицер вышел из машины, немного посовещался с коллегой, дважды указав пальцем в сторону патрульной машины. Сидней сидела в машине, не в силах оторвать глаз от огней.

Она испугалась, когда в окне машины показалась голова офицера.

— Мадам Арчер, вы можете выйти здесь.

Сидней открыла дверцу и вышла. Она бросила взгляд на второго офицера, тот нервно кивнул. В его глазах отражалась боль. Боль, по-видимому, ощущалась повсюду. Эти мужчины тоже предпочли бы находиться дома в кругу семьи. Здесь правила бал смерть. Она присутствовала везде. Казалось, она, также, как снег, цеплялась за ее одежду.

— Мадам Арчер, когда захотите уехать, скажите Билли, и он сообщит мне по радио. Я приеду и заберу вас.

Когда он садился в машину, она его окликнула.

— Как вас зовут?

Офицер оглянулся.

— Юджин, мадам. Заместитель шерифа Маккенны.

— Спасибо, Юджин.

Он кивнул и коснулся рукой своей фуражки.

— Не задерживайтесь слишком долго, мадам Арчер.

Когда он уехал. Билли повел ее в сторону огней. Он смотрел прямо вперед. Сидней не знала, что сказал Маккенна партнеру, но чувствовала, как весь он излучает горе. Строен, молод, моложе двадцати пяти лет, подумала она, а выглядит больным и нервным.

Наконец он остановился. Сидней увидела, как впереди по полю ходят люди. Ограждения и желтая полицейская лента были видны повсюду. Под искусственным дневным светом Сидней увидела полное разорение. Это место было похоже на поле боя, земле, казалось, нанесли страшную рану.

Молодой офицер дотронулся до ее руки.

— Мадам, вам следует оставаться здесь. Эти ребята из Вашингтона очень придирчивы к людям, которые появляются здесь. Они боятся, что кто-нибудь споткнется о что-нибудь и сдвинет с места. — Он глубоко вздохнул. — Везде валяются вещи, мадам. Везде! Никогда не видел ничего подобного и, надеюсь, не увижу до конца своих дней. — Он снова уставился вдаль. — Когда будете готовы, найдете меня там. — Он указал в направлении, откуда они пришли, и пошел обратно.

Кутаясь в пальто, Сидней остановилась и снова двинулась вперед. Прямо под зонтом огней находился холм земли. Она видела его в новостях много раз. Кратер от столкновения самолета с землей. Говорили: в него вошел весь самолет. И хотя она знала, что это правда, трудно было поверить в возможность такого.

Кратер от удара. Джейсон тоже покоился в нем. Эта мысль стала столь невыносимой, столь душераздирающей, что она даже не впала в истерику, а просто обессилела. Сидней зажмурила и снова открыла глаза. Крупные слезы катились по щекам, она даже не пыталась их стереть.

Она не думала, что еще когда-либо будет улыбаться.

Даже когда заставляла себя вспомнить Эми, прекрасную малышку, оставленную ей Джейсоном, ни малейшая радость не могла пробиться сквозь ее огромное горе. Она смотрела вперед, холодный ветер дул ей в лицо, развевая длинные волосы.

23
{"b":"2486","o":1}