ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда она дальше наткнулась на свое имя, Сидней стало плохо. Там говорилось о ее поездке в Новый Орлеан вскоре после панихиды по мужу, что, по мнению автора статьи, вызывает большие подозрения Конечно, все это было подозрительно. Каждый, включая Сидней, узрел бы в подобной поездке сомнительные мотивы. Вся ее безупречно честная жизнь была полностью уничтожена. В отчаянии она повесила трубку, не договорив с отцом. Ей еле удалось доплестись до раковины. От тошноты закружилась голова. Она пустила струю холодной воды на шею и лоб.

Спотыкаясь, она дошла до кухонного стола и начала рыдать. Ей никогда не доводилось сталкиваться с подобной безысходностью. Потом ее охватило неожиданное возбуждение. Злость. Она побежала в спальню, накинула на себя первую попавшуюся одежду и через две минуты открыла дверцу «Форда Эксплорера». «Дерьмо». Оттуда вывалилась почта, и она машинально нагнулась, чтобы собрать ее. Ее руки ловко подбирали разбросанную почту и вдруг наткнулись на пакет, адресованный Джейсону Арчеру. У нее подкосились ноги, когда она узнала почерк Джейсона. Она нащупала тонкий предмет, находившийся внутри пакета, взглянула на почтовую марку. Пакет был отправлен из Сиэтла в тот же день, когда Джейсон поехал в аэропорт. Она невольно вздрогнула. У мужа в домашнем кабинете лежало много таких почтовых пакетов. Они были специально предназначены для надежной отправки компьютерных дискет. У нее не было времени думать об этом. Она забросила почту в машину, села и рванула с места.

* * *

Через полчаса растрепанная Сидней Арчер в сопровождении Лукаса влетела в кабинет Натана Гембла. Позади них стоял удивленный Квентин Роу. Сидней подошла прямо к столу Гембла и бросила ему на колени номер «Пост».

— Надеюсь, у вас найдутся хорошие адвокаты, занимающиеся делами о клевете. — Заметив ее негодование, Лукас двинулся вперед, но Гембл жестом остановил его. Шеф «Трайтона» быстро поднял газету и глазами пробежал статью. Тогда он поднял голову. — Я этого не писал.

— Ясно, что не писали.

Гембл погасил сигарету и поднялся.

— Извините меня, но вам не кажется, что именно я должен сердиться?

— Мой муж взрывает самолеты, продает секреты, грабит вас. Наглая ложь, и вы это знаете.

Гембл вышел из-за стола и встал лицом к ней.

— Позвольте сообщить вам то, что я знаю, леди. Я потерял целую тонну денег, это факт. И ваш муж предоставил РТГ все необходимое, чтобы та похоронила мою компанию. Это тоже факт. Что я должен после этого делать, наградить вас медалью?

— Это неправда.

— Ну да, конечно! — Гембл пододвинул стул. — Садитесь!

Гембл открыл ящик стола, вытащил видеокассету и бросил ее Лукасу. Затем нажал кнопку на консоли и часть стены раздвинулась, открывая большой моноблок, объединявший телевизор и видеомагнитофон. Пока Лукас вставлял кассету, Сидней с дрожащими ногами поникла на стуле. Она посмотрела на Квентина Роу, который неподвижно застыл в углу кабинета, уставившись на нее широко раскрытыми глазами. Она нервно облизала губы и повернулась к телевизору.

Ее сердце чуть не перестало биться, когда она увидела мужа. Слыша лишь его голос после того страшного дня, она испытывала такое чувство, что он ушел навсегда. Сначала она смотрела на его плавные, такие знакомые движения. Затем взгляд упал на лицо Джейсона, и она ахнула. Никогда ей не доводилось видеть своего мужа таким нервным и напряженным. Она не особенно смотрела на то, как из рук в руки передали портфель, как улыбались мужчины, как изучали бумаги, не обратила внимание на шум пролетевшего самолета. Она не отрывала глаз от Джейсона. Ее глаза заметили время и дату, когда была снята сцена, а сердце подпрыгнуло, когда до нее дошло значение этих цифр. Пленка закончилась, и она обернулась — все в комнате уставились на нее.

— Этот обмен состоялся в здании РТГ в Сиэтле уже после того, как самолет рухнул на землю. — Гембл стоял за ее спиной. — А теперь, если вы все еще хотите подать на меня в суд за клевету, то пожалуйста. Само собой разумеется, если прогорит наша сделка с «Сайберкомом», вам будет трудно взыскать с нас деньги, — угрюмо сказал он.

