ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Предварительные работы по осуществлению проекта «города-сада» начались, и даже велась прокладка Морского канала. Можно предполагать, что если бы не Первая мировая война, «американский» город-спутник имел бы неплохие шансы появиться на месте лахтинских болот. Однако война перечеркнула все планы. С началом в 1914 г. войны прокладка канала прекратилась, а машина, прокладывавшая канал (местные жители называли ее «землечерпалкой»), так и осталась на месте. По воспоминаниям старожилов, она «ушла в землю», что было неудивительным для болотистой поверхности тех мест. Территории у озера Долгого начали застраиваться только в 1970-х гг., активное освоение этих мест идет и сегодня. План «города-сада» почти вековой давности остался своеобразным памятником своей эпохи…

В 1980-х – начале 1990-х гг. район озера Долгого стал площадкой массового жилищного строительства. По оценкам специалистов в сфере недвижимости, здесь нет «минимального» жилья: с самого начала тут строили дома лучших серий, а недостатки транспортной доступности привели к тому, что интерес к этой зоне проявляют покупатели, для которых непринципиально отсутствие метро, поскольку в семье есть автомобиль – показатель определенного уровня благосостояния.

От названия озера Долгого получил свое наименование муниципальный округ «Озеро Долгое», основанный в 1997 г. В сентябре 2008 г. был утвержден герб муниципалитета (его авторы – К.С. Башкиров, В.В. Карпунина, С.Ю. Штейнбах), представляющий собой изображение золотого лебедя на фоне поля, пересеченного серебром и червленью.

Весной 2009 г. большой земельный участок между Долгоозерной улицей, проспектом Королева и Ольховой улицей выделили для строительства церкви Архистратига Михаила и Прочих Небесных Сил (или Михайловский собор). Рядом с церковью откроют православный культурный центр, а также хлебопекарню и кондитерский цех. Михайловский собор на тысячу молящихся спроектирован в форме греческого креста, купол будет выполнен в традиционном византийском стиле. Авторство проекта принадлежит архитектурной мастерской Максима Атаянца. В планах благоустройства прихрамовой территории – разбивка Аллеи ветеранов афганской войны, поскольку именно им принадлежит инициатива возведения православного собора в Приморском районе.

Е

Еврейский квартал

Так в начале ХХ в. называли одно из мест компактного проживания петербургских евреев – в районе Торговой и Офицерской улиц (ныне – ул. Союза Печатников и Декабристов).

Как отмечает историк-этнограф Наталия Юхнева, еврейская колония стала появляться в Петербурге во времена Александра I, когда по положению 1804 г. евреям-фабрикантам и ремесленникам было разрешено приезжать на короткие сроки во внутренние губернии Российской империи. До этого никто из евреев не имел права даже на временное пребывание вне «черты оседлости». Петербургский генерал-губернатор охотно давал евреям разрешения на длительное жительство в столице, хотя это и было противозаконно.

При Николае I положение питерских евреев резко ухудшилось, но при царе-освободителе Александре II в их жизни снова наступила светлая полоса. В 1865 г. евреям-ремесленникам законодательно разрешили селиться в любом месте империи, а через два года такое же право получили отставные нижние чины. Численность еврейской колонии в Петербурге резко возросла.

По данным переписи 1869 г., из петербургских евреев 40 % составляли отставные солдаты, почти столько же было мещан и 13 % купцов. В профессиональном отношении больше половины работавших столичных мужчин-евреев – сапожники, каждый десятый – портной. 11 % были заняты в торговом деле – занимались уличной разносной торговлей, служили в банковских конторах, торговали в мелких лавочках. Постепенно доля евреев-сапожников уменьшалась, многие представители еврейской колонии стали заниматься медициной, юридической практикой, наукой, литературой и искусством.

По данным той же переписи, уже тогда можно было говорить о существовании в Петербурге «еврейского квартала»: две трети всех петербургских евреев жило в районе, прилегающем к Садовой улице между Сенным и Никольским рынками и дальше, за Театральной площадью. На несуществующем сегодня НовоАлександровском рынке, что находился на углу Садовой и Вознесенского проспекта, почти все мелкие мастерские и дешевые лавочки принадлежали евреям. В питерском «еврейском квартале» сохранялись даже некоторые черты «местечкового» быта, связанные с народными традициями и обычаями.

