ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кэй, как ты думаешь, почему ему надо было врать? Он не вел себя странно на работе?

Наступила длительная пауза.

— Кэй? — Сидней ерзала на ступеньках. Она почувствовала холод от кирпичей и резко встала.

— Сид, правила компании запрещают обсуждать ее дела. Я не хочу, чтобы у меня были неприятности.

— Знаю, Кэй. Я один из юристов «Трайтона», ты ведь помнишь это?

— Что ж, это немного меняет дело. — Голос Кэй внезапно пропал. Сидней не знала, повесила ли та трубку, но звук вдруг прорезался снова.

— Ты можешь позвонить мне сегодня вечером? Не хочу занимать время компании. Буду дома около восьми. У тебя же есть мой домашний телефон?

— Есть, Кэй, спасибо.

Кэй Винсент повесила трубку, не сказав ничего больше.

Джейсон редко обсуждал дела «Трайтона» с Сидней, хотя в должности юриста фирмы «Тайлер Стоун» она занималась многими вопросами этой компании. Ее муж смотрел на этические обязанности своего положения очень серьезно. Он всегда старался не ставить жену в неловкое положение. По крайней мере, до недавнего времени. Она медленно подошла к гаражу-стоянке и осмотрелась. Никого не видно. Здесь было много магазинов. При желании кто-то всегда мог в долю секунды спрятаться в одном из них. Впервые она его заметила, сидя на ступенях «Ротонды». Он стоял за одним из многочисленных деревьев вокруг лужайки. Увлекшись разговором с Кэй, она не придала ему серьезного значения, подумав, что этот парень высматривает ее по известным причинам. Он был высокий, не меньше шести футов, худощавый и одетый в темное пальто. Лицо частично скрывали солнечные очки, воротник пальто был поднят, не позволяя рассмотреть лицо. Коричневая шляпа скрывала волосы, но все же она заметила, что они светлые, скорее всего, рыжевато-светлые. В какое-то мгновение она подумала, не добавилась ли к ее многочисленным бедам мания преследования. Сейчас это ее не беспокоило. Надо было ехать домой. Завтра она заберет дочь. Она вспомнила, что мать говорила о панихиде по Джейсону Детали еще предстоит обсудить. Среди всей таинственности, окружавшей последний день жизни мужа, напоминание о панихиде вновь вернуло ее к осознанию того, что Джейсон действительно мертв. Не имеет значения, как он обманывал ее и по какой причине, его не стало. Она поехала домой.

Глава 18

По ярко-голубому небу проносились облака, холодный ветер гулял в поле, куда упал самолет. Толпы людей ходили туда-сюда, отмечая обломки красными флажками, отчего поле становилось темно-красным. Рядом с кратером стоял экскаватор, с него свисал ковш, способный вместить двоих взрослых человек. Еще один экскаватор навис над кратером, его длинный трос с ковшом исчезал в недрах этого ада. Другие тросы, прикрепленные к лебедкам с электрическим приводом, установленным на грузовиках с платформами, змеями уходили в яму. Мощная техника громыхала вовсю, шла подготовка к последним раскопкам в образовавшемся от удара кратере. Самый важный предмет — «черный ящик» — все еще не был извлечен.

За желтым ограждением разбили несколько палаток. В них складывали предметы для изучения на месте. В одной такой палатке Джордж Каплан наливал из термоса кофе в две чашки. Он бросил беглый взгляд на поле. К счастью, снег прекратился так же быстро, как и начался. Однако температура воздуха оставалась низкой, и метеорологи предвещали выпадение еще большего количества осадков. Он знал, что это плохо. Снег угрожал создать кошмарные препятствия для материально-технического обеспечения.

Каплан передал дымящуюся чашку Ли Соеру, заметившему обращенный на место катастрофы взгляд сотрудника НСБТ.

— Хорошо, что мы осмотрели топливный бак, Джордж. След едва заметен. Но лабораторные анализы указывают на проверенное средство — соляную кислоту. Испытания показали, что она прожгла бы алюминиевый сплав в течение двух-четырех часов. Еще быстрее, если кислоту нагреть. Похоже, катастрофа произошла не случайно.

Каплан громко проворчал:

— Ерунда, создается впечатление, что механик ходил кругом с кислотой и случайно смазал ею топливный бак.

