ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Время истекло, — объявил Голдман.

Сидней молчала.

Голдман в задумчивости покачал головой и поднял телефонную трубку. Наконец Сидней почти незаметно кивнула головой. Широко улыбнувшись, Голдман встал из-за стола.

— Отлично. Каковы условия и пароль?

Сидней повернулась к нему.

— Мое положение довольно уязвимо. Сперва деньги, затем информация. В противном случае просто можно позвонить по телефону 911.

Голдман задумался на минуту.

— Ладно. Ты говоришь, твое положение уязвимо. Однако именно по этой причине мы можем проявить гибкость. Не так ли? — Он встал и жестом указал на дверь. Сидней выглядела смущенной. — Теперь, когда мы договорились, я хочу полностью завершить сделку и отпустить тебя. Ведь потом тебя не сыщешь.

Когда Сидней встала и повернулась к двери, Брофи сунул пистолет за пояс, намеренно слегка задел ее плечом и, приблизив губы к ее уху, шепнул:

— Когда ты устроишься в своей новой жизни, тебе понадобится компания. У меня будет много свободного времени и еще больше денег. Подумай об этом.

Сидней коленом нанесла ему удар в пах, и Брофи растянулся на полу.

— Пол, уже подумала. Я пытаюсь подавить тошноту. Держись от меня подальше, если хочешь сохранить то немногое, что у тебя осталось мужского.

Сидней быстро шла по коридору, Голдман следовал за ней. Брофи наконец с трудом поднялся. Держась за свои детородные органы, он с бледным лицом поплелся за ними.

Лимузин с включенным двигателем ждал их в нижней части гаража близ ряда лифтов. Голдман придерживал дверь, пока Сидней садилась в машину. Брофи, все еще пытаясь отдышаться и согнувшись от боли, вошел последним и сел напротив Голдмана и Сидней. Затемненная стеклянная перегородка позади них была полностью поднята.

— На приготовление не уйдет много времени. Возможно, ты посчитаешь, что лучше сохранить прежнее место жительства, пока все утихнет. Затем мы отвезем тебя в другое место. Ты сможешь послать за дочерью и жить да поживать. — В голосе Голдмана звучала неподдельная радость.

Сидней деловито ответила:

— А что с «Трайтоном» и нашей фирмой? Вы же говорили, что они подадут на меня в суд?

— Думаю, это можно уладить. Зачем фирме ввязываться в такую малоприятную тяжбу? А «Трайтон» ведь ничего не сможет доказать, не так ли?

— Тогда зачем мне идти на сделку с вами?

Брофи поднял вверх миниатюрный диктофон, его лицо все еще было бледным.

— Из-за этой штуки, ты, маленькая сучка. Если только тебе не хочется провести остаток жизни в тюрьме.

Сидней хранила спокойствие.

— Мне нужна эта запись.

Голдман пожал плечами.

— Сейчас это невозможно. Может, позднее, когда все вернется в нормальное русло.

Голдман посмотрел на стеклянную перегородку.

— Паркер?

Перегородка опустилась.

— Паркер, можно ехать.

Рука, просунувшаяся через открытое пространство между передней и задней частью лимузина, держала пистолет. Выстрел пришелся в голову Брофи, и он упал на пол лимузина лицом вниз. Его кровь забрызгала весь салон, а также Сидней и Голдмана. У Голдмана отвисла челюсть, он закричал, не веря своим глазам, увидев нацеленный на себя пистолет.

— О Боже! Нет! Паркер!

Пуля угодила Голдману в лоб, окончательно прервав долгую карьеру, во время которой он играл роль преуспевающего адвоката. Выстрел отбросил его на сиденье, кровь залила лицо и заднее стекло лимузина. Затем он тяжело навалился на Сидней, которая закричала, увидев, что пистолет повернулся в ее сторону. В страхе она ногтями впилась в мягкую кожу сиденья. На мгновение увидела лицо, скрытое черной маской, затем глаза остановились на сверкающем стволе, находившемся в пяти дюймах от ее лица. Пока она ждала наступления смерти, каждая деталь пистолета отчетливо врезалась в память.

