ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Голдмана это не смутило.

— Может, перейдем к делу? — Сидней сделала попытку проскользнуть через дверь. Однако Брофи перегородил ей путь и втолкнул назад в библиотеку. Сидней смотрела на него испепеляющим взглядом. — Делаешь большие успехи. Пол. Начав с партнера в большой фирме, вламываешься, как домушник, в гостиничный номер в Новом Орлеане.

Улыбка исчезла с лица Брофи.

Сидней посмотрела на Голдмана.

— Если я сейчас закричу, меня услышат.

Голдман холодно ответил:

— Сидней, ты, наверно, забыла, что все адвокаты и юристы среднего звена уехали на ежегодную конференцию фирмы во Флориде. Они вернутся только через несколько дней. К сожалению, меня вызвали по срочному делу, и я полечу туда ранним рейсом. У Пола возникла похожая проблема. Все остальные там. — Он посмотрел на свои часы. — Так что можешь кричать сколько угодно. Тебе лучше пойти на сотрудничество с нами.

Его глаза превратились в щелки. Сидней посмотрела на обоих мужчин.

— О чем вы говорите?

— Этот разговор лучше продолжить в кабинете. — Голдман жестом указал на дверь, затем вытащил собственный револьвер маленького калибра, чтобы придать убедительность своему жесту.

* * *

Брофи открыл и закрыл дверь кабинета. Голдман передал ему пистолет и сел за стол. Он жестом пригласил Сидней сесть напротив него.

— Сидней, это действительно был захватывающий месяц для тебя. — Он снова вытащил письмо об увольнении. — Однако, боюсь, недавние эксцессы привели к тому, что фирма вынуждена прервать договор с тобой. Не удивлюсь, если наша фирма и «Трайтон Глоубал» начнут гражданский процесс против тебя. Возможно, и уголовный тоже.

Сидней сверлила Голдмана глазами.

— Вы держите меня под дулом пистолета против моей воли и говорите об уголовных действиях?

— Пол и я как партнеры этой фирмы заметили непрошеную гостью, занимающуюся Бог знает чем в библиотеке. Она угрожала нам пистолетом. Нам удалось отнять пистолет, к счастью, до того, как кто-нибудь пострадал, а потом мы задержали эту гостью до прибытия полиции.

— Полиции?

— Да, правильно. Я ведь еще не вызвал полицию, правда? Какой я рассеянный. — Голдман потянулся к телефону, поднял трубку, затем сел в кресло, не став набирать номер.

— Да, припомнил, почему я не вызвал полицию. — Его тон был подстрекательским. — Ты хочешь узнать, почему я этого не сделал? — Сидней не ответила. — Ты же адвокат, Сидней. А что, если я предложу сделку? Это тебе поможет не только сохранить свободу, но и получить экономическую выгоду, поскольку ты сейчас осталась без работы.

— Фил, «Тайлер Стоун» не единственная фирма в городе.

Голдман поморщился, услышав это сокращение своего имени.

— В твоем случае это не совсем верно. Видишь ли, для тебя не осталось больше фирм. Ни здесь, ни где-либо еще в этой стране, может быть, и во всем мире.

Лицо Сидней выдавало смятение.

— Будем разумны, Сид. — Глаза Голдмана сверкнули, когда он произнес это краткое обращение. — Твоего мужа подозревают во взрыве самолета, в результате чего погибло почти двести человек. Кроме того, ясно, что он украл деньги и секреты у клиента фирмы на сотни миллионов долларов. Очевидно, эти преступления планировались загодя.

— Я не расслышала своего имени в этом жалком сценарии.

— Ты имела доступ высокого уровня к самым важным данным, возможно, к ним даже твой муж не имел доступа.

— Это часть моей работы. Значит, здесь нет никакого преступления.

— Как любят говорить в юридических кругах, и это, кстати, записано в каноне этики, следует избегать даже намека на нарушение приличий. Думаю, ты давно уже перешагнула эту грань.

— Как? Потеряв своего мужа? Уволенная без тени доказательств моей вины? Почему бы нам немного не поговорить об исках в суде? Например, Сидней Арчер против «Тайлер Стоун» за незаконное прекращение срока договора?

Голдман посмотрел на Брофи и слегка кивнул. Сидней повернула голову в его сторону. Ее подбородок задрожал, когда она увидела, как он из кармана вытаскивает миниатюрный диктофон.

