ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тогда Пейдж был участником заговора. Артур ему был безразличен. Мне... мне Трудно поверить в это. — В голосе маленького человека звучала подавленность.

— Затем Пейдж заражается вирусом иммунодефицита и якобы кончает жизнь самоубийством.

— Якобы. Вы сомневаетесь в его смерти?

— Чарльз, я полицейский. Даже Папа Римский вызывает у меня вопросы. Пейджа нет, но его соучастник жив. Либерман становится председателем фонда, и начинается шантаж.

— Но смерть Артура?

— Помните, вы говорили, Артур почти радовался известию, что у него рак? Это говорит лишь об одном.

— О чем?

— Что он собирался послать шантажиста куда подальше и сообщить всему миру о заговоре.

Тидман нервно почесал лоб.

— Все это очень похоже на правду.

Соер понизил голос:

— Вы же никому не рассказывали то, о чем мы говорили, правда?

— Нет.

— И не говорите ничего. Будьте бдительны.

— На что вы конкретно намекаете? — В голосе Тидмана прозвучала нервозная нотка.

— Я просто самым настоятельным образом рекомендую вам быть осторожным и не говорить об этом никому, ни одному члену фонда, включая Уолтера Бернса, вашу секретаршу, помощников, жену, друзей.

— Вы хотите сказать, что мне угрожает опасность? Мне трудно в это поверить.

Голос Соера звучал мрачно:

— Уверен, Артур Либерман думал точно так же.

Чарльз Тидман сжал карандаш на своем столе так, что он сломался пополам.

— Я непременно буду строго следовать вашему совету. — До смерти напуганный Тидман повесил трубку.

Соер откинулся на спинку стула и почувствовал, что от умственного напряжения ему хочется закурить. Кто-то, несомненно, платил Стивену Пейджу. Соер считал, что знает для чего — чтобы подсидеть Либермана. Теперь его мучил вопрос: кто именно? Затем следовал самый важный вопрос: кто убил Стивена Пейджа? Несмотря на то, что улики подтверждали самоубийство, агент ФБР сейчас был уверен в обратном — Стивена Пейджа убили. Он поднял трубку.

— Рэй? Это Ли. Я хочу, чтобы ты еще раз посетил личного врача Либермана.

Глава 53

Билл Паттерсон посмотрел на часы на приборном щитке и потянулся. Они все время ехали на юг и находились в двух часах от северной окраины Белл Харбора. Рядом с ним крепко спала жена. До рынка путь оказался длиннее, чем можно было ожидать. Сидней Арчер ошиблась. Они не останавливались при въезде на Белл Харбор и успели добраться домой до шторма. Оставив багаж в дальней спальне, они решили отправиться за едой до того, как разыграется непогода. На рынке в Белл Харборе все уже распродали, и им пришлось отправиться в продовольственный магазин в Порт Виста. На обратном пути дорогу им преградил застрявший грузовик-цистерна. Пришлось провести ночь в неудобном мотеле.

Паттерсон посмотрел на заднее сиденье. Эми тоже дремала. Ее маленький ротик образовал идеальный круг. Паттерсон посмотрел на густо падавший снег и поморщился. К счастью, он не слышал последних сообщений, из которых следовало, что его дочь в бегах от закона. Ему и без этого хватало неприятностей. Волнуясь, он грыз ногти на пальцах, пока они не стали кровоточить. Он был полон желчи. Ему хотелось защитить Сидней, как он это делал, когда она была еще девочкой. Призраки и злые духи считались тогда главными врагами. Ему пришлось признать, что сегодняшние враги были гораздо опаснее. Но, по крайней мере, с ним Эми. Боже упаси, чтобы кто-то посмел тронуть его внучку. И пусть Бог хранит Сидней.

* * *

Рэй Джексон молча стоял в дверях тесного кабинета Ли. За столом сидел Соер, углубившись в чтение какой-то папки. Перед ним был горячий кофейник и недоеденный обед. Джексон не припоминал, когда напарника последний раз не было на работе. Однако давление на него нарастало как со стороны директора ФБР, так и прессы, а также Белого дома и Капитолия. Джексон скривил лицо. Черт, если им кажется, что это такое простое дело, почему бы им самим не попытаться разрешить проблему?

— Послушай, Ли?

Соер вздрогнул.