Затем дуло качнулось в направлении правой дверцы лимузина. Но когда застывшая Сидней не сдвинулась с места, рука настойчиво указала на дверь. Сидней дрожала, понимая лишь одно — она не умрет. Ей удалось оттолкнуть вялое тело Голдмана и перешагнуть через Брофи. Пока она неловко перелезала через тело адвоката, ее рука скользнула по луже крови, и она упала на него. Тут же подалась назад. Пытаясь ухватиться за что-нибудь твердое, нащупала предмет на трупе. Инстинктивно зажала его в руке. Повернувшись спиной к киллеру, незаметно засунула пистолет Брофи в карман пальто.

Когда она открывала дверь, то что-то задела спиной. Напуганная до смерти, повернулась и обнаружила свою сумочку, упавшую на тело Брофи. Затем увидела, как за перегородкой исчезла рука с компьютерной дискетой, которую прислал ей Джейсон. Непрерывно дрожа, подняла сумочку, толкнула тяжелую дверцу до конца и выкатилась из машины. Шатаясь, поднялась и изо всех сил бросилась прочь.

Находившийся в лимузине преступник заглянул через перегородку. Рядом с ним на сиденье неуклюже приткнулся Паркер с простреленным правым виском. Убийца осторожно взял мини-диктофон с сиденья, куда тот упал, и на несколько секунд включил его. Услышав голоса, кивнул сам себе, затем аккуратно отодвинул тело Брофи чуть в сторону, засунул диктофон на несколько дюймов под его тело и вернул труп в прежнее положение. Положил дискету в задний карман. Осталось последнее — осторожно собрать три гильзы от выпущенных им пуль. Затем он вышел из лимузина, убрал пистолет в сумку, которую бросил подальше от места преступления, но не так далеко, чтобы полиция не смогла ее обнаружить.

Кеннет Скейлс снял маску. Под яркими огнями пустого гаража его голубые глаза холодно светились глубоким удовлетворением. Успешно закончилась еще одна ночная смена.

Сидней снова и снова нажимала на кнопку лифта, пока наконец не открылась дверь. Она тяжело прислонилась к стенке кабины лифта. Она вся перепачкалась в крови. Кровь была на лице, на руках. Она с трудом удержалась, чтобы истошно не закричать. Ей захотелось как можно скорее избавиться от следов крови. Нетвердой рукой она нажала на кнопку восьмого этажа.

Добравшись до женского туалета и увидев свое окровавленное отражение в зеркале, она бросилась к раковине, но упала на пол, где долго лежала, издавая стоны. Ее сердце неистово билось. Наконец ей с трудом удалось подняться на ноги и кое-как смыть кровь. Она лила горячую воду на лицо, пока не прекратилась дрожь, провела пальцами по волосам, проверяя, нет ли там следов крови.

Покинув туалет, она побежала по коридору к своему кабинету и схватила плащ, который там на всякий случай хранила. Он хорошо скрыл пятна крови, которые ей не удалось смыть. Затем она взяла телефон и приготовилась набрать 911. Другой рукой сжимала пистолет. Она никак не могла избавиться от ощущения, что в любой момент смертельный ствол снова будет нацелен в ее сторону. Второй раз убийца в черной маске не отпустит ее живой. Она уже набрала две цифры. Внезапно ее рука застыла, когда перед глазами встала картина в лимузине: дуло пистолета, смотревшее ей в лицо. Затем в ее памяти всплыл этот пистолет, когда он повернулся в сторону двери. Тут она все поняла.

Рукоятка. Треснувшая рукоятка. Треснувшая, когда она уронила пистолет дома. У убийцы был ее пистолет. И оба адвоката убиты ее пистолетом.

В памяти вспыхнула еще одна картина. Диктофон с записью ее разговора с Джейсоном. Он тоже остался там, рядом с трупами. Теперь ей стало совершенно ясно, почему ее оставили в живых. Ей позволили жить, чтобы она могла гнить в тюрьме за убийство. Подобно смертельно напуганному ребенку, она забралась в дальний угол своего кабинета и бросилась на пол. Она дрожала и плакала, ее тело содрогалось от стонов, которые, казалось, никогда не прекратятся.

Глава 47

Соер все еще внимательно смотрел на фотографию Стивена Пейджа, лицо умершего человека становилось все больше и больше. Он выронил фотографию и отвернулся, опасаясь, что она полностью поглотит его.

— Я думал, что это лишь фотография одного из детей Либермана. Все снимки находились на письменном столе. Мне и в голову не пришло, что детей могло быть двое, а не трое.

80
{"b":"2486","o":1}