ЛитМир - Электронная Библиотека

Тётя Катя

– Доктор, вы в меня воткнули
вместо градусника ось.
Вы нас доктор обманули.

Доктор Матрёна

– Я вас вылечу авось.

Тётя Катя

– Вы мне доктор надоели
уходите в тёмный бор.

Доктор Матрёна

– Вы сегодня каку ели?

Тётя Катя

– И не буду с этих пор.

Доктор Матрёна

– Я ударю вас лопатой.

Тётя Катя

– Уходите поскорей.

Доктор Матрёна

– Я ударю вас лопатой.

Тётя Катя

– Уходите поскорей.
Доктор славная Матрёна
вышел в двери шестипал
бросил скучные знамена
руки в землю закопал.
Проходил крестьянин Фома
влез потом на длинный храм
посмотрел в саду солома
бедный доктор попалам
6 июня <1929>

Измерение вещей

Ляполянов —

За вами есть один грешок
вы под пол прячите вершок
его лелеите как цветок
в случае опасности дуете в свисток.

Друзья —

Нам вершок дороже глаза
наша мера он отсчёта
он в пространстве наша база,
мы бойцы прямых фигур.
К мерам житкости сыпучей
прилогаем эталон
сыпим слёз на землю кучи,
измеряем лоб соседа,
(он-же служит нам тетёркой)
рассматривая форму следа
меру трогаем всей пятёркой.
Любопытствуя больного
тела жар – температуру,
мы вершок ему приносим
из бульёна варим куру.

Ляполянов —

Но физики счетают вершок
устаревшей мерой.
Значительно удобней
измерять предметы саблей.
Хорошо так-же измерять шагами.

Профессор Гуриндурин —

Вы не правы Ляполянов.
Я сам представитель науки
и знаю лучше тебя положение дел.
Шагами измеряют пашни,
а саблей тело человеческое,
но вещи измеряют вилкой.

Друзья —

Мы дети в науке
но любим вершок.

Ляполянов —

Смерть отсталым измереньям!
Смерть науки сторожилам!
Ветер круглым островам!
Дюжий метр пополам!

Плотник —

Ну нет,
простите.
Я знаю косую сажень
и на все ваши выдумки мне плевать!
Плевать, говорю, на вашу тётю науку.
Потому как сажень
есть косая инструмент,
и способна прилогаться
где угодно хорошо;
при постройке, скажем, дома
сажень веса кирпечей
штукатурка, да салома,
да тяжёлый молоток.

Профессор Гуриндурин —

Вот мы
глядя в потолок
рассуждаем над масштабом
разных планов естества
переходящего из энергии
в основную материю,
под которой разумеем
даже газ.

Друзья

Наша мера нами скрыта.
Нам вершок дороже глаз.

Ляполянов —

В самых маленьких частичках
в элементах,
в ангелочках,
в центре тел,
в летящих ядрах,
в натяженьи,
в оболочках,
в ямах душевной скуки,
в пузырях логической науки
измеряются предметы
клином, клювом и клыком.

Профессор Гуриндурин —

Вы не правы Ляполянов.
Где-же вы слыхали бредни
чтобы стул измерить клином,
чтобы стол измерить клювом,
чтобы ключ измерить лирой,
чтобы дом запутать клятвой.
Мы несём в науке метр,
Вы несёте только саблю.

Ляполянов —

Я теперь счетаю так:
меры нет.
Вместо меры наши мысли
заключённые в предмет.
Все предметы оживают
бытиё собой украшают.

Друзья —

О,
мы поняли!
но все-же
оставляем Вершок.

Ляполянов —

Вы костецы.

Профессор Гуриндурин —

Неучи и глупцы.

Плотник —

Я порываю с вами дружбу.

всё.

Д. Хармс
17—21 октября 1929 года

«Тюльпанов среди хореев»

Так сказал Тюльпанов камню
камень дуло курам кум
имя камня я не помню
дутый камень девы дум
в клетку плещет воздух лютень
глупо длится долгий плен
выход в поле виден мутен
розы вьются в дурь колен
в сад его нога ладоня
русых палец пух лица
дикий памятник уроня
в битву трубы бухаться
лампа громко свет бросала
в пол опутан свет летел
там доска с гвоздём плясала
доску вальсом гвоздь вертел
доску вальсом гвоздь вертел.
а в стену бил рукой Тюльпанов
звал напрасно центр сил
рас над камнем сад тюлпанов
дождик светлый моросил.
4
{"b":"248818","o":1}