— Джордж, я никогда не считал, что это случайность.

Каплан, извиняясь, поднял руку.

— Соляную кислоту можно переносить в пластиковом контейнере или даже в шприце с модифицированным наконечником, что позволяет отмерить точную дозу. Металлический детектор не сработает на пластиковый предмет. Неплохой ход. — Лицо Каплана исказилось от отвращения.

Он еще раз посмотрел на место крушения и, вздрогнув, повернулся к Соеру.

— Хорошо, что удалось столь точно установить время. Это ограничивает список потенциальных подозреваемых, которые имели доступ к самолету.

В знак согласия Соер кивнул.

— Как раз сейчас мы этим и занимаемся.

Он отпил большой глоток кофе из чашки.

— Ты в самом деле думаешь, что кто-то взорвал целый самолет, набитый пассажирами, чтобы убрать одного парня?

— Вполне может быть.

— Всемогущий Бог, не считай меня бессердечным, но если собираешься убить одного человека, почему не подкараулить его на улице и не пустить ему пулю в лоб? Зачем все это? — Он указал на кратер и поник на своем стуле, закрыл глаза и стал энергично тереть левый висок.

Соер присел на складной стул.

— Мы не знаем, было ли это именно так, однако Либерман оказался единственным пассажиром на борту, который привлек особое внимание.

— Зачем заваривать такую кашу, чтобы убить председателя Федерального фонда?

Соер кутался в пальто — холодный ветер ворвался в палатку.

— Видишь ли, финансовые рынки начало ужасно лихорадить, когда появилось известие о смерти Либермана. Индекс Доу Джонса упал почти на тысячу двести пунктов или на двадцать пять процентов от общего показателя. Всего за два дня. По сравнению с этим крах 1929 года — сущий пустяк. Рынки за океаном тоже пострадали. — Соер многозначительно смотрел на Каплана. — Подожди, пока появится сообщение о том, что самолет был взорван. Что Либермана, вероятно, убили умышленно. Кто, черт возьми, знает, что после этого начнется?

Глаза Каплана округлились.

— Боже! И все из-за одного человека?

— Как я уже говорил, кто-то убил супермена.

— Значит, у тебя масса потенциальных подозреваемых — иностранные правительства, международные террористы и все такое, так ведь?

Каплан покачал головой, думая, какое множество плохих ребят делают грязные дела на маленьком пространстве, которое все называют своей землей.

Соер пожал плечами.

— Думаю, это вряд ли сделал заурядный уличный преступник.

Оба умолкли и снова уставились на место катастрофы. Они смотрели, как трос крана изменил направление и через две минуты над ямой появился ковш с двумя мужчинами. Кран развернулся и мягко опустил ковш на землю. Мужчины выбрались из него. Соер и Каплан с растущим волнением наблюдали, как оба быстро направились к ним.

Первым подошел молодой человек, совершенно белые волосы частично скрывали его мальчишеские черты. В руке он сжимал пластиковый мешочек. Внутри него находился маленький металлический прямоугольный сильно обгоревший предмет. Тяжелой поступью подошел второй мужчина. Он был старше, его красное лицо и тяжелое дыхание говорили о том, что этот человек не часто бегал по широким хлебным полям.

— Я не мог поверить, — почти кричал молодой человек. — Правое крыло, или то, что от него осталось, находилось наверху почти нетронутым. Думаю, вся мощь взрыва пришлась на левую сторону с полным топливным баком. Похоже, нос самолета, зарывшись в землю, образовал отверстие чуть больше окружности фюзеляжа. Ударившись о края ямы, крылья смялись и прижались к фюзеляжу. Произошло настоящее чудо, смею заметить.

Каплан взял мешочек и подошел к столу.

— Где вы нашли его?

— Он прилип к внутренней части крыла, рядом с распределительным щитом подачи горючего в бак Должно быть, мешочек поместили внутри крыла с внутренней стороны правого двигателя. Не знаю, что это такое, но с полной уверенностью могу заверить вас — это посторонний предмет.

30
{"b":"2486","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Из гарема к алтарю
Холодная кровь
Никогда Никогда
Вечный. Выживший с «Ермака»
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
Хроника Убийцы Короля. День второй. Страхи мудреца. Том 1
Непристойные предложения
Воображаемые девушки
Беспокойство. Рассказы (сборник)