ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я думаю, дела с детьми у тебя гораздо лучше, чем у меня.

— Да? Что ж, Стенфорд стоит дорого. Подумай о моем предложении. Ты сможешь поправить дела. Вот мы и пришли.

Харди прошел через бесшумно открывшиеся при их приближении изящные стеклянные двери с изображением орла. Секретарша, миловидная женщина с деловыми манерами, объявила в микрофон об их приходе. Она нажала кнопку в панели на поверхности блестящей консоли из дерева и металла, похожей больше на произведение искусства, чем на стол, и рукой пригласила Харди и Соера пройти к огромной стене из лакированного черного дерева. Когда они приблизились, часть стены открылась. Соер удивленно покачал головой. Попав в «Трайтон», он делал это не раз.

Вскоре они стояли перед столом, хотя вернее было бы назвать это командным центром с рядом телевизионных мониторов и прочими электронными штучками, аккуратно встроенными в сверкающие столы и в производящие впечатление стены. Человек за столом как раз клал телефонную трубку на рычажок. Он повернулся к ним.

Харди сказал:

— Специальный агент Ли Соер из ФБР, Натан Гембл — председатель совета директоров «Трайтон Глоубал».

Соер почувствовал силу руки Гембла, пожавшей его руку. Оба обменялись принятыми в таких случаях приветствиями.

— Вы уже заполучили Арчера?

Вопрос застал Соера в тот миг, когда он садился. Задан он был тоном, каким начальник говорит с подчиненными. Этого было более чем достаточно, чтобы волосы на толстом загривке агента встали дыбом. Соер сел и перед тем, как ответить, неторопливо рассмотрел этого человека. Краем глаза он заметил тревогу на лице бывшего партнера, скованно стоявшего у двери. Соер спокойно расстегнул верхнюю пуговицу пальто, открыл записную книжку и остановил твердый взгляд на Гембле.

— Я должен задать вам несколько вопросов, мистер Гембл. Надеюсь, это не займет много времени.

— Вы не ответили на мой вопрос. — Голос председателя звучал настойчивее.

— Нет, и не собираюсь. — Взгляды обоих встретились, Гембл наконец отвел глаза и посмотрел на Харди.

— Мистер Гембл, расследование продолжается. ФБР, как правило, не комментирует...

Гембл оборвал Харди резким движением руки.

— Тогда давайте покончим с этим. Я должен успеть на самолет, вылетающий через час.

Соер не знал, кого ему за это хотелось выпороть больше — Гембла или Харди.

— Мистер Гембл, вероятно, Квентин Роу и Ричард Лукас должны присутствовать при этой беседе.

— Наверно, вам следовало подумать об этом до назначения встречи, Харди. — Гембл нажал кнопку на своей консоли. — Срочно найдите Роу и Лукаса.

Харди коснулся плеча Соера.

— Квентин возглавляет отдел, в котором работал Арчер. Лукас — глава службы внутренней безопасности.

— Тогда ты прав, Фрэнк, мне надо будет с ними поговорить.

Через несколько минут главный вход открылся, и два человека вошли в частные владения Гембла. Соер окинул их проницательным взглядом и быстро определил, кто есть кто. Мрачный вид, полный упрека взгляд, брошенный в сторону Харди, и небольшая выпуклость под левой стороной пиджака выдавали в Ричарде Лукасе главу службы безопасности «Трайтона». Соер определил, что Квентину Роу чуть больше тридцати. На лице Роу зажглась дежурная улыбка, его карие глаза были скорее мечтательны, нежели напряжены. Соер сделал вывод, что Натану Гемблу трудно было бы найти более странного коллегу. Группа в расширенном составе перешла к большому столу для заседаний, расположенному в углу огромного кабинета Гембла.

Гембл уставился на часы, затем перевел взгляд на Соера.

— У вас осталось пятьдесят минут, начиная с этого момента, Соер. Я надеялся, что вы сообщите мне нечто важное. Однако я разочарован. Почему бы вам не доказать, что я ошибаюсь?

Соер прикусил губу и напряг плечи, затем решил не поддаваться на провокацию. Он взглянул на Лукаса.

— Когда вы впервые заподозрили Арчера?

Лукас неловко заерзал на стуле. По-видимому, недавние события вселили в него чувство большого унижения.

— Первым конкретным событием была видеокассета, запечатлевшая Арчера во время обмена в Сиэтле.