Любопытное описание еврейских районов столицы можно встретить в романе В.В. Крестовского «Петербургские трущобы» (надеюсь, читатель простит писателя за некоторый свойственный его словам антисемитизм).

«Близ Обухова моста и в местах у церкви Вознесенья[2], особенно на Канаве[3] и в Подьяческих, – отмечал В.В. Крестовский, – лепится население еврейское – тут вы на каждом почти шагу встречаете пронырливо-озабоченные физиономии и длиннополые пальто с камлотовыми шинелями детей Израиля».

А вот еще одна цитата из «Петербургских трущоб» В.В. Крестовского: «В Петербурге нет и не было официально „жидовского квартала“; но с тех пор как евреям дозволено селиться в столицах, они сами по себе завели нечто в этом роде. Центр еврейского населения в Петербурге представляют Подьяческие улицы, Садовая – от Кокушкина переулка до Никольского рынка – и набережные Екатерининского канала, близ Вознесенской церкви.

Затем некоторая часть этого населения уклонилась от своего главного центра и перебросилась за Фонтанку, у Обухова моста, по Обухову же проспекту[4]. Тут, в одном доме, она оселась так прочно, что самое место, в среде знающих людей, получило название „еврейского двора“, или „жидовского подворья“»…

В центре импровизированного квартала есть целые дома, сплошь заселенные одними только евреями; их легко отличить по особенному характеру грязи и запустения: снаружи в окнах – ни штор, ни занавесок, а занавешиваются они от солнца каким-нибудь камзолом или юбкой, от холоду же затыкаются бебехом, то есть подушкой или перинкой детской. На черных лестницах и во дворе под окнами вы почти всегда можете найти в изобилии рыбью шелуху, срезанную кожицу картофеля и лука, которые так и выкидываются куда ни попало»…

Постепенно количество евреев в «еврейском квартале» Петербурга уменьшалось за счет того, что шла ассимиляция, и многие евреи переставали стремиться к национальному обособлению. Как отмечает Наталия Юхнева, в 1910 г. в «еврейском квартале» проживало уже не более четверти всех петербургских евреев, но именно здесь был самый высокий процент тех, кто считал еврейский язык родным. Недаром Осип Мандельштам писал в те годы об уникальном своеобразии этих мест: «Там, на Торговых, попадаются еврейские вывески с быком и коровой, женщины с выбивающимися из-под косынки накладными волосами и семенящие в сюртуках до земли многоопытные и чадолюбивые старики»…

Егерский двор

В старом Петербурге существовало несколько «егерских дворов». Один из них появился в конце XVIII в. на Царскосельской перспективе – нынешнем Московском проспекте. По свидетельству современника, «новый егерский дом и принадлежащая оному роща находятся на левой стороне Царскосельской дороги, на полверсты от оной, на открытом поле, против Лиговского каналу. Он состоит из каменного двухэтажного дома, занимающего большой квадрат, но фасад оного к западу имеет вид, подобный полумесяцу. Сей дом может вместить весь егерский штат». Вместе с женами и детьми егерский штат составлял 727 человек.

Екатерингоф

Это была первая усадьба на Петергофской дороге, расположенная за городской чертой. Принадлежала она супруге Петра I Екатерине Алексеевне, будущей императрице Екатерине I. Усадьбу основали в 1711 г. в честь первой морской победы России в Северной войне, одержанной в этих местах 1 мая 1703 г. солдатами Преображенского и Семеновского полков во главе с бомбардирским капитаном Петром I и поручиком А.Д. Меншиковым на тридцати малых судах. Екатерингоф, подаренный Петром своей супруге, императрице Екатерине, был задуман как небольшая уютная усадьба с дворцом и регулярным садом.

вернуться

2

Вознесенская церковь находилась на углу нынешнего канала Грибоедова и Вознесенского проспекта.

вернуться

3

Имеется в виду Екатерининский канал – ныне канал Грибоедова.

вернуться

4

Имеется в виду нынешний Московский проспект.

35
{"b":"248671","o":1}