Сидней встала. Гембл нагнулся через стол.

— Вот ваша газета. — Он швырнул ей газету Хотя она еле держалась на ногах, но поймала ее. Через мгновение она выбежала из комнаты.

* * *

Сидней въехала в гараж и слушала, как опускается дверь. Она вся дрожала, накатывающиеся рыдания мешали ей дышать. Она схватила газету. Когда та раскрылась, обнажив вторую часть полосы, Сидней Арчер получила еще один удар. Там было нечто, вселившее в нее безумный страх.

Фотография мужчины была старая, но она сразу узнала лицо. Теперь стало известно и его имя: Эдвард Пейдж Он уже пять лет работал местным частным детективом, а до того был офицером полиции в Нью-Йорке. Как сообщала газета, он работал в одиночку, его фирма называлась «Частные решения». Пейдж стал жертвой рокового ограбления на стоянке автомашин Национального аэропорта. Далее говорилось, что он разведен и у него остались двое детей-подростков.

Со страницы на нее смотрели знакомые глаза, и холод про бежал по ее спине. Она понимала лучше, чем кто-либо другой, если не считать убийцу Пейджа, что детектив погиб не потому, что кому-то понадобились деньги или кредитная карточка. Его убили через несколько минут после того, как он разговаривал с ней. Было бы глупо с ее стороны приписать эту смерть случайности. Она выскочила из машины и вбежала в дом.

Она вытащила сверкающий серебристый «Смит и Вессон Слим-Найн», который хранила запертым в металлической коробке в шкафу спальни, и быстро зарядила его. Пули со срезанной головкой будут высокоэффективны против любого, кто осмелится напасть. Она проверила бумаги. Разрешение на припрятанное оружие все еще было действительным. Когда она потянулась, чтобы поставить коробку на шкаф, пистолет выскользнул из ее кармана, ударился о ночной столик и приземлился на покрытый ковром пол. Слава Богу, он был на предохранителе. Подняв пистолет, она заметила, что от удара откололся уголок пластика на рукоятке, все остальное было цело. С пистолетом в руке она вернулась в гараж и забралась в «Форд».

Вдруг она застыла. Изнутри дома до нее долетел какой-то звук. Она сняла пистолет с предохранителя и взяла под прицел дверь, ведущую в дом. Свободной рукой достала ключи от машины. Один ключ задел палец и поранил его. Она нажала на пристегнутую к солнцезащитному щитку кнопку, чтобы открыть дверцу. Сердце неистово билось, пока она ждала, когда откроется проклятая медлительная дверца. Сидней не спускала глаз и с двери, ведущей в дом, ожидая, что та может распахнуться в любой момент.

Она мысленно вернулась к газетной версии смерти Эдварда Пейджа. Остались двое детей. Черты ее лица посуровели. Она не оставит свою маленькую дочь без матери. Ее рука еще крепче сжала рукоятку пистолета. Она надавила на кнопку в подлокотнике сиденья водителя, и стекло с правой стороны опустилось. Теперь ничто не помешает ей стрелять по двери, ведущей в дом. Она раньше стреляла только по целям в тире. Но она пойдет на все, чтобы убить любого, кто выйдет через эту дверь.

Она не заметила, как некий мужчина низко нагнулся, чтобы проскочить через дверь гаража, пока та открывалась. Держа в руке пистолет, он быстро подскочил к дверце автомобиля со стороны водителя. В этот момент дверь, ведущая из дома в гараж, начала открываться. Сидней сжимала свое оружие так, что на руке у нее набухли вены. Ее палец начал опускаться на курок.

— Боже мой, леди! Положите это. Немедленно! — закричал мужчина, приставив пистолет через окно к левому виску Сидней.

Сидней резко обернулась и оказалась лицом к лицу с агентом Рэем Джексоном. В это время дверь в гараж отбросили так, что она ударилась о стену. Сидней развернулась в ту сторону и увидела, как огромный Ли Соер бросился через эту дверь, размахивая пистолетом десятого калибра. Сидней рухнула на сиденье, с ее лба стекали ручьи пота.

Рэй Джексон, держа пистолет в руке, рванул дверцу «Эксплорера» и смотрел то на Сидней, то на ее пистолет, который чуть не продырявил большое отверстие в его партнере.

62
{"b":"2486","o":1}