— Та, которую раздобыли люди Фрэнка? — Соер уставился на Лукаса, ожидая подтверждения.

Угрюмое выражение лица Лукаса говорило красноречивее слов.

— Верно. Хотя я подозревал Арчера до того, как была снята эта сцена.

Гембл громко спросил:

— Неужели? Я не помню, чтобы вы раньше говорили о своем подозрении. Вы думаете, я вам плачу большие деньги за молчание?

Соер пристально смотрел на Лукаса. Этот парень проговорился, интересно, чем он сможет подтвердить свои слова. Долг службы требовал от Соера идти до конца:

— В чем вы его подозревали?

Лукас не мог оторвать взгляда от босса, полученный нагоняй звучал в его ушах. Лукас тупо уставился на Соера.

— Это, скорее всего, были догадки. Ничего конкретного. Мое шестое чувство. Иногда это гораздо важнее, вы понимаете, что я имею в виду?

— Понимаю.

— Он много трудился. Оставался после работы. Время, когда он подключался к компьютерам, само по себе наводило на мысли. Уверяю вас.

Гембл вздрогнул.

— Я беру на работу лишь тех, кто много работает. Восемьдесят процентов сотрудников работают по семьдесят пять — девяносто часов в неделю. И так на протяжении всего года.

— Понимаю, что вы не любите лентяев, — сказал Соер.

— Я заставляю своих людей много работать, но им хорошо платят. Каждый управляющий высшего уровня в моей компании является миллионером. Большинству из них нет и сорока. — Он кивнул в сторону Квентина Роу. — Не буду говорить, сколько он получал, когда я приобрел его фирму, но если бы ему захотелось купить где-нибудь остров, построить особняк, завести гарем или личный самолет, он мог бы все это сделать, не занимая ни цента. При этом еще осталось бы достаточно денег, чтобы его правнуки состояли в Интеллектуальной лиге и разъезжали на лимузинах. Само собой разумеется, я не ожидаю, что федеральный бюрократ поймет нюансы свободного предпринимательства. Теперь у вас осталось сорок семь минут.

Соер подумал, что больше не даст Гемблу подобного благоприятного случая.

— Факты о подделке банковского счета подтвердились? — Соер взглянул на Харди.

Его друг кивнул.

— Я свяжу вас с агентами ФБР, занимающимися этим.

Гембл взорвался, ударил кулаком по столу и свирепо посмотрел на Соера, словно тот лично выпотрошил хозяина «Трайтона».

— Двести пятьдесят миллионов долларов! — Гембл дрожал от гнева.

Неловкое молчание нарушил Соер.

— Мне известно, что Арчер позаботился о дополнительных мерах безопасности для своего кабинета.

Немного побледнев, Лукас ответил:

— Это верно.

— Мне нужно осмотреть его кабинет. Что он установил?

Все смотрели на Лукаса. Соер почти видел, как пот заблестел на ладонях шефа безопасности.

— Несколько месяцев назад он распорядился вмонтировать в дверь кабинета цифровой пульт и карточную систему входа, подключенную к сигналу тревоги.

— Это необычное или необходимое мероприятие? — спросил Соер. Ему было трудно представить, что это необходимо. Он вспомнил испытания, которые пришлось пройти, прежде чем попасть сюда.

— Мне кажется, в этом не было никакой необходимости. У нас самая безопасная фирма в отрасли. — Лукас съежился, когда после его замечания раздалось громкое хмыканье Гембла. — Однако вряд ли в этом есть что-то необычное, другие сотрудники тоже устанавливали подобные устройства.

В разговор вступил Квентин Роу:

— Возможно, мистер Соер, вам неизвестно, что все в «Трайтоне» одержимы секретностью. Каждому сотруднику здесь вбили в голову, что паранойя — это нормальное состояние, когда речь идет о защите технологии фирмы. В действительности Фрэнк приходит раз в квартал и проводит инструктаж с сотрудниками на эту тему. Если у кого-нибудь возникли проблемы с безопасностью, он мог бы обратиться к Ричарду, или другому сотруднику его штата, или к Фрэнку. Мои сотрудники знали о выдающейся карьере Фрэнка в ФБР. Уверен, что каждый, у кого возникли проблемы безопасности, не колеблясь отправился бы к любому из них. Сотрудники так поступали в прошлом, ликвидируя в зародыше ряд потенциально опасных ситуаций.

51
{"b":"2486","o":1}