— Привет, Рэй. Кофе горячий, налей себе.

Джексон налил чашку и сел.

— Говорят, наверху недовольны темпом расследования дела.

Соер пожал плечами.

— Как всегда.

— Хочешь поговорить об этом? — Джексон сел на стул рядом с ним.

— О чем здесь говорить? Прекрасно, все хотят знать, кто взорвал самолет. И я тоже. Но я хочу знать гораздо больше. Я хочу узнать, кто использовал Джо Райкера для взрыва на самолете. Я хочу знать, кто убил Стива и Эда Пейджа. Я хочу знать, кто убрал этих трех ребят в лимузине. Я хочу знать, где сейчас Джейсон Арчер.

— А Сидней Арчер?

— Да, и Сидней Арчер. Этого я не узнаю, слушая людей, которые только и умеют что задавать вопросы. Кстати, можешь ответить на какой-нибудь из этих вопросов?

Джексон встал и закрыл дверь.

— Как заявил врач Либермана, у него не было вируса иммунодефицита.

Соер взорвался.

— Это невозможно. Он нагло лжет.

— Я так не думаю, Ли.

— Почему, черт возьми?

— Потому что он показал мне медицинскую карту Либермана. — Изумленный Соер откинулся на спинку стула. — Джексон продолжал: — Когда я его спросил, мне казалось, что он поведет себя так, как мы ожидали — ни в коем случае не покажет медицинскую карту без требования суда. Но он показал, Ли. Какой вред может причинить врачу доказательство, что его пациент не заражен этим вирусом? Либерман фанатично оберегал свое здоровье. Ежегодно проходил диспансеризацию, предпринимал всяческие профилактические меры и проверки. В ходе диспансеризации его регулярно проверяли на вирус иммунодефицита. Врач показал мне результаты с 1990 до прошлого года. Они все были отрицательными, Ли. Я сам их видел.

* * *

Сидней на мгновение прикрыла налившиеся кровью глаза, легла на постель родителей и глубоко вздохнула. Нехотя она приняла решение. Вытащила карточку из сумочки и разглядывала ее несколько минут. Ее охватило непреодолимое желание поговорить с кем-нибудь. По ряду причин она решила, что это должен быть он. Она спустилась к «Ленд Роверу» и аккуратно набрала номер.

Едва Соер успел открыть дверь в квартиру, как услышал зазвонивший телефон. Он одновременно схватил трубку и стал снимать пальто.

— Алло?

Никто не ответил, и Соер уже собирался повесить трубку. Вдруг на том конце раздался голос. Соер схватил трубку двумя руками и уронил пальто на пол. Он застыл посреди жилой комнаты.

— Сидней?

— Привет. — Голос звучал тихо, но твердо.

— Где вы? — машинально спросил Соер, но тут же пожалел об этом.

— Извините, Ли, это не урок географии.

— Хорошо, хорошо. — Соер опустился на потрепанный шезлонг. — Мне не надо знать, где вы. Но вы в безопасности?

Сидней почти рассмеялась.

— Думаю, что почти, но это лишь мое предположение. Я вооружена до зубов, если вам интересно. — Она сделала короткую паузу. — Я видела новости по телевидению.

— Я знаю, что вы их не убивали, Сидней.

— Откуда...

— Просто поверьте мне на слово.

Сидней глубоко вздохнула, перед ее взором снова пронеслась сцена той страшной ночи.

— Извините, что не сказала вам, когда звонила раньше. Я... я просто не могла.

— Сидней, расскажите мне, что случилось в ту ночь.

Сидней молчала, раздумывая, не повесить ли трубку. Соер это почувствовал.

— Сидней, я не нахожусь в гуверовском здании. Я не могу определить место, откуда вы звоните. К тому же я на вашей стороне. Можете говорить столько, сколько хотите.

— Хорошо. Вы единственный, кому я могу доверять. Что вы хотите узнать?

— Все. Только начинайте с самого начала.

За пять минут она выложила ему все о событиях той ночи.

— Вы не видели стрелявшего?

— Его лицо скрывала маска. Думаю, это тот самый негодяй, который пытался убить меня позднее. По крайней мере, надеюсь, что нет двух человек с одинаковыми глазами.

— В Нью-Йорке?

— Что?

98
{"b":"2486","o":1}