ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сидней прошла регистрацию в Национальном аэропорту и через несколько минут устроилась на сиденье «Боинга 737». Она не сомневалась, что самолет взлетит вовремя и меньше чем через час приземлится в нью-йоркском аэропорту Ла-Гардиа. К сожалению, поездка от аэропорта до города занимала столько же времени, сколько и сам полет, в течение которого лайнер преодолевал расстояние между столицей страны и финансовым центром мира примерно в двести тридцать миль.

В самолете свободных мест не было. Сев, она заметила, что рядом расположился пожилой мужчина, одетый в старомодный костюм-тройку в мелкую полоску. Ярко-красный галстук, завязанный большим узлом, выделялся на фоне свежей, застегнутой на все пуговицы рубашки. На коленях у него лежал потрепанный кожаный портфель. Посматривая в окно, он сжимал и разжимал тонкие руки. К мочкам ушей прилипли маленькие пучки белых волос. Ворот рубашки свободно, словно оторвавшиеся от фундамента здания стены, висел на шее. Сидней заметила капли пота на его левом виске и над верхней губой.

Самолет неуклюже вырулил на взлетную полосу. Шум щитков на крыльях, занявших нижнее положение для взлета, казалось, успокоил старика. Он повернулся к Сидней.

— Это все, к чему я прислушиваюсь, — сказал он глубоким твердым голосом, пикантно растягивая слова, будто всю жизнь провел на юге.

Сидней с любопытством взглянула на него.

— Как вы сказали?

Он указал на маленькое окошко.

— Всегда проверяю, установлены ли на крыльях эти проклятые щитки, а то эта штука не оторвется от земли. Помните тот самолет в Дее-тройте? — Он произнес так, словно Детройт состоял из двух слов. — Проклятые пилоты забыли правильно установить щитки, и на самолете погибли все, кроме той маленькой девочки.

Сидней посмотрела в окно.

— Думаю, пилоты хорошо помнят тот случай, — ответила она. Про себя она вздохнула. Меньше всего ей хотелось сидеть рядом с нервным попутчиком. Сидней вернулась к своим запискам, быстро пробегая пункты предстоящей презентации. По рядам прошли бортпроводники и заставили всех запихнуть свои вещи под кресла. Когда те вернулись с еще одной проверкой, Сидней засунула бумаги в портфель и положила его под передним креслом. Она смотрела через окно на темные неспокойные воды Потомака. Стаи чаек рассыпались над водой, издалека напоминая кружащиеся в воздухе клочья бумаги. Командир четким голосом объявил через внутреннюю связь, что следующим взлетит их самолет.

Через несколько секунд он мягко оторвался от земли. Сделав левый вираж, чтобы обойти запретную зону над Капитолием и Белым домом, самолет стал набирать крейсерскую высоту.

После того, как на высоте двадцати тысяч футов полет выровнялся, появилась тележка с напитками. Сидней взяла чашку кофе и обязательный кулек соленых орешков. Ее пожилой сосед отрицательно покачал головой, когда спросили, что он будет пить, и с тревогой продолжал смотреть в окно.

Сидней наклонилась и достала из-под кресла портфель, собираясь немного поработать. Она уселась на свое место и взяла из портфеля бумаги. Просматривая их, она заметила, что старик все еще не отрывается от окна. Его хрупкое тело напрягалось, когда самолет поднимался или опускался, очевидно, он ожидал услышать какой-нибудь необычный шум, предвещающий катастрофу. Вены на шее у него туго натянулись, руки сжали подлокотники. Обычное состояние, не так уж редко встречающееся у истеричных людей. Черты ее лица смягчились. Нелегко жить в страхе. Мысль о том, что лишь ты один испытываешь страх, осложняет все. Она протянула руку, мягко дотронулась до его локтя и улыбнулась. Он оглянулся и смущенно улыбнулся, его лицо слегка покраснело.

— Они так часто летают по этой линии, что, думаю, знают все тонкости, — сказала она тихим успокаивающим голосом.

Он снова улыбнулся и потер руки, чтобы восстановить кровообращение.

— Вы совершенно правы... мадам.

— Сидней, Сидней Арчер.

— Джордж Бэрд — так меня зовут. Рад с вами познакомиться, Сидней.

Они обменялись крепким рукопожатием.

Бэрд быстро посмотрел в окно на пушистые облака. Яркое солнце ослепляло. Он приспустил занавеску.

