ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кто поймал букет невесты
Мыслящий мужчина. Что значит быть мужчиной в современном мире
На заре новой эры. Автобиография отца виртуальной реальности
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Кофе на утреннем небе
Пламя и кровь. Кровь драконов
Бронеходчики. Гремя огнем…
Магическая сделка
Фантастический Нью-Йорк: Истории из города, который никогда не спит

– Честное слово, Ральф, – сказал он, – я чуть не рассмеялся под водой.

– Я видел. И видел еще, как ты почти поймал рыбу за хвост. Она бы очень пригодилась для завтрака.

– Ну, на завтрак будет довольно и устриц, – заметил он, когда мы вышли на берег. – Эй, Питеркин! Открой-ка этих малюток, пока мы с Ральфом оденемся. Я уверен, они великолепно сочетаются с кокосовыми орехами.

Питеркин, уже одетый, взял устриц и принялся открывать их краем топора, восклицая:

– Ух ты! Ничего себе! Какие красивые!

– Вот счастье-то, – заметил Джек. – Теперь я знаю, как держать вас в руках, мастер Питеркин. Ныряешь ты не лучше кошки. Так вот, если будешь плохо себя вести, не получишь устриц на завтрак.

– Я очень рад, что мы будем завтракать, – сказал я. – Ну, держи тогда эту, – Питеркин поднес огромную устрицу прямо к моим губам. Я проглотил ее с большим удовольствием.

С утра мы легко развели огонь нашим чудесным увеличительным стеклом, зажарили устриц и съели несколько орехов. А потом долго и оживленно обсуждали планы на будущее. Что это были за планы и как мы воплотили их в жизнь, читатель скоро узнает.

Глава VI

Экскурсия к внутренней части острова, в ходе которой мы совершаем множество ценных и интересных открытий. – Чудовищный ужас. – Хлебное дерево. – Чудесная особенность некоторых фруктовых деревьев. – Следы бывших обитателей.

Сразу после завтрака мы разместили наше скромное имущество в трещине скалы в дальнем конце небольшой пещерки, которую обнаружили неподалеку от нашего лагеря. В дальнейшем, как мы надеялись, эта пещерка могла бы послужить в качестве склада. Потом мы вырезали две больших дубинки из очень твердого дерева. Одну вручили Питеркину, вторую – мне, а Джек вооружился топором. Мы предприняли эту предосторожность, поскольку собирались отправиться на вершину холма, чтобы лучше разглядеть остров. Разумеется, мы не знали, какие опасности могут подстерегать нас по пути, поэтому подготовились, как могли.

Закончив с этим и тщательно затушив огонь, мы отправились в путь и вскоре оказались перед долиной, по которой тек ручей. Тут мы повернулись к морю спиной и направились к центру острова.

Вид, открывшийся нашим глазам в долине, был великолепен. По обеим сторонам от нас земля приподнималась, образуя два гребня, разделенные примерно милей. Оба гребня – покрытые, как и долина между ними, самыми роскошными деревьями и кустами – тянулись примерно на две мили, а потом сходились у подножия небольшой горы. Эта гора также полностью поросла деревьями, за исключением одного участка слева, поверхность которого была голой и каменистой. Что скрывается за горой, мы увидеть не могли, поэтому отправились к ней по берегу ручья, намереваясь забраться наверх, если это будет возможно – в чем, впрочем, мы совершенно не сомневались.

Джек, как самый умный и храбрый, шел впереди, с топором на плече. Вторым следовал Питеркин с огромной дубинкой – он заявил, что хочет иметь возможность защитить меня от любой угрозы. Я был последним, и меня куда сильнее занимали все те восхитительные вещи, которые я видел вокруг, чем мысли о возможной опасности. Я поступил очень глупо, не взяв с собой дубинку. Хотя, как я уже упомянул, кусты и деревья были очень пышными и яркими, они росли не столь густо, чтобы мешать нашему передвижению.

Мы легко следовали руслу ручья, но обильная листва закрывала дальние виды. Иногда кто-то из нас забирался на камень повыше и смотрел, насколько мы продвинулись на пути к холму, заодно наслаждаясь романтическими пейзажами. Я был поражен густотой подлеска и обнаружил множество ягод и трав, похожих на те, что росли на родине. Особенно я отметил высокий изящный папоротник, испускавший приятнейший аромат. Росли здесь и цветы, но совсем не так много, как я ожидал увидеть в этом климате. Замечали мы и множество крошечных птичек с ярким оперением и попугаев, похожих на того, который так грубо разбудил Питеркина поутру.

