ЛитМир - Электронная Библиотека

Я не буду отнимать у читателя время, подробно перечисляя все, что произошло до прощания с родителями. Довольно будет сказать, что отец отдал меня на попечение своего старого приятеля, капитана торгового флота, который как раз направлялся в Южные моря на собственном судне «Стрела». Мать благословила меня и дала мне с собой маленькую Библию с напутствием, чтобы я читал по главе каждый день и не забывал молиться. Со слезами на глазах я пообещал так и делать.

И вскоре я взошел на борт «Стрелы» – прекрасного большого судна, державшего курс к островам Тихого океана.

Глава II

Отход. – Море. – Мои товарищи. – Кое-что о том, что мы видели на глубине. – Свирепый шторм и страшное кораблекрушение.

Ярким теплым солнечным днем наш корабль, подставив бризу[5] паруса, отправился на юг. О, как радостно билось мое сердце, когда я слышал веселые песни матросов, работавших со снастями и выбиравших якорь! Капитан покрикивал, матросы бегали, исполняя его приказания. Наш благородный корабль слегка накренился под ветром, и берег постепенно исчез из виду. Я стоял на палубе, и мне казалось, что это прекрасный сон.

Первым, что поразило меня, поскольку сильно отличалось от всего, что мне приходилось видеть во время моей короткой службы на флоте, стал якорь. Его подняли на палубу и накрепко привязали, как будто мы более уже в нем не нуждались, попрощавшись с землей навсегда.

– Эх, девочка, – крикнул широкоплечий моряк, от души хлопнув якорь по лапе, – поспи тут как следует. Целовать песок тебе еще долгонько не придется!

Так и вышло. Якорь не касался песка еще много дней, а когда это наконец случилось, этот «поцелуй» стал последним.

Мальчиков на борту было много, но моими любимцами сразу стали двое. Джек Мартин – высокий, статный, широкоплечий юноша восемнадцати лет с красивым добродушным и решительным лицом. Он был хорошо образован, умен, добр и благороден и в то же время отличался мягкими и тихими манерами. Я сразу полюбил Джека, и он ответил мне такой же любовью. Моим вторым другом стал Питеркин Гай, маленький, шустрый, забавный и шаловливый паренек лет тринадцати. Шалости его почти всегда были безобидны – в противном случае он не пользовался бы такой любовью окружающих.

– Здорово, парень! – крикнул Джек Мартин, стукнув меня по плечу, как только я вступил на корабль. – Пошли, я покажу твою койку. Мы будем жить вместе и, надеюсь, станем добрыми друзьями. Ты мне понравился.

Джек был прав. Он, я, а позже и Питеркин стали самыми лучшими и преданными друзьями, которые когда-либо ходили вместе в бурное море.

Я должен немного рассказать о первой части нашего путешествия. Ветреная погода сменялась спокойной, мы видели множество странных рыб, а однажды, к своему восторгу, я заметил целую стайку летучих рыб, выскочивших из воды чуть ли не на целый фут[6] и пролетевших по воздуху. Их преследовали дельфины, которые едят этих рыб, и одна рыбка в ужасе наткнулась на корабль, запуталась в снастях и упала на палубу. Ее крылья оказались просто длинными плавниками – и так мы узнали, что они не могут держаться в воздухе, подобно птицам, и пролетать сколько-нибудь длинные расстояния. Джек и я съели ее на ужин, она оказалась отменно вкусна.

Когда мы приблизились к мысу Горн, южной оконечности Америки, погода сделалась холодной и свирепой, и матросы принялись рассказывать истории о жестоких бурях и опасностях, которые таит этот страшный мыс.

– Мыс Горн, – заявил один из них, – самая жуткая земля, где я бывал. Мне доводилось обогнуть его уже дважды, и оба раза корабль чуть не выдувало из воды.

– Я ходил тут единожды, – сказал другой, – паруса у нас порвались, а снасти замерзли в блоках – мы едва не погибли.

– А я тут уже пятый раз! – крикнул третий. – И каждый следующий раз – все хуже, уж-ж-жасные бури.

– А я тут тоже бывал… никогда! – воскликнул Питеркин, сверкнув бесстыжими глазами. – И в тот раз меня сдуло на палубу!