— Я так много летал в своей жизни, что, пожалуй, можно было и привыкнуть.

— Джордж, к самолетам трудно привыкнуть, сколько ни летай, — вежливо ответила Сидней. — Но такси, на которых нам придется добираться до города, еще опаснее.

Оба рассмеялись. Вдруг Бэрд чуть-чуть подпрыгнул, когда самолет попал в довольно большую воздушную яму, и его лицо снова стало пепельно-бледным.

— Джордж, вы часто летаете в Нью-Йорк? — Она старалась удержать его взгляд. Никакие теории о передаче мыслей на расстоянии ее раньше не беспокоили. Однако с тех пор, как появилась Эми, стали возникать признаки дурного предчувствия всякий раз, когда она садилась в самолет, поезд или даже машину. Она пристально посмотрела в глаза Бэрда — после очередной воздушной ямы старик напрягся. — Джордж, все в порядке. Это всего лишь небольшая турбулентность.

Он глубоко вздохнул и посмотрел на нее в упор.

— Я член нескольких правлений компаний, штаб-квартиры которых находятся в Нью-Йорке. Приходится летать туда дважды в год.

Сидней изучала документы и вдруг обнаружила кое-что. Лицо ее нахмурилось. На четвертой странице ошибка. Когда приедет на место, придется исправить.

Джордж Бэрд коснулся ее руки.

— Думаю, по крайней мере, сегодня все обошлось. Не на каждый же день приходятся два крушения самолетов. Ведь так?

Занятая своими делами, Сидней ответила не сразу. Наконец, она, прищурив глаза, повернулась к нему.

— Извините, что вы сказали?

Бэрд доверительно наклонился к ней и тихим голосом сказал:

— Я сегодня утром в Ричмонде сел на один из этих маленьких самолетиков. Добрался до Национального аэропорта около восьми и нечаянно услышал разговор двух пилотов. Не мог поверить своим ушам. Уверяю вас, они нервничали. И я тоже, черт побери.

На лице Сидней отразилось смятение.

— Да что вы говорите?

Бэрд наклонился еще ближе.

— Не знаю, услышали ли другие, но мой слуховой аппарат на новых батарейках безупречен. Возможно, эти ребята посчитали, что я глухой. — Он сделал трагическую паузу, озираясь по сторонам, прежде чем повернуться к Сидней. — Сегодня утром упал самолет. Все погибли. — Он посмотрел на нее, его седые густые брови шевелились, словно кошачий хвост.

На какое-то мгновение Сидней показалось, что внутри у нее все оборвалось.

— Где?

Бэрд покачал головой.

— Этого я не расслышал. Реактивный самолет, как я понял, довольно большой. По-видимому, свалился прямо с неба. Думаю, именно поэтому так нервничали эти ребята. Хуже всего, когда не знаешь причину, верно?

— Вы знаете, какой компании принадлежал самолет?

Он снова покачал головой.

— Думаю, скоро узнаем. Могу поспорить, что, когда доберемся до Нью-Йорка, катастрофу покажут по телевидению. Я уже позвонил жене из аэропорта и сказал ей, что со мной все в порядке. А жена, разумеется, даже в голову не брала, но мне не хотелось, чтобы она волновалась, когда увидит это по телевизору.

Сидней смотрела на его ярко-красный галстук. Вдруг он показался ей большой свежей раной, зияющей на шее. Скорее всего, все сказанное — правда. Она покачивала головой и сосредоточенно смотрела вперед. Потом решила срочно рассеять сомнения. Вставила кредитную карточку в отверстие переднего сидения, выхватила трубку из ниши и спустя мгновение передала сообщение на пейджер Джейсону. У нее не было номера его нового сотового телефона. Обычно она на всякий случай отключала его телефон во время полетов. Он дважды получал нагоняй от обслуживающего персонала за пользование сотовым на борту самолета. Оставалась надежда, что муж не забыл взять с собой пейджер. Она посмотрела на часы. В это время он должен находиться над Средним Западом, но пейджер, посылая сигналы на спутник, легко принимал информацию на борту самолета. Однако Джейсон не мог перезвонить ей по телефону самолета — «Боинг 737», на котором она находилась, еще не оборудовали необходимой техникой. Поэтому она передала свой рабочий номер. Сидней решила подождать минут десять и позвонить секретарше.

9
{"b":"2486","o":1}