Так мы шли к холму, не замечая ничего тревожащего, за исключением одного случая, когда, уже близко к цели нашего путешествия, путь нам закрыли широкие листья банановых пальм, которые здесь росли в изобилии. Джек собрался было проложить путь через эту чащу, но мы в испуге замерли, услышав странный шум или даже разговоры, не похожие на то, что мы слышали здесь ранее.

– Эй, – крикнул Питеркин, останавливаясь и берясь за дубинку обеими руками, – кто здесь?

Никто не ответил. Джек переложил топор в правую руку, а левой раздвинул широкие листья и посмотрел вперед.

– Ничего не вижу, – сказал он, – должно быть…

И снова послышался тот же шум, на этот раз громче, и мы отшатнулись назад и приготовились защищаться. Я, забыв дубинку и не позаботившись вырезать новую, застегнул куртку, сжал кулаки и встал в боксерскую стойку. Должен признаться, что мне было изрядно не по себе. Товарищи мои после рассказали, что немедленно вспомнили все, что когда-либо слышали и читали о диких животных и туземцах, которые могут посадить человека на кол или зажарить живьем. Звук раздался еще раз, с десятикратной силой. Потом послышался жуткий треск в кустах, как будто огромный зверь ломился в нашу сторону. А еще через мгновение огромный камень прокатился по кустам в облаке пыли и других камней, поменьше, и пролетел совсем рядом с нами, ломая кусты и молодые деревца.

– Ого! Это все? – воскликнул Питеркин, утирая пот со лба. – Я-то думал, что все звери и дикари с этих остров несутся, чтобы стереть нас с лица земли, а это всего-то камешек упал!

– Однако, – заметил Джек, – если бы он задел кого-то из нас, ты бы так не говорил.

Он был прав, и я от души поблагодарил Господа за наше спасение. Внимательнее изучив местность, мы обнаружили, что стоим у подножия обрыва, с которого время от времени скатываются камни разных размеров. Разумеется, они и послужили причиной напугавших нас звуков.

Мы снова двинулись вперед, решив в дальнейшем избегать этого опасного места.

Вскоре мы дошли до подножия холма и приготовились лезть наверх. И тут Джек сделал открытие, доставившее нам очень много радости. Мы увидели дерево необычайной красоты, и он уверенно объявил, что это знаменитое хлебное дерево.

– Знаменитое? – переспросил Питеркин с выражением крайней наивности.

– Да.

– А почему тогда я о нем не слышал?

– Значит, оно не такое знаменитое, как я думал, – парировал Джек и надвинул Питеркину шляпу на глаза, – но вот теперь тебе придется о нем услышать.

Питеркин поправил шляпу и вскоре слушал рассказ Джека с таким же интересом, что и я. Джек говорил, что это одно из самых ценных деревьев на островах, что оно приносит два или даже три урожая в год, а его плоды очень похожи на белый хлеб и составляют основную часть рациона многих островитян.

– Итак, – решил Питеркин, – на этом прекрасном острове все само падает в руки. Лимонад уже разлит в орехи, а хлеб растет прямо на дереве.

Он, как всегда, шутил, но при этом сказал чистую правду.

– Кроме того, – продолжил Джек, – это дерево выделяет особую смолу, которой дикари обмазывают свои лодки, из коры молодых побегов делают одежду, а из древесины, прочной и красивой, строят дома. Сами видите, парни, материала нам тут на все хватит, нужно только суметь его использовать.

– А ты уверен, что это оно? – спросил Питеркин.

– Совершенно уверен. Когда я читал об этом, то очень заинтересовался и помню описание дословно. К сожалению, я забыл описание многих других деревьев, которые мы наверняка видели сегодня, но не узнали. Так что, Питеркин, я знаю далеко не все.

– Ничего, – покровительственно сказал Питеркин, похлопывая нашего высокого друга по плечу, – для своего возраста ты очень развитый малый. Очень умный юноша, сэр, многообещающий. Но если ты продолжишь в том же духе…

Конца речи мы не услышали, поскольку Джек неожиданно подхватил Питеркина на руки и швырнул в кусты, где тот и лежал, греясь на солнце, пока мы с Джеком изучали хлебное дерево.

7
{"b":"2488","o":1}