Тем не менее мы обошли страшный мыс благополучно и следующие несколько недель плыли под теплым тропическим ветром по Тихому океану. Так мы продолжили наше путешествие: иногда нас весело подгонял свежий ветер, а иногда, тихо скользя по зеркально гладкой воде, мы ловили любопытных обитателей морских глубин. Хотя матросы обращали на них мало внимания, мне они казались удивительными и странными.

Наконец мы добрались до Коралловых островов в Тихом океане. И никогда не забуду своего восторга от вида на остров, мимо которого нам посчастливилось пройти, – на белоснежные берега и пышные пальмы, сияющие в солнечном свете. Как же часто нам троим хотелось высадиться на одном из островов – казалось, что там нас ждет самое настоящее счастье! Наше желание исполнилось скорее, чем мы думали.

Однажды ночью, вскоре после того как мы попали в тропики, разразился ужасный шторм. Первый порыв ветра сломал две мачты, оставив только фок-мачту[7]. Но и она была бесполезна, поскольку мы не рискнули поставить даже зарифленный парус[8]. Буря бушевала пять дней. С палубы снесло все, кроме одной лодочки. Чтобы рулевого не смыло, его приходилось привязывать к штурвалу. Мы думали, что пришла наша погибель. Капитан сказал, что понятия не имеет, где мы находимся, ведь ветер сбил нас с курса. Мы очень боялись наскочить на опасные коралловые рифы, которых так много в Тихом океане.

На рассвете шестого дня мы увидели впереди землю. Это был остров, окруженный коралловым рифом, о который разбивались яростные волны. Внутри вода была совершенно спокойной, но туда вел очень узкий проход. К нему мы и направили наш корабль. Но прежде чем мы достигли рифа, огромная волна ударила в корму[9] и сорвала руль, оставив нас на милость ветра и волн.

– Это конец, парни, – сказал капитан, – спускайте шлюпку. Не пройдет и получаса, как нас выбросит на скалы.

Команда подчинилась в мрачном молчании. Не много у нас было шансов выжить на такой лодочке в бурном море.

– Ребята, – серьезно сказал Джек Мартин мне и Питеркину, когда мы стояли на квартердеке[10], ожидая своей судьбы, – нам нужно держаться вместе. Шлюпка переполнена, и ей никогда не достичь берега. Она точно перевернется, так что я предпочел бы довериться вон тому большому веслу. Я видел в подзорную трубу, что нас несет к краю рифа, где волны переливаются через него. Если мы сумеем удержаться на весле, пока нас не перенесет через скалы, мы сможем добраться до берега. Что скажете? Вы со мной?

Мы с радостью согласились следовать за Джеком. Он внушал нам доверие, хотя по его грустному голосу я понял, что надежды у нас мало. Когда я взглянул на белые волны, бьющиеся о риф и вскипающие на скалах, я почувствовал, что от смерти меня отделяет всего лишь шаг. Сердце мое сжалось, но тут я вспомнил о матери и последних словах, которые она сказала мне: «Ральф, мой милый сын, в минуты опасности не забывай о Господе нашем Иисусе Христе. Только Он сможет спасти твои тело и душу». При этих мыслях мне стало много спокойнее.

Корабль подошел совсем близко к скалам. Команда спускала шлюпку, а капитан отдавал приказы, когда накатила огромная волна. Мы трое бросились на нос к своему веслу, и не успели мы достичь его, как волна обрушилась на палубу. Раздался страшный треск. Корабль ударило о скалу, фок-мачта переломилась у самой палубы и упала за борт, увлекая за собой шлюпку и людей. Наше весло застряло среди обломков, Джек схватил топор, чтобы освободить его, тут корабль дернулся – и он промахнулся, глубоко всадив топор в весло. Но вторая волна очистила весло от обломков. Мы ухватились за него – и в следующее мгновение оказались в открытом море. Последнее, что я увидел, – как шлюпка попала в водоворот и всех людей выбросило в воду. А потом я потерял сознание.

вернуться

5

Бриз – несильный ветер, который дует на побережье большого водоема.

вернуться

6

1 фут = 0,3 м.

вернуться

7

Фок-мачта – первая, считая от носа к корме, мачта на судне с двумя или более мачтами.

вернуться

8

Зари́фленный парус – парус, собранный для уменьшения площади в складки при помощи специальных креплений – рифов.

вернуться

9

Корма – задняя часть корпуса корабля.

вернуться

10

Квартерде́к – возвышение палубы в кормовой части судна.

2
{"b":"2488","o":1}