— Эта вещь придется очень кстати, Сид, — сказал Брофи. — Запись такая четкая, словно находишься в той же комнате.

Он нажал кнопку.

Послушав минуту запись разговора с мужем, Сидней резко обернулась к Голдману.

— Чего вы хотите?

— Ну, давайте подумаем. Наверно, сперва нам надо установить рыночную цену. Сколько стоит эта запись? Она доказывает, что ты солгала ФБР. Это само по себе тяжкое преступление. Затем ты оказывала содействие и подстрекала преступника. Соучастие после события преступления. Еще одно серьезное обвинение. Никто из нас не является специалистом по уголовным делам, но думаю, что картина тебе ясна. Отец сбежал, мать в тюрьме. Сколько твоей маленькой девочке? Трагедия. — Он покачал головой в притворном сочувствии.

Сидней вскочила со стула.

— Пошел ты, Голдман! Пошли вы оба к черту, — прокричала Сидней в отчаянной ярости. Затем бросилась через стол, схватила Голдмана за горло обеими руками и нанесла бы ему серьезное увечье, не приди еще раз на помощь Брофи.

Голдман, кашляя и задыхаясь, свирепо взглянул на Сидней после того, как ее оттащили от него.

— Еще дотронешься до меня, будешь гнить в тюрьме, — прошипел он.

Тяжело дыша, Сидней с яростью смотрела на него. Она отбросила руку Брофи, но не двигалась, а тот нацелился в нее из пистолета. Голдман пригладил галстук, помятую рубашку и снова заговорил самоуверенным тоном.

— Несмотря на твою грубую реакцию, я готов отнестись к тебе вполне снисходительно. Если ты поведешь себя разумно, то примешь предложение, которое я сделаю. — Он кивнул ей и взглядом пригласил сесть.

Дрожа и прерывисто дыша, Сидней наконец села.

— Хорошо. Теперь изложу ситуацию как можно короче: знаю, что ты говорила с Роджером Эджертом, который сейчас занимается сделкой с «Сайберкомом». Ты в курсе последнего предложения «Трайтона» относительно приобретения этой компании. Это я точно знаю. Пока ты еще владеешь паролем к главному компьютерному файлу по сделке. — Сидней тупо смотрела на Голдмана, а ее мысли опережали его слова. — Мне нужны как последние условия предложения, так и пароль к файлу компьютера на тот случай, если в последнюю минуту «Трайтон» задумает изменить свою позицию.

Сидней говорила медленно, осторожно, ее дыхание успокоилось.

— РТГ, должно быть, очень нужен «Сайберком», раз она оплачивает не только ваш рабочий день, что нарушает привилегии юриста, но еще и кражу чужих секретов.

Словно не слыша ее слов, Голдман продолжал говорить:

— В обмен на это мы готовы заплатить десять миллионов долларов, конечно, без налогов.

— Обеспечивая мне финансовую стабильность в то время, как я потеряла работу? И мое молчание?

— Что-то в этом роде. Ты исчезнешь в какой-нибудь хорошей маленькой стране и будешь в достатке воспитывать дочку. Сделка с «Сайберкомом» доводится до конца. «Трайтон Глоубал» продолжает существовать. «Тайлер Стоун» остается жизнеспособной компанией. Никто не пострадает. Какая этому альтернатива? Она значительно менее приятна для тебя. Однако время имеет первостепенное значение. Я хочу получить ответ через минуту. — Он уставился на часы, отсчитывая секунды.

Сидней сидела на стуле опустив плечи, напряженно перебирая немногие оставшиеся возможности. Если она согласится, то будет богатой. Если нет, то вполне может сесть в тюрьму. А что с Эми? Она думала о Джейсоне и страшных событиях последнего месяца. Всего этого с головой хватило бы на несколько жизней. Вдруг она напряглась, ощутив победоносный взгляд Голдмана, увидев издевательскую улыбку Пола Брофи позади себя.

Она знала, что предпримет.

Она примет их условия и разыграет собственную карту. Предоставит Голдману информацию, которую он требует, затем пойдет прямо к Ли Соеру и расскажет ему все, в том числе про дискету. Она будет надеяться на лучшее и разоблачит сущность Голдмана и его клиента. Она не станет богатой и окажется далеко от своей дочки, если попадет в тюрьму, но она не собиралась воспитывать Эми на деньги Голдмана, заплаченные за молчание. И что еще важнее — у нее будет чистая совесть.

79
{"b":"2486","o":1}