ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сэр Джаспер и я подгребли на ялике к маленькой лодочной пристани на берегу, где и причалили; затем, завернувшись в плащи по самые уши, мы углубились в запутанный лабиринт кривых узких улочек, пропитанных отвратительным зловонием.

— Клянусь собственной головой, — заметил маленький рыцарь, — воняет, как и в прежние времена! V нас однажды произошла веселенькая драка с ночной стражей на этой самой улице. Боже мой! Ведь с тех пор прошло уже пять лет! Осторожнее, Джереми: дорога плохая, смотри, не оступись!

Наконец, после длительного блуждания по темным закоулкам, сэр Джаспер остановился у двери небольшого домика и трижды постучал в нее двойным ударом. Спустя некоторое время дверь отворилась, и на пороге показался мужчина с фонарем в руке; увидев маленького рыцаря, мужчина издал приглушенный возглас удивления и сделал нам знак следовать за ним. Мы вошли, и мужчина провел нас в комнату, где в камине весело пылали дубовые поленья, а на столе красовались остатки обильного ужина с вином. При свете свечей я подробнее рассмотрел нашего хозяина — толстого лысого весельчака с маленькими блестящими глазками, которые, похоже, видели в жизни только приятную ее сторону.

— Дьявол меня побери! — произнес он, разглядывая сэра Джаспера. — Откуда ты свалился? Когда флотилия вернулась без тебя, я решил, что больше тебя не увижу и денежки переходят в мою собственность…

— И конечно, от них ничего не осталось, я полагаю, — с грустью сказал сэр Джаспер.

— Фи! Фи! — возмущенно запротестовал толстяк. — Все в целости и сохранности с того самого дня, как мы с тобой расстались! Я ведь знал твою привычку выходить сухим из воды и представлял, каково мне придется, если ты вдруг вернешься и узнаешь, что я позволил себе самовольничать. Однако кто это с тобой?

— Это, — ответил сэр Джаспер, — один из тех, кто сегодня утром проснулся «джентльменом удачи», а к вечеру стал сэром Джереми Клефаном, шотландским дворянином.

— Черт побери! — проворчал Неттерби. — Слишком большой кусок, чтобы проглотить за один раз! Но, я вижу, у вас есть что рассказать мне, так что подождите, пока я наполню стаканы, а потом буду весь в вашем распоряжении.

Наш радушный хозяин засуетился, приготавливая напитки, после чего уселся у камина, чтобы выслушать историю сэра Джаспера, и задолго до ее окончания у меня чуть живот не разболелся от смеха при виде забавной смены выражений на добродушном лице толстяка, старавшегося не упустить ни единого слова из повествования маленького рыцаря, которое тот обильно сдабривал многочисленными шуточками и остротами.

— Клянусь всем святым! — произнес ошеломленный Неттерби, когда сэр Джаспер закончил свой рассказ. — Возможно ли нечто подобное? Королева сойдет с ума от этой истории! Поистине, тот, кто побывал в дальних морях, встречал немало чудес. С этими твоими Железными Девами, акулами, змеями и сокровищами у меня самого чуть череп не треснул пополам. Либо ты повидал больше, чем многие другие, Лавдей, либо ты даже больший лгун, чем я тебя считал до сих пор!

— Тысяча благодарностей, как говорят «доны», — ответил сэр Джаспер. — Но ты лучше скажи, Уилли, как обстоят мои дела?

— Превосходно! Биверли отправился в Ирландию и умер там четыре месяца тому назад, и, честно говоря, при дворе так и не нашли достойного шута после того, как ты исчез. Ха-ха! Там до сих пор еще вспоминают твои проделки!

— Ты так же несносен, как и прежде! Но теперь скажи мне: ты слышал что-нибудь о папистском заговоре?

— Пс-ст! — зашипел Неттерби, вскакивая со стула. — Ради Бога, будь поосторожнее! Что тебе известно о нем?

— Очень немного, — ответил сэр Джаспер, — но вот мой друг, сэр Джереми, некоторое время тому назад впутался в это дело больше, чем ему хотелось бы. —

— Тогда ему лучше сидеть тихо и не высовываться, если ему дорога своя шея, потому что, между нами говоря, все уже раскрыто и Уолсингэм 59 только и ждет подходящей минуты, чтобы вытянуть заброшенную сеть целиком, не упустив ни одной рыбки. Однако, сэр, — обратился он ко мне, — какое вы имеете отношение к этому заговору?

Когда я рассказал ему о де Кьюзаке и о моих похождениях в Эдинбурге, он тихонько присвистнул про себя.

— Так-так, значит, вот с чего все началось! Однако нынешний заговор совсем свежий. Если пообещаете не. проронить никому ни слова, я расскажу вам о нем все, что знаю.

Мы дали слово, и он рассказал нам о том, что теперь давно уже стало достоянием истории, а именно о заговоре Энтони Бабингтона и тюремного священника с целью освободить Марию и убить Елизавету. Мы слушали, затаив дыхание, едва замечая, как быстро проходит время.

— Эге! — протянул сэр Джаспер. — Дело становится довольно щекотливым! Я имею в виду топор палача, который может пощекотать прелестную шейку Марии Стюарт, если она посвящена в этот заговор.

— Нет никакого сомнения в том, что она понесет наказание, — сказал Неттерби, — хотя Королева до сих пор колеблется, как с ней поступить; во всяком случае мне так кажется… Впрочем, — добавил он, с сомнением поглядывая на меня, — вы шотландец и мне, пожалуй, не следовало бы так откровенничать перед вами…

— Я дал слово, — возразил я, — но в любом случае вам не следует ничего опасаться. Я протестант и, как вам известно, решив раз и навсегда ставить на первое место благополучие своей страны, до сих пор не менял своей точки зрения, что вовсе не означает, заметьте, будто я желаю смерти королеве Мэри!

— Хорошо-хорошо; может быть, ей удастся избежать плахи, хотя я лично в этом сомневаюсь… Но вы находитесь в полной безопасности. Помнится, был какой-то шум в свое время, но все было проделано шито-крыто, и первый заговор, несомненно, сейчас уже прочно забыт

— Рад слышать это, — ответил я, — ибо мне уже хватит всяких приключений до конца моих дней!

— Могу себе представить, — рассмеялся Неттерби, вставая и дружески прощаясь с нами. — Однако смотрите, не кричите от радости прежде, чем выберетесь из леса!

— И не собираюсь, — отозвался я в ответ, и мы вдвоем с сэром Джаспером как можно скорее вернулись к реке, каждый слишком погруженный в свои думы, чтобы обратить внимание друг на друга.

Два матроса, оставшиеся сторожить лодку. немного поворчали из-за того, что мы вынудили их так долго ждать, но сэр Джаспер успокоил их, пообещав хорошо заплатить за причиненные неудобства, после чего один из матросов вручил мне небольшую записку, которую, по его словам, ему дал какой-то мальчишка, во что бы то ни стало желавший попасть на испанский барк, чьи мачты возвышались среди множества мелких судов и суденышек на реке. Оказалось, что у него имеется письмо для сэра Джереми Клефана, и, когда ему объяснили, где я нахожусь, он после недолгих колебаний оставил записку у них. Немало заинтересованный, от кого бы она могла быть, я с нетерпением ожидал, пока мы подойдем к борту «Санта-Марии», и затем, поднявшись по веревочному трапу на палубу, поспешил в кормовую каюту, где расправил записку перед собой на столе

29. О том, что я увидел в колодце во второй раз

Первый же взгляд, брошенный мною на записку, заставил меня вздрогнуть, поскольку я сразу узнал, кто написал маленький стишок, в который я с недоумением вчитывался. Исходя из полученных мною накануне сведений, было странно, что он вообще был написан, да еще адресован мне, ибо в записке стояло следующее:

Когда закат падет на мирные долины,

приди на улицу Марии Магдалины,

и той, кто дальше твой укажет путь,

послушен и непрекословен будь.

Но если совершишь ошибку снова,

то случая не будет уж другого!

«Mon Dieu! — пробормотал я, так как мысль о госпоже Марджори заставила меня вспомнить де Кьюзака и его излюбленное выражение. — Что бы это могло означать?»

В этот момент в каюту вошел сэр Джаспер, слегка прихрамывая, но насвистывая веселую песенку.

— Ну-с, сэр Джереми, — воскликнул он, — что ты думаешь о моем друге Уилли? Я же говорил тебе: он знает о делах королевства больше, чем кто-либо другой, потому что он доверенное лицо Уолсингэма и возглавляет его секретную агентуру. Но главное, он снял тяжкий груз забот с моих плеч!

вернуться

59

Уолсингэм, Фрэнсис (1532 — 1590) — государственный деятель, первый организатор процесса над Марией Стюарт.

73
{"b":"